25.05.2015 | «Профиль»

«Развитие бизнеса в России тормозит коррупционная дубинка»

Известный финансист Евгений Двоскин рассказал журналу «Профиль», почему русских преследуют на Западе, с чем связаны претензии к нему со стороны правоохранительных органов США, о своей борьбе с коррупцией и причинах нелюбви к нему СМИ

– Сейчас непростое время для экономики. С какими проблемами столкнулся банковский сектор в связи с кризисом и международными санкциями? Как в банках, кредитующих малый и средний бизнес, оценивают влияние кризиса?

– На сегодняшний день ситуация на рынке сильно изменилась. Можно сказать, мир вдруг проснулся, не понимая, что оказался в другом финансовом и в другом политическом пространстве. Все изменилось, поэтому нужно просто приспосабливаться к тем условиям, в которых мы оказались.

Что касается банковского кризиса, он, как и любой другой кризис, способствует некоей мобилизации. Нужно понимать, что мы не единственные, кого затронули эти трудности, и только консолидация усилий, понимание и совместные дружественные отношения могут помочь всем нам выйти из той непростой ситуации, в которой сейчас находится мировая экономика. Необходимо уделять больше внимания отраслям производства, имеющим большой потенциал развития, малому и среднему бизнесу, сельскому хозяйству, строительству, производству и т. д. Все прекрасно понимают, что в странах с развитой экономикой конкуренция среди малого и среднего предпринимательства настолько велика, что выжить начинающему бизнесу крайне сложно.

Сегодня бизнес начинается с идеи и возможности воплотить ее, в частности, с кредитования, субсидирования, налоговых послаблений, а это, как показывает практика во всем мире, не что иное, как активное участие правительства страны в развитии предпринимательства.

– Какую стратегию вы считаете наиболее успешной для бизнеса, в том числе в условиях кризиса?

– Я убежден, что нельзя начинать новый проект, отталкиваясь только от непомерных амбиций, минутного желания или эмоций, необходим четкий расчет. В сегодняшних непростых условиях шанс выжить имеют только те компании, которые очень внимательно подходят к своему проектному финансированию и оценивают потенциал проекта с перспективой окупаемости не на год-два, а на гораздо более длительный период. Нужно заранее понимать и принимать тот факт, что срочная окупаемость уже невозможна, объективные сроки составляют 5–7 лет.

– Вы работали в разных странах. В чем отличие практики ведения дел российским бизнесменом в России и на Западе? Действительно ли сейчас российские бизнесмены ощущают повышенный интерес к себе со стороны надзорных и правоохранительных органов стран Европы и США?

– Я достаточно долго жил и работал за границей и твердо убежден в одном: россияне могут быть интересны всем странам без исключения до тех пор, пока они зарабатывают деньги в своей стране, а тратят их в стране проживания. В этом случае у наших соотечественников все получается складно. Они интересны правительству, интересны экономике той страны, где находятся. Однако как только кто-то из наших начинает добиваться значительных результатов, ему сразу приписывают мифическое участие в организованной преступности или нечто подобное. Успешные люди, которые привыкли всю жизнь работать, что-то создавать, добиваться поставленных целей, расцениваются как мошенники или недобросовестные бизнесмены. Есть масса примеров, когда талантливые, заслуженные деятели культуры и искусства, публичные люди, а также известные политики преследуются иностранными государствами совершенно необоснованно. Взять хотя бы Иосифа Давыдовича Кобзона, Григория Лепса, которых включили в «черный список» за предполагаемую связь с международной преступной организацией и приписали к постсоветской мафии. Почему так происходит? Ведь они выступают с концертами и доставляют только радость и положительные эмоции людям! И в отношении политических деятелей России происходит то же самое. Это неприемлемо, когда кого-то голословно обвиняют в каких-то преступлениях, тем самым превращая жизнь самого человека и его близких в настоящий кошмар.

Почему мы допускаем такую дискриминацию? Давайте представим себе ситуацию, в которой наше правительство начнет преследование и возбудит уголовное дело против английских, американских, немецких или канадских депутатов. Россия в отношении граждан иностранных государств никогда себе такого не позволяет. Есть законодательство, есть определенные порядки, которыми должны руководствоваться органы власти любой страны, и все обвинения должны основываться на достоверных фактах. В конце концов, есть элементарная этика.

– Некоторое время назад в СМИ появлялась информация, что у правоохранительных органов США были претензии и к вам. Правда ли это? Если да, то не могли бы вы рассказать, чем завершилась эта история?

– Что касается претензий правоохранительных органов США и публикаций на эту тему в прессе, то сложности действительно были. Очень трудно находиться в ситуации, в которой к человеку заведомо предвзятое отношение со стороны властей. К сожалению, США – страна, где существуют двойные стандарты. С одной стороны, власти Соединенных Штатов активно настаивают на соблюдении всех прав человека, даже когда это не касается ни их страны, ни их граждан, тем самым навязывая мнение иностранным государствам и вмешиваясь во внутреннюю политику других стран. С другой – они зачастую позволяют себе отступить от этих самых принципов.

Мне были предъявлены мифические обвинения в неуплате налогов и манипуляциях с ценными бумагами. Это не соответствовало действительности. На самом деле ситуация была следующая. В свое время я являлся клиентом одной брокерской фирмы, которая занималась продажей ценных бумаг, и, как мне стало известно позже, занималась этим недобросовестно. Тогда, ни о чем не догадываясь, я приобрел акции неких компаний по рекомендации той самой фирмы. Впоследствии эти акции были перепроданы брокерами незаконными методами с целью получения максимальной прибыли для фирмы. Именно в этих махинациях меня и обвинили. Мне не было известно о манипуляциях фирмы, я не был ни участником, проводившим эти операции, ни владельцем компании, я являлся только клиентом и не мог даже предположить, что подобные нелегальные манипуляции имели место в фирме, через которую я инвестировал деньги.

Я уехал из США в 2001 году, не убежал, как утверждали американский Государственный департамент и пресса, а покинул страну по собственной воле. Причина была совершенно банальной: у моей супруги как раз в 2001 году заканчивался вид на жительство в США, и в связи с тем, что у нее появились сложности с его продлением, нами было принято решение покинуть эту страну, подписав согласие о лишении права на въезд на территорию Штатов в течение 10 лет. Позднее, по истечении только трех лет, в 2004 году, было возбуждено уголовное дело против той самой брокерской фирмы и ее недобросовестных брокеров, которые занимались продажей ценных бумаг. И только лишь в 2007-м началось судебное слушание уголовного дела. Учитывая, что к тому моменту я не жил в стране уже 6 лет (меня не было на территории США с 2001 года), я был не в курсе начавшегося судебного процесса. У меня не было возможности ни получить повестку, ни объясниться, ответив на необходимые вопросы правоохранительным органам США, и, соответственно, я не имел возможности присутствовать на судебном слушании. По этой причине я был объявлен в федеральный розыск без суда и следствия, а СМИ начали активно распространять непроверенные сведения. В дальнейшем брокеры той фирмы были осуждены, и максимальный срок, который получил один из них, составил всего лишь 18 месяцев лишения свободы.

Мне непонятно одно: на протяжении столь долгого времени я числюсь в розыске по делу, виновники которого получили такой минимальный срок. Из этой ситуации раздули невероятную историю, как будто я какой-то криминальный авторитет, сбежавший из страны. И в чем в итоге заключалась моя вина? В том, что я покинул территорию США? И только?

Вообще политика зарубежных стран достаточно субъективна, особенно по отношению к гражданам РФ. Как я уже упоминал ранее, их отношение к россиянам, имеющим бизнес и постоянно проживающим на территории той или иной страны, зависит от того, насколько успешен человек. Этому есть множество наглядных примеров. Все страны устраивало, что средства, заработанные в РФ, выводились в офшоры, их размещали в тех или иных иностранных банках, на них покупалась недвижимость. Никто не интересовался, каким образом были заработаны эти деньги, платились ли с них налоги. Сегодня, естественно, чувствуется давление со стороны властей Европейского cоюза, Америки, Канады. Правительства иностранных государств понимают, что если начнется отток средств из банков, находящихся на их территории, и эти капиталы начнут возвращаться в Россию благодаря амнистии, которую готовит правительство нашей страны, то это негативно отразится на их собственных экономиках. Наглядный пример – Кипр, где находились основные средства наших олигархов. Именно поэтому Запад ищет любую возможность предотвратить отток ликвидности. Практика показала, насколько уязвимы все в кризисное время.

– В российской прессе ваше имя тоже часто связывают с различными уголовными делами, касающимися финансовых нарушений. В частности, упоминалось, что вы имели отношение к делам, в которых фигурировали несколько десятков банков (например, Бинбанк, Европейский расчетный банк, Инвесткомбанк, «Родник», АКА Банк, «Фалькон», «Рубин», «Антарес» и др.). Что, на ваш взгляд, послужило поводом для появления подобной информации?

– К вышеперечисленным банкам я никогда не имел никакого отношения. Вся эта информация была сфабрикована коррумпированными экс-сотрудниками правоохранительных органов, которые впоследствии были задержаны. На протяжении долгого времени эти люди пытались вымогать у меня деньги.

Ситуация с задержанием в Монако и повышенным интересом ко мне американских правоохранительных органов была связана именно с тем, что в свое время я проходил свидетелем по уголовному делу, связанному с вышеупомянутыми экс-сотрудниками органов, и находился под госзащитой. Ну а поскольку, естественно, обвиняемые не были заинтересованы в том, чтобы я находился в стране и сотрудничал со следствием в качестве свидетеля, мне всяческими путями пытались создать проблемы, лишь бы только я покинул территорию РФ добровольно или был задержан и экстрадирован в Америку принудительно. Более того, у меня есть официальные доказательства, что адвокат, защищавший одного из бывших сотрудников органов (его впоследствии осудили), ездил в Америку и общался там с людьми на уровне Госдепартамента. Именно он являлся инициатором того, чтобы был выписан международный ордер на мое задержание, и активизировал дальнейшее преследование меня со стороны Госдепа США.

Кстати, где это видано, чтобы сотрудники правоохранительных органов могли позволить себе нанять адвоката, минимальная такса которого за ведение дела составляет порядка ста тысяч долларов. О чем тогда говорить, где искать правду, справедливость?

Поэтому, если проследить хронологию вышеупомянутых событий, можно убедиться в том, что претензии ко мне со стороны правительства США начались как раз после того, как в прессе стали публиковаться результаты расследования уголовного дела, связанного с коррупцией в право-охранительных органах.

– В августе прошлого года в офисе Генбанка провели обыск сотрудники ФСБ. С чем это было связано? Какие претензии были у правоохранительных органов к банку и к вам лично?

– Этот обыск был связан с тем, что под подозрение в осуществлении сомнительных операций попал ряд компаний, которые якобы имели счета в Генбанке и некоторых других финансовых учреждениях. В поле зрения правоохранительных органов попали сразу несколько банков, в которых был проведен обыск.

Сергей Авдуевский / "Профиль"
Сергей Авдуевский / "Профиль"

По результатам проверки было выявлено, что компании, которые входили в список, никогда не были клиентами и не имели открытых счетов в Генбанке. После чего все следственные действия в банке были приостановлены. Ни ко мне лично, ни к банку никаких претензий у правоохранительных органов не было и на сегодняшний день нет.

– Вы известны как человек, который неоднократно заявлял о разоблачении коррумпированных сотрудников МВД. В частности, вы упоминались в связи с делами Носенко, Целякова, Шаркевича и адвоката Бурчука. Что вы можете рассказать про эти дела?

– Именно потому, что у нас в стране существует «дубинка» в виде коррупционного давления на предпринимателей, процесс развития экономики сильно тормозится. Очень тяжело бороться с коррумпированными сотрудниками. Я ни в коем случае не хочу сказать, что вся система такая, просто, когда ты попадаешь в пространство коррупционеров, тебя из него уже не выпускают, и ты там находишься до тех пор, пока интересен той или иной структуре. Предвзятое отношение к финансовым учреждениям, предвзятое отношение к личности. На сегодня ситуация такова, что можно взять совершенно любого невиновного человека и сделать из него мошенника или педофила или еще кого-то, лишь растиражировав эту информацию в СМИ в своих корыстных целях.

Я никогда не был осужден, не проходил подозреваемым ни по одному делу на территории РФ. Да, я проходил свидетелем по нескольким уголовным делам, но по законодательству РФ единственная организация, которая может признать человека виновным в том или ином преступлении, – это суд, а в отношении меня нет ни одного постановления суда, которое говорит о том, что я был осужден или являлся подозреваемым. Тогда спрашивается: на каком основании наши СМИ бесконечно публикуют и транслируют информацию о моем якобы криминальном прошлом? Ответ очевиден – это кому-то выгодно.

Взять последние статьи по поводу моего вхождения в состав акционеров Генбанка, где строились предположения, что рано или поздно этот банк будет заниматься осуществлением сомнительных операций. Очевидно, что это заказные публикации, которые были инициированы определенными лицами, преследующими личные корыстные интересы. До Генбанка я никогда не был акционером финансового учреждения на территории РФ и не работал в качестве управляющего банком. Все прекрасно понимают: чтобы проводить сомнительные операции, вовсе не обязательно становиться акционером банка. Более того, не нужно впутывать в это свою супругу, мать своих детей, назначив ее председателем совета директоров. Ведь за незаконные действия, если они будут происходить в банке, придется нести не только субсидиарную ответственность всем своим имуществом, но и уголовную тоже. Я же пошел на этот шаг, чтобы, наоборот, никто не мог воспользоваться ситуацией и сказать, что я кулуарно управляю банком. Я обратил внимание на то, что банк – с профессиональным замечательным коллективом с огромным потенциалом, и у меня появилась своя стратегия развития этой организации.

На сегодня, если вы посмотрите, то увидите, что она находится совсем на другом уровне, чем полтора года назад. И как ни печально, но именно высокие результаты работы коллектива, личные достижения, успешность являются основной причиной распространения недостоверной и агрессивной информации в СМИ. Людям сложно признать факт того, что у кого-то получилось лучше. Соответственно, следует единственная реакция – его надо обвинить во всех смертных грехах, загнобить. Именно поэтому сейчас поднята такая шумиха в прессе.

На сегодняшний день к банку нет претензий ни со стороны правоохранительных служб, ни со стороны ЦБ, ни со стороны других курирующих органов. А это ли не главный показатель того, что у нас все в порядке?

– Как изменилась, на ваш взгляд, ситуация с коррупцией в правоохранительных органах в России за последние годы?

– В каждой системе есть разные люди, и хорошие, и плохие, и правильные, и неправильные. Конечно, есть и такие, которые, вместо того чтобы заниматься своим делом и добросовестно выполнять свою работу, считают чужие деньги и ищут возможности легкого заработка вне зависимости от того, насколько он законный.

Что касается изменений в право-охранительных органах, могу сказать, что сегодня чувствуются реформы, которые провели почти все силовые и надзорные министерства, чувствуется порядок, который начинает работать.

На мой взгляд, даже в кризисной обстановке, в которой мы находимся, при желании можно добиться любых результатов, главное – поставить цель и приложить максимум усилий.

24СМИ