12.12.2014 | Дмитрий Диков

Экономические тренды недели с 8 по 12 декабря

Евросоюз ищет турецкой дружбы, Центральный банк колдует над рублем, а «Мечел» получает хорошие новости

Глава ЦБ Эльвира Набиуллина уверена, что курс рубля должен быть выше нынешних значений даже при цене на нефть в $60 за баррель Фото: РИА Новости / Сергей Гунеев

Когда-нибудь он подорожает

Центральный банк снова поднял ключевую ставку — сразу на 100 базовых пунктов до 10,5%. Собственно другого выхода недавний саммит ОПЕК, обрушивший нефтяные котировки, а следом за ними и рубль, ему не оставил. Национальная валюта, впрочем, на очередной раунд ужесточения денежно-кредитной политики отреагировала не так, как пишут в учебниках: на понедельник, 15 декабря, официальная стоимость бивалютной корзины установлена ЦБ на уровне 63 рубля, хотя еще в прошлый четверг стоила 61 рубль. Тем не менее в Банке России сохраняют оптимизм и полагают, что укрепление рубля когда-нибудь да состоится. Во всяком случае глава ЦБ Эльвира Набиуллина уверена, что курс рубля должен быть выше нынешних значений даже при цене на нефть в 60 долларов за баррель (сейчас баррель Urals торгуется на уровне 63–64 доллара). С этим утверждением трудно поспорить, учитывая хотя бы тот факт, что недавнее нововведение ЦБ — аукционы валютного репо — так в полной мере и не заработали: банки, несмотря на заявления об острой нехватке валюты, занимают ее у ЦБ крайне неохотно. Саму величину «перелета» равновесного значения национальной валюты в ЦБ оценивают в 10–20%, то есть по законам экономики доллар сегодня вполне мог бы стоить 45–50 рублей, не выше. Мешает следовать этим законам, по всей видимости, в немалой степени спекулятивный фактор. Так, из 45-процентного ослабления рубля в этом году 8–10% в ЦБ списывают именно на спекуляции. 

Что следует ожидать в этих условиях от Центрального банка? Во-первых, он может — и, судя по всему, будет — продолжать валютные интервенции, поддерживая рубль за счет золотовалютных резервов. Так, в следующем году регулятор обещает предложить рынку 70–85 млрд долларов. Во-вторых, может — и опять-таки скорее всего будет — вводить некие неявные ограничения на движение капитала. Об этом говорил в своем послании Федеральному собранию Владимир Путин, предлагая регулятору обратить внимание на крупных валютных спекулянтов. Это явно следует из появившихся недавно сообщений о том, что ЦБ ведет переговоры с крупными экспортерами на тему обязательной продажи валютной выручки.

Конечная же цель повышения ставки ЦБ — подавление инфляции. Получается пока что не слишком успешно: многие аналитики полагают, что к концу первого квартала 2015 года рост потребительских цен имеет все шансы достичь уровня 11,5%. Тем не менее в 2017 году ЦБ все же надеется додавить рост цен до 4%. Правда, судя по всему, именно до этого года российская экономика будет находиться в затяжном болезненном кризисе. Мало какая компания способна протянуть пару лет в условиях резко подорожавшего импорта и неподъемного кредита.

Хорошие новости для «Мечела»

У «Мечела» появился новый ожесточенный кредитор, намеренный разбираться с угольным гигантом в суде. Дочерняя компания «Новатэка» «Новатэк-Челябинск» подала два иска: о банкротстве Челябинского металлургического комбината, входящего в «Мечел», и о взыскании с него 539 млн рублей долга. Впрочем, по неподтвержденной информации этот долг перед «Новатэком» компания Игоря Зюзина уже оплатила и скорее всего в ближайшее время иски будут отозваны.

Но эта новость — далеко не самое важное, что произошло с «Мечелом» на минувшей неделе. Стало известно, что Газпромбанк — крупнейший кредитор компании — неожиданно согласился с условиями реструктуризации ее долга. Напомним, что сам «Мечел» еще четыре месяца назад предлагал основным кредиторам конвертировать все его валютные долги в рублевые, установить по ним ставку не выше ставки ЦБ +1–2%, отсрочить выплату тела долга на 5–7 лет, а в ближайшие 2–3 года платить только половину процентов. Банки-кредиторы, среди которых помимо Газпромбанка еще и Сбербанк с ВТБ, наотрез отказывались и были готовы только на один исход противостояния: конвертацию долга в акции «Мечела» и, как следствие, — контроль над компанией. Собственно, и сейчас компании рано расслабляться: добродушие, проявленное Газпромбанком, пока не разделяют ни в Сбере, ни в ВТБ. Но, кажется, появился шанс на то, что банкротства года — именно так можно расценивать финансовую несостоятельность металлургического гиганта — все же удастся избежать.

Все любят Турцию

После того как Владимир Путин покинул Анкару, на турецких берегах высадился еще один высокопоставленный десант, состоящий из европейских чиновников во главе с британским премьером Дэвидом Кэмероном. Обсуждали весьма конкретные вещи: получение Анкарой европейских денег для поддержки сирийских беженцев и борьбу с «Исламским государством». Затронули по касательной недавние договоренности с Россией в газовой сфере и уже основательно подзабытую перспективу вступления Турции в ЕС. Подобные любезности — вполне ожидаемый итог заявления Владимира Путина о том, что вместо «Южного потока», саботируемого Еврокомиссией, Россия скорее всего построит еще один газопровод, идущий через Турцию.

При этом в Европе пока только прощупывают почву. Конкретных идей, чем заменить российский газ, у европейцев нет. Пока что в качестве основной альтернативы «Южному потоку» рассматривается «Южный газовый коридор», по которому в Европу должен пойти каспийский газ в обход РФ. Есть только одна загвоздка: при проектной мощности замороженного российского газопровода в 64 млрд кубометров в год, через ЮГК начиная с 2020 года в ЕС смогут получать не больше 20 млрд кубов газа. Так что полностью обеспечить энергетические потребности Евросоюза на Каспии все-таки не смогут.

Остальные предложения, звучащие из уст еврочиновников, пока крайне далеки от реальности. Так, например, Болгария хочет, чтобы РФ все-таки построила «Южный поток». Но на территорию страны российский газопровод не должен заходить. Вместо этого София настаивает на строительстве на морском берегу газораспределительного хаба — другими словами, хочет стать основным поставщиком российского газа на Балканах и в Центральной Европе.

Еще большей фантастикой кажется желание европейцев начать строительство терминалов для приема сжиженного природного газа и разработку шельфов Черного и Средиземного моря. Конечно, ничего невозможного не существует, но эти проекты слишком дорогие и долгосрочные, чтобы всерьез рассматривать их как альтернативу российскому газу уже в среднесрочной перспективе.

КОНТЕКСТ

02.12.2017

Премьер сбился со счета

Дмитрий Медведев доволен экономикой, а Владимир Путин опечален демографией

09.10.2017

Избирательная рациональность

Нобелевской премией наградили за поведенческую экономику и кампанию по ядерному разоружению

30.05.2017

Крах сырьевой опоры

Центробанк перечислил основные риски для российской экономики

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ