Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

18.07.2014

По плодам

У происходящего сегодня на украинском юго-востоке есть вполне конкретный виновник

На месте крушения малазийского самолета Boeing 777 в районе города Шахтерск Донецкой области Фото: РИА Новости / Михаил Воскресенский

Владимир Путин совершенно прав, — подождите негодовать или соглашаться, читайте дальше, — когда заявляет, что без конфликта на востоке Украины никто бы «Боинга» не сбивал. И тысячи людей, погибших с мая месяца, были бы живы и благополучны. И сочинская Олимпиада, на которую ухнули столько денег, выполнила бы свою задачу, то есть реально улучшила бы имидж России в мире. Все проглотили бы безвыборность и цензуру, и поднятие с колен было бы признано как злонамеренной гейропой, так и циничной пиндосней.

Теперь остается только признать, что этого конфликта могло не быть — и никому, честное слово, не стало бы хуже.

Можно сколько угодно твердить, — и в этом есть своя правда, и сам я повторяю подобные очевидности, — что человечество забыло уроки второй мировой и заслужило третью; что Бог нередко напоминал о простейших нравственных истинах через катастрофы, что интеллектуальный разврат и алчность современного человечества давно взывают к радикальному наведению порядка, а потому новый потоп не за горами; но соблазны всегда приходят не просто так, а через кого-то, и у происходящего сегодня на украинском юго-востоке есть вполне конкретный виновник. Почему бы не признать открытым текстом, что Россия за последние полгода очень существенно увеличила количество зла в мире, простого, обычного, узнаваемого зла — того самого, без которого элементарно было можно обойтись? Можно сколько угодно говорить про объективные предпосылки второй мировой, но нельзя не признать, что если бы во главе Германии не стоял маньяк, а правящей партией не была бы национал-социалистическая, — не было бы ни Судет, ни холокоста. Предпосылки для мировой войны, если честно, есть всегда, потому что человек в известных обстоятельствах становится злобной и мстительной тварью; но чаще перевешивают другие его способности. Человек ценен не тем, что легко превращается в скотину, — каковое превращение так восхищает апологетов зверства и почвенничества, — а тем, чем он от скотины отличается, потому что скотов Господь и так сотворил достаточно, как крупных рогатых, так и мелких зубастых.

Даже если признать, — хотя в таком признании тоже будет ложь, — что повинен во всем майдан, приведший к власти украинских националистов, останется вопрос о том, из-за чего случился майдан и кто именно управлял Виктором Януковичем во время его последних хаотических действий; кто заставлял его прервать процесс евроинтеграции, из-за которого, если помните, все и началось. Вступление Украины в ЕС, отдаленное и гипотетическое, было бы для России по своим последствиям стократ ничтожней сегодняшней изоляции, секторных санкций и обвально испорченной репутации. Что касается самого майдана, я никогда не был от него в восторге, о чем писал в том же «Профиле», но никакой майдан не привел бы сам по себе к войне на российских границах и к предполагаемому разрыву торговых, а там, глядишь, и дипломатических отношений с самой близкой из бывших республик. И никакой крайний национализм не пользовался там серьезным влиянием (как не пользовался и потом, что показали российские выборы). И если на том же майдане многие клялись в любви к России и ненависти только к отдельным ее представителям, то сегодня мысль о рабской природе России и полной ее неисправимости владеет в Украине чуть не всеми умами — благодарить за это следует отнюдь не украинские власти. Президент Порошенко, кстати, всегда считался в Киеве умеренным, чуть ли не пророссийским. И если сегодня он озверел до того, что и слышать не хочет ни о каком прекращении огня, — в апреле это был человек вполне договороспособный. Даже и после Крыма — который оказался губителен прежде всего для внутрироссийской ситуации, приведя к дикому взрыву агрессии плюс беспримерный культ личности, — худой мир был возможен, а добрая ссора выглядела фантастикой. Но последствия нынешнего противостояния нам предстоит расхлебывать еще десятилетия, если не столетия. Хороша геополитика, которая так ссорит с ближайшим соседом, а в перспективе и со всем миром.

Но не в геополитике и прагматике дело. Дело в том, что никакая Америка не могла бы спровоцировать многомесячное стояние на майдане, и никакие американские деньги не вызывают революций на ровном месте, и картина мира, в которой добрая православная Россия огнем и мечом противостоит бездуховному Западу, может возникнуть только в безнадежно больной голове. На протяжении всего 2014 года, который только перевалил за вторую половину и не обещает в дальнейшем никаких улучшений, Россия сознательно, системно, целенаправленно накачивается злобой и нетерпимостью, и ответная нетерпимость зреет даже там, где к нам были традиционно доброжелательны. Бредовая идея собирания Русского Мира, у которого нет ни единой позитивной ценности, — сплошная борьба, расправа и запрет! — приводит к тому, что и самые здравые россияне стремительно утрачивают критичность. Такого падения всех планок — нравственной, идеологической, вкусовой, — Россия не знала даже во время шовинистического угара столетней давности. В ней катастрофически ухудшилось все, вплоть до взаимоотношений, — поскольку искусственный, индуцированный идеологический раскол прошелся по коллективам и семьям, а иногда и по отдельно взятым головам. Никому не стало лучше, а Новороссии так и гораздо хуже; и жители, якобы доведенные до отчаяния, а на деле вполне индифферентные, — сегодня действительно до него доведены.

Всего этого могло не быть, если бы не прозевали майдана или умели договариваться с ним; если бы поднятием с колен назывался рост российской науки и промышленности, а не территории либо рейтинга власти; но раз уж всего этого не удалось избежать — давайте хоть признаем очевидное. На это нас еще должно хватить.

КОНТЕКСТ

06.12.2016

Зона особого суверенитета

Владимир Путин утвердил новую доктрину информационной безопасности России

30.11.2016

«Самое плохое уже позади»

Владимир Путин назначил замминистра финансов Максима Орешкина главой Минэкономразвития

29.11.2016

Игра в показания

Виктор Янукович ответил на вопросы суда и дал еще одну пресс-конференцию