Георгий Мирский

Георгий Мирский

доктор исторических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН

27.01.2014

Требуется чудо

Сегодня в Сирии идет не одна, а сразу три войны. Есть ли при таком положении дел шансы на мирное урегулирование?

Центральная больница в Дамаске Фото: ИТАР-ТАСС

Международная конференция по урегулированию ситуации в Сирии, так называемая «Женева-2», состоявшаяся на прошлой неделе в швейцарском Монтрё, стала едва ли не главной мировой новостью. На первый взгляд, прогресс налицо: если осенью все со дня на день ждали начала американских бомбардировок Сирии, то теперь враждующие стороны при посредничестве России, США и генсека ООН сели за стол переговоров. Однако радоваться рано. Ведь настоящим успехом таких переговоров может быть только окончание войны в Сирии, а все остальные варианты будут лишь промежуточными и к миру не приведут. Однако, как и прежде, для того, чтобы вооруженное противостояние в Сирии завершилось, должно произойти настоящее чудо. Если Сергей Лавров и Джон Керри смогут добиться этого, думаю, Нобелевская премия мира им гарантирована. Ведь задача, которая стоит перед дипломатами, — это выработка формулировки, которая позволила бы каждой из воюющих в Сирии группировок считать, что она добилась поставленных целей. Если хотя бы одна из сторон будет думать, что она теряет лицо, мира там по-прежнему не видать. Поэтому будущее соглашение должно содержать такую формулировку, в соответствии с которой Башар Асад будет уверен, что он победил и остается у власти, а оппозиция будет считать, что она одержала победу и он уйдет. Как вы понимаете, это диаметрально противоположные цели, и стороны готовы добиваться их достижения любыми средствами. Впрочем, кое-что Лаврову и Керри уже удалось сделать. Ведь еще некоторое время назад Башар Асад в качестве предварительного условия для начала переговоров требовал, чтобы повстанцы сложили оружие. Видимо, под нашим давлением он от этого предварительного условия отказался. В свою очередь, оппозиция в качестве предварительного условия для начала переговоров требовала исключить возможность сохранения Асада в качестве, давлением США, оппозиция сняла это предварительное условие. Таким образом, и те и другие пошли на переговоры без каких-либо предварительных условий. Это уже неплохо. В противном случае эти переговоры просто не состоялись бы. Именно судьба Асада станет теперь главной темой переговоров. Мы будем свидетелями перетягивания каната между российской и американской делегациями, ведь ожидать каких-то сдвигов со стороны самих сирийцев бессмысленно. Иран, участие которого в конференции в последний момент было дезавуировано генсеком ООН, также не смог бы ничего добиться. Да, Лавров заявил, что исключение Ирана из переговорного процесса — это ошибка. Но, добавим от себя, ошибка, не влияющая на результат. Главная проблема связана с тем, что сейчас обе враждующие стороны зашли в тупик в военном отношении. В том смысле, что там, по сути, ведется война всех против всех. Если быть точным, в Сирии идут сразу три войны. Первая — это гражданская война, которая продолжается три го- да и с каждым месяцем все больше приобретает религиозный характер — войны между режимом Асада, то есть между алавитами (а значит, шиитами), и оппозицией (в ее рядах доминируют сунниты). Вторая война — внутри оппозиции: между умеренной оппозицией и радикальной. Умеренные — это «Свободная сирийская армия», то есть дезертиры, которые в 2011—2012 годах бежали в Турцию, там сформировали армию, которая стала получать помощь от турок, Саудовской Аравии и США. Они воюют одновременно против Башара Аса- да и группировок «Аль-Каиды» — радикального крыла оппозиции. Это самая свирепая, но при этом и самая эффективная вооруженная сила. Наконец, третья война — между самими исламистами. В Сирии доминируют две радикальные группировки «Аль-Каиды»: «Джабхат-ан-Нусра» («Фронт победы») и конкурирующая с ней, все более усиливающаяся — «Исламское государство Ирака и Шама» (Шама — это то, что раньше у нас называлось «Левант», то есть Сирия и Ливан). В свое время они начали войну против американцев и шиитов, теперь же воют еще и друг с другом. Так вот, даже если бы в Женеве было достигнуто соглашение о мире, трудно представить, что все эти люди забыли бы о своих противоречиях. Скорее всего, они подвергли бы обструкции тех, кто пошел на сговор с Асадом, и продолжили бы борьбу не на жизнь, а на смерть.

КОНТЕКСТ

19.09.2016

Прекращение прекращения огня

Дамаск заявил об окончании перемирия в Сирии

26.09.2014

Замерзший фронт посреди города зомби

На что похожи жизнь и смерть в расколотом надвое Алеппо

27.06.2014

Обама попросит у Конгресса полмиллиарда долларов на сирийский конфликт

Обама попросит у Конгресса полмиллиарда долларов на сирийский конфликт