Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов

Доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

24.03.2015

Новый «русский мир»

О стратегии национальной политики и «национальном вопросе»

участники "Русского марша" Фото: Илья Питалев/ТАСС

«Национальный вопрос» в России – по-прежнему один из приоритетов общественного и политического развития. Но если в 1990-х – начале 2000-х годов в фокусе внимания журналистов и экспертов были проблемы самоопределения этнических меньшинств и отдельных республик (самый яркий пример – Чечня), то в последние годы на первый план выдвинулась «русская идея» в различных ее вариантах и интерпретациях.

Массовый спрос на определенные идеи рождает соответствующее идеологическое предложение. Русский этнонационализм перестал быть маргинальным течением. Ссылка на «особый русский путь» стала все чаще появляться даже у политиков, аттестующих себя либералами. Про «русский мир» как инструмент российской внешней политики стали говорить и первые лица государства. Особенно на фоне украинского кризиса, истории с присоединением Крыма и вооруженного конфликта в Донбассе.

И хотя в «Стратегию национальной политики РФ» тезис о придании русскому народу статуса «государствообразуюшего» не вошел, он широко обсуждался на самом высоком уровне. Согласно данным прошлогоднего исследования рабочей группы российской Общественной палаты, на предстоящих парламентских выборах 2016 года партия русских националистов может набрать до 10% голосов избирателей. В чем причина такого развития событий? И чем чреват галопирующий рост сторонников «русской идеи»?

Сегодняшнее «русское возрождение» некоторые аналитики трактуют как иррациональный порыв темных сил. Спору нет, и иррационализма, и банальной темноты здесь немало. Но дело не только в этом. Рост русского этнонационализма – во многом объективный процесс. Это отражение переходного характера современного российского общества, вышедшего из советской «шинели», но так и не нашедшего до сих пор себе одежды по росту. Все это актуализирует проблемы поиска идентичности и споры о том, какой быть России в новом веке.

В значительной степени рост популярности «русской идеи» стал ответом на распад Советского Союза, кардинальное изменение социального статуса русских в бывших союзных республиках и национально-государственных образованиях в составе РФ. Известный российский демограф Владимир Кабузан нашел очень точную метафору для обозначения ситуации в некоторых регионах страны, назвав их «внутренним зарубежьем России». В отличие от Греции, Израиля, Венгрии и Германии, где помощь соотечественникам рассматривается в качестве приоритетной государственной задачи, в постсоветской России данная проблема долгие годы оставалась на задворках внешней политики. Тем больший резонанс произвел ее выход на первый план сегодня.

Именно сложности перехода от советской модели к новой государственности способствовал тому, что «русский вопрос» стал восприниматься как политический реванш. Формы этого реванша провозглашаются самые разные: от призывов к радикальному ограничению миграции и предложений по установлению де-факто апартеида между регионами центральной и южной частей России до возрождения империи под «русским знаменем». Однако практически все версии «русского возрождения» имеют склонность к упрощенному восприятию мира, ксенофобии в разных вариациях, изоляционизму. Другая опасность «русского возрождения» – апелляция к биологической трактовке нации. В этом плане русский национализм мало чем принципиально отличается от национал-сепаратистских проектов начала 1990-х годов. Именно поэтому реализация «русского проекта» будет, по своей сути, попыткой потушить пожар бензином.

Российской власти необходимо в самые сжатые сроки отреагировать на всплеск этнополитической активности под «русским знаменем». И не красивыми декларациями, не попытками взять эту стихию под контроль «кремлевских башен», а системным реформированием национальной политики, которая должна, наконец, из фольклорно-этнографических мероприятий превратится в курс по формированию единой идентичности не по принципу крови, а по принципу общего гражданства и государственной лояльности. Иначе вероятны самые печальные последствия. Не стоит обольщаться: для многих представителей различных течений русского национализма действующая власть слишком «прозападная» и «либеральная». Поэтому в случае, если власть пустит процесс «русского возрождения» на самотек или просто попытается «возглавить процесс», вопрос о единстве страны отпадет сам собой, так как центр начнет самоопределяться вплоть до отделения от ненавистных «чужаков». Включая и собственных граждан иной национальности.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

22.03.2015

Игорь Стрелков: «Я мечтаю о России в границах 1939 года»

Экс-министр обороны Донецкой народной республики об ополченцах и сепаратистах, о дворцовом перевороте в Киеве и сомнениях в Кремле

19.03.2015

Бурный рост на рынке консерватизма

Чем грозит отсутствие цельной государственной идеологии

КОНТЕКСТ

07.02.2018

Геноцид не той системы

Анджей Дуда подписал поправки к закону об Институте национальной памяти в Польше, но Госдепартаменту США это не понравилось

06.07.2017

За заслуги перед соотечественниками

«Спутник и погром», «Русский сектор» и «Правый взгляд» заблокировали за пропаганду розни и экстремизм

02.11.2015

Полиция изъяла у националистов в Москве крупную партию украинского оружия

Полиция изъяла у националистов в Москве крупную партию украинского оружия