Семен Рапопорт

Семен Рапопорт

заведующий лабораторией хрономедицины и новых технологий клиники внутренних болезней Первого МГМУ имени Сеченова, профессор

24.01.2014

Сказка о потерянном времени

Депутаты предлагают еще один раз перевести стрелки часов назад и больше их не трогать. Эксперты утверждают, что так будет полезнее для здоровья

Фото: shutterstock.com

На минувшей неделе в Госдуму поступил законопроект «О внесении изменений в Федеральный закон «Об исчислении времени». Его авторы предлагают в 2 часа ночи 26 октября 2014 года перевести стрелки часов назад на 1 час, но теперь уже навсегда. Тем самим парламентарии пытаются отменить решение экс-президента России Дмитрия Медведева, который в 2011 году отказался от перехода на зимнее время и оставил Россию в летнем. Одновременно было сокращено количество часовых зон. И теперь со временем в стране творится сущий беспорядок: в 7 регионах люди живут по астрономическому времени (их новый закон не коснется), в 54 регионах опережают его на час, а 22 региона (это 80% территории и 40% населения) и вовсе на два (с учетом «декретного часа», сохранившегося в некоторых часовых зонах). В результате рабочий день зимой начинается затемно, что, по мнению специалистов, отрицательно сказывается на здоровье людей. Насколько оправданны опасения депутатов и стоит ли заново переводить стрелки, «Профиль» решил узнать у заведующего лабораторией хрономедицины и новых технологий клиники внутренних болезней Первого МГМУ имени Сеченова, профессора Семена Рапопорта.

ПРОФИЛЬ: Среди граждан нет единого мнения относительно того, по какому времени надо жить и стоит ли дважды в год переводить стрелки. Опросы, проводившиеся в прошлом году, показали, что респонденты разделились почти пополам. Есть ли какие-то объективные показатели? Скажем, с точки зрения здоровья людей чем опасна жизнь по летнему времени?

Рапопорт: Если ориентироваться на медицинский показатель, то со всей ответственностью можно сказать, что на пользу здоровью закрепление летнего времени в качестве постоянного не пошло. Такой переход нежелателен в первую очередь с точки зрения нашей физиологии. Когда мы живем по времени, которое отличается от астрономического, возникает такое явление как десинхроноз — рассогласование ритмов. Вся жизнь человека подчинена ритмам, и главный ритм, который управляет работой большинства систем организма, — околосуточный ритм. Он связан с чередованием дня и ночи, светлого и темного времени суток. В светлое время организм готовится к работе, все системы активизируются, вечером, наоборот, организм должен отдыхать, восстанавливая функции органов и систем. Слом этих ритмов — десинхроноз — приводит к усталости, плохому самочувствию, снижению работоспособности. Заметьте, мы часто наблюдаем такие нарушения у людей, занятых на сменной ночной работе.

ПРОФИЛЬ: Можно ли компенсировать временное смещение более продолжительным отдыхом?

Рапопорт: Важно отдыхать в темное время суток, а работать — в светлое. Тогда все системы организма будут нормально работать и восстанавливаться. Один из главных механизмов такого восстановления — гормон мелатонин, который еще называют гормоном сна, потому что он вырабатывается в темное время суток. Этот гормон регулирует работу нашей эндокринной системы. Мелатонин — это мощный антиоксидант. С его помощью организм защищается от свободных радикалов — веществ, которые, в частности, вызывают рак и быстрое старение. Мелатонин усиливает эффективность нашей иммунной системы, регулирует кровяное давление. Если мы нарушаем биоритм, нарушается деятельность эндокринной системы и, соответственно, органов, которыми она управляет. В ту пору, когда организм должен отдыхать и восстанавливаться, мы заставляем его активно работать. Грубо говоря, мы впустую расходуем очень ценный ресурс.

ПРОФИЛЬ: Выходит, что последствия «вечного лета» могут быть куда серьезней, чем просто усталость и раздражительность?

Рапопорт: Разумеется. Десинхроноз крайне негативно сказывается на здоровье. Он ведет к возникновению и обострению всевозможных хронических заболеваний. В первую очередь это сердечно-сосудистые заболевания и заболевания, связанные с расстройствами центральной нервной системы. Мы просыпаемся в темноте, часть дня работаем в темноте и домой возвращаемся в темноте. Это приводит не просто к ухудшению настроения — страдает психика, возникают зимние депрессии. Простой пример: высокий процент самоубийств в скандинавских странах, где зимой очень короткий световой день — всего несколько часов. Зимние суициды для скандинавов — серьезная социальная проблема.

ПРОФИЛЬ: Кто попадает в группу риска?

Рапопорт: Практически все, кто не может себе позволить вставать и ложиться в удобное время. Больше рискуют люди старшего возраста, чей организм уже не может быстро адаптироваться, люди, у которых процессы восстановления требуют гораздо больше времени. Но и дети тоже страдают. Представьте, что ребенок должен вставать в школу в семь утра, по астрономическому времени это пять утра! Надо ли говорить, в каком состоянии ребенок приходит на занятия, где от него требуют физической и умственной концентрации. Это серьезный стресс для формирующихся организмов.

ПРОФИЛЬ: Возврат к астрономическому времени решит проблемы?

Рапопорт: Сделает их не такими острыми. Все равно останутся регионы, где продолжительность светового дня в зимний период крайне мала. Но по меньшей мере половина населения нашей страны будет чувствовать себя лучше, потому что людям не придется вставать затемно и часть рабочего дня сидеть со светом. Человеческий организм, все его системы приспосабливались и адаптировались к природным ритмам на протяжении тысячелетий. Это тонко настроенная система, ее поломка может дорого нам обойтись. Я был категорически против перехода на летнее время и считаю, что нужно вернуться к естественному, астрономическому, чтобы больше уже ничего не менять.

Беседовал Роман Уколов

НАШИ ЭКСПЕРТЫ

Здоровье важнее

Игорь Руденский, председатель комитета Госдумы по экономической политике, инновационному развитию и предпринимательству:

«Многие депутаты, в том числе и члены нашего комитета, позитивно относятся к принятию этого закона. В комитет и лично ко мне поступает много обращений от граждан с просьбой откорректировать время и перейти на зимнее. Люди жалуются, что им неудобно жить по летнему времени в зимний период, это негативно сказывается на их самочувствии. Экономическая составляющая, безусловно, важна, и, наверное, специалисты ожидали определенного позитивного эффекта. Но никто пока не просчитал, какова экономическая выгода от этого спорного решения. Зато многие граждане уже ощутили дискомфорт и негативные последствия для своего здоровья. Мне кажется, надо правильно расставлять приоритеты, и если стоит выбор между экономической выгодой, которая пока представляется весьма сомнительной, и здоровьем людей, то выбор надо делать в пользу граждан. Именно поэтому мы поддержим принятие этого законопроекта».

Назад — к природе

Сергей Калашников, председатель комитета Госдумы по охране здоровья:

«Поправки в закон о времяисчислении продиктованы в первую очередь данными о резком увеличении заболеваемости и обращений к врачу в зимний период 2011—2012 годов. Переход на летнее время и сокращение часовых поясов многие граждане восприняли негативно. В ряде городов были созданы общественные объединения, выступающие за переход на зимнее время — максимально приближенное к астрономическому. В частности, в Санкт-Петербурге активно работает комитет «В защиту жизни по астрономическому времени». На этом фоне очень показательны соцопросы, где большинство респондентов отвечают, что чувствуют себя прекрасно и переводить часы не хотят. Мы выяснили, где проводились эти опросы — как раз в тех регионах, где время на часах совпадает с астрономическим! Мы провели три парламентских слушания и два круглых стола и рассмотрели заключения двухсот экспертов из самых разных научных центров — от Санкт-Петербурга до Дальнего Востока. В большинстве своем эксперты приходят к выводу, что постоянное отклонение от астрономического времени, особенно в зимний период, негативно влияет на здоровье граждан и ухудшает их психологическое состояние. В основном поступают жалобы на накопившуюся усталость, раздражительность, повышенную утомляемость. Понятно, что все это не может не сказаться и на производительности труда, поэтому заявления об экономической целесообразности такого шага вызывают большие сомнения».

КОНТЕКСТ