Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Дмитрий  Александров

Дмитрий Александров

президент Национальной лиги управляющих

11.04.2014

Еду я на Родину

Вице-премьер Игорь Шувалов призвал российских эмитентов вернуться на отечественные биржи. Но готов ли рынок к такому повороту событий?

Сотрудник в офисе московской биржи ММВБ-РТС Фото: Сергей Кузнецов / РИА Новости

На прошлой неделе мы услышали от первого вице-премьера России Игоря Шувалова настоятельный призыв к российским компаниям, чьи акции обращаются на Нью-Йоркской и Лондонской биржах, всерьез рассмотреть вопрос о перерегистрации на Московской бирже.

Столичная площадка, по словам вице-премьера, должна стать приоритетной для размещения российских активов. К сожалению, этот призыв к репатриации российского капитала не свидетельствует о наличии у правительства какого-то стратегического плана. Здесь мы, что называется, реагируем на ситуацию. Понятно, что могут быть санкции, давление на российский бизнес, и это вызовет падение капитализации компаний. Очевидно, для того, чтобы избежать всех этих рисков, корпорациям стоит задуматься о возвращении в российскую юрисдикцию.

На самом деле с таким призывом российскому правительству стоило бы выступить еще лет десять назад. На этапе становления российского финансового рынка наши монетарные власти сделали большую ошибку, допустив уход российских эмитентов на зарубежные биржевые площадки.

Когда писалось законодательство о фондовом рынке, компаниям разрешили листинговаться на иностранных площадках при условии, что в России будет размещено всего лишь 20% акционерного капитала. В результате мы практически потеряли российский фондовый рынок и до сих пор не создали своего собственного внутреннего инвестора.

Впрочем, здесь мы не одиноки — аналогичные просчеты в разное время были допущены в Бразилии, Индии, Китае. Но все наши коллеги по клубу развивающихся стран уже провели работу над ошибками. Так, в начале 90-х годов Пекин объявил о репатриации капитала и бизнеса из иностранных юрисдикций. Заградительной биржевой политики стала придерживаться Индия, да и Бразилия делала это в течение последних трех лет. Их фондовые рынки начали расти именно после введения ими у себя таких ограничений. Как только в законодательстве этих стран были созданы условия для появления внутреннего рынка капитала, туда стали возвращаться эмитенты. Если бы у нас сегодня не появилось повода для возвращения российских эмитентов из-за границы, его стоило бы придумать.

Переход компаний с одной биржи на другую — обычное дело в мировой финансовой практике. Недавно компания Daimler AG объявила об уходе с Нью-Йоркской фондовой биржи, ее акции остались торговаться только во Франкфурте и в Лондоне. Компания размещалась за океаном, когда немецкий фондовый рынок, как считали в концерне, не был развит в достаточной степени. И технических препятствий для делистинга ценных бумаг российских компаний — акций и депозитарных расписок, обращающихся на иностранных биржах, — нет никаких.

Это прерогатива самого эмитента: он может выкупить свои ценные бумаги с рынка по биржевой цене, не уведомляя акционеров об этом, может подать заявление в регулирующий орган об уходе с биржи. Главное, чтобы при этом были соблюдены права всех держателей ценных бумаг компании.

Конечно, существуют при этом определенные риски: если биржевые спекулянты, которых на любой торговой площадке большинство, поймут, что российские эмитенты занялись подобной деятельностью в массовом порядке, это неминуемо отразится на цене активов — они могут играть как на понижение, так и на повышение котировок. Это так называемый рыночный риск, и он очень высок. В случае если иностранным инвесторам вместо ценных бумаг, номинированных в валюте, предложат рублевые инструменты, обращающиеся на Московской бирже, никуда не деться от валютных рисков.

Иностранные инвесторы очень неохотно идут в рублевые инвестиции: доходность хорошая, но первый риск, который они видят, — это валютный арбитраж. Обычно он покрывается валютными свопами, но этот инструмент имеет свою стоимость — 12—13% годовых. И это тот нижний предел по доходности актива, определяющий, захотят ли иностранные инвесторы вкладывать в него средства.

Но главное даже не в рисках процедуры перерегистрации эмитентов на Родине. Принимать решение о возврате в российскую юрисдикцию компании будут исходя из того, ждет ли их в России внутренний инвестор с достаточными финансовыми ресурсами и объемами биржевой ликвидности, способными заместить те объемы, которые они потеряют в Лондоне и Нью-Йорке. Сегодня внутренних ресурсов для репатриации эмитентов в Россию недостаточно.

Вслед за решением о возвращении в страну российских компаний должна последовать здравая, динамичная реформа по созданию внутреннего институционального инвестора. Любой национальный фондовый рынок на 70% состоит из страховых компаний и пенсионных фондов, вкладывающих в акции накопительный и страховой капитал, чего нельзя сказать о российском финансовом рынке. Поэтому либо мы создаем внутреннего инвестора, либо возвращение эмитентов на Родину не состоится. Но тогда не состоится и национальный фондовый рынок.

КОНТЕКСТ

18.01.2016

Год «падающего ножа»

Выбираем финансовую стратегию-2016: куда и как вкладывать свои сбережения россиянам

28.04.2014

Главное — маневры

События на Украине обваливают российские фондовые индексы, но поддерживают нефтяные котировки.

14.04.2014

Индексам пришлось отступить

Пророссийские активисты на Украине снова обратили инвесторов в бегство.