24.01.2014

Крылышками бяк-бяк-бяк

Я в шутку предложила: а давайте снимем зеленое порно. И все согласились. Но спонсоры не подписывались под наш проект — их отпугивало название

Изабелла Росселлини в фильме «Синий бархат»

Кинодива и экс-модель Изабелла Росселлини, перешагнув полтора года назад 60-летний рубеж, горестный для иных трепетных созданий, не перестает удивлять и восхищать. Презрев возрастные условности и наплевав на гламурные каноны, она выпархивает на сцену в виде бабочки, выползает в виде улитки, вылетает в виде пчелы. Доходчиво демонстрирует и комментирует изумленному залу причудливые сексуальные ритуалы насекомых и другой живности. Сенсационный моноспектакль актрисы называется «Зеленое порно». В середине января постановку режиссера Мюриель Майетт (директора театра «Комеди Франсез») показывают в Нью-Йорке, в Бруклинской академии музыки (BAM), а потом «Зеленое порно» отправится в двухмесячное турне в Англию, Францию и Австралию. Мы встретились с Изабеллой в Нью-Йорке, где она проводит большую часть года, и логично было начать интервью именно с этого занимательного сценического урока зоологии от одной из самых блестящих примадонн экранного Зазеркалья.

ПРОФИЛЬ: Изабелла, вы переиграли за свою блестящую карьеру в кино целую обойму родовитых аристократок по крови и по духу, роковых разбивательниц сердец. Собственно, имидж избранности, элитарности близок вам, так сказать, по факту рождения (Изабелла — дочь выдающегося итальянского режиссера Роберто Росселлини и голливудской кинозвезды шведки Ингрид Бергман. — «Профиль»). Насколько безболезненным стал для вас переход к ироническим живым картинкам, популяризирующим тайны биологии? Икона высокого стиля, femme fatale — и вдруг жуки, бабочки, улитки, пчелы...

Росселлини: Это произошло вовсе не вдруг. Новому проекту уже пять-шесть лет. А вы вспомнили femme fatale. Когда это все было... «Синий бархат» — ему сколько, лет двадцать пять?

ПРОФИЛЬ: Почти тридцать.

Росселлини: Ну вот. Все в прошлом, многие, наверное, забыли.

ПРОФИЛЬ: Нет, не забыли. Шутка сказать, вы 32 раза украшали собой обложку журнала Vogue. Разве можно все это забыть?!

Росселлини: Для точности: 9 раз я была на обложке американского Vogue и 23 раза — на европейских обложках этого журнала. Мне нравилась карьера манекенщицы. Но она кончилась довольно давно, лет двадцать назад. И я полностью переключилась на фильмы и телевидение. Занималась воспитанием детей (у Изабеллы двое детей — дочь Элеттра и сын Роберто. — «Профиль»). А лет шесть назад сделала три пилотные двухминутные короткометражки для Института Сандэнс на темы фауны. Роберту Редфорду (актер и режиссер Редфорд — основатель и глава института «Сандэнс» и одноименного кинофестиваля. — «Профиль») идея понравилась, и он решил финансировать производство целого цикла еще десятка таких микрометражек. Потом я издала книжку на эту же тему, а вот теперь выступаю с сценическим монологом.

ПРОФИЛЬ: Откуда такой интерес к братьям нашим меньшим?

Росселлини: Отец ребенком водил меня в зоопарк. У нас дома была собака. А в 14 лет отец подарил мне замечательную книжку Конрада Лоренца, лауреата Нобелевской премии, основоположника этологии, науки о поведении животных. Меня очень заинтересовали его исследования. Насколько поведение животных определяется инстинктами? Или все-таки у них тоже, как у хомо сапиенс, есть разум? Условия жизни на нашей планете быстро меняются, и если бы они следовали только инстинктам, наверное, уже вымерли бы. Значит, животные как-то приспосабливаются к меняющейся окружающей среде, значит, ими руководят не только инстинкты. Мне ужасно нравилось размышлять на эти темы. Нравилось наблюдать за разной живностью. Я даже в университет записалась слушать лекции по зоологии. Так что уже многие годы зоология — мое любимое хобби. Возникала пауза на съемках или модельных сессиях — и я мчалась куда-нибудь в Африку, на сафари. А когда я так удачно затеяла проект с «Санденсом», то получилось, что хобби плавно влилось в мою карьеру.

ПРОФИЛЬ: В вашем моноспектакле акцент сделан на сексуальном поведении различных видов животных. Извечное человеческое любопытство к этой сфере как-то повлияло на выбор тем для скетчей?

Росселлини: Коммерческий ракурс присутствовал с самого начала. Я это не отрицаю. Собственно, меня интересует не только секс. Ритуалы ухаживания, сложные отношения между самцами и самками, рождение и выращивание потомства. И, конечно, не может не заинтриговать само многообразие половых отношений в животном мире. Есть гетеросексуальные животные, есть гермафродиты, у которых есть признаки как мужского, так и женского пола. Есть виды животных, которые в течение жизни меняют пол: родились самками, стали самцами, и наоборот. Есть виды, которые асексуальны: они размножаются делением, как бы мы сейчас сказали — клонированием. Конечно, «Зеленое порно» не научное пособие, а развлечение, шутливый комментарий.

ПРОФИЛЬ: Заметно, что вы совсем не используете достижения компьютерных технологий. Хотя в названии шоу есть слово «зеленый», у вас нет никаких признаков «зеленого экрана». Декорации вырезаны из картона и раскрашены. Костюмы и атрибутика напоминают примитивную бутафорию первых лет немого кино. Почему вы выбрали именно такой стиль?

Росселлини: Когда мы с Редфордом обсуждали проект, он напомнил, что миниатюрные фильмы, 2—3-минутные короткометражки были на заре кинематографа очень популярны. Когда же началась полномасштабная коммерческая дистрибуция, полный метр вытеснил их на обочину. Появление телевидения возродило короткометражки, но только те, которые вписываются в телеформат, то есть продолжительностью примерно 23—25 минут, заполняющие получасовой эфирный слот вместе с рекламой. Да и еще в киноинститутах студенты снимают короткометражки в качестве курсовых и дипломных работ. Только с пришествием Интернета, в частности Youtube, мы наблюдаем великое второе рождение суперкороткого метража. Главными каналами для просмотров фильмов-малюток стали мобильные устройства. Экранчики у них маленькие. Смотреть на айфоне «Лоуренса Аравийского» и «Крестного отца» можно, конечно, но очень многое теряется. Мы с Редфордом пришли к единому мнению: необходимо использовать простые и броские формы. Ведь анимацию портативные видеоносители передают вполне адекватно.

ПРОФИЛЬ: Вы имеете в виду эстетику диснеевской анимации?

Росселлини: Конечно! Двухмерное изображение. Яркие краски. Четкие силуэты. Увы, я не знаю, как выстраивать внутрикадровое движение, как грамотно чередовать общие, средние и крупные планы. Я же не Мартин Скорсезе (смеется). (Скорсезе был одним из мужей Изабеллы. — «Профиль».) И я решила положиться на опыт великого пионера немого кино Жоржа Мельеса. У него камера всегда неподвижна — на заре кинематографа камеры были огромные и очень тяжелые. Актеры входят в кадр и выходят из кадра. Меня эта простота восхитила. И я избрала стиль Мельеса своим стилем.

ПРОФИЛЬ: Скандальное слово «порно» уравновешивается в названии спектакля словом «зеленое», что соответствует модному природоохранному дискурсу. Может, я усложняю, и вы выбрали название, не думая о подобном балансе?

Росселлини: На телеканале «Санденс» есть целый ряд программ, имеющих в названии слово green, — «Зеленый транспорт», «Зеленое строительство», «Зеленая кухня». Я в шутку предложила: а давайте снимем зеленое порно. И все согласились. Но спонсоры не подписывались под наш проект — их отпугивало название. И мы решили изменить его на «Соблазни меня», назвав так цикл о сексуальных инстинктах животных, а следующую серию про проявления материнского инстинкта назвали еще более мирно — «Мамочки». Но к театральной постановке название «Зеленое порно» намертво прилипло, может быть, потому, что спонсоры нам были не нужны. Впрочем, оригинальное название совсем другое. По-французски оно звучит как Bestiaire d’Amour, потому что пьесу для моноспектакля написал французский драматург Жан-Клод Карьер. Бестиарием в средние века называли книжки с описаниями и картинками разных животных, в том числе фантастических, таких как единорог или дракон. Но в Америке никто не знает, что такое бестиарий. И что еще хуже, здесь бестиарием называют секс человека с животными, так что эта коннотация отпугнула уже нас самих (смеется). Уж лучше «Зеленое порно»! (Смеется.)

ПРОФИЛЬ: Желание показать шоу в Америке как-то связано с тем, что здесь и сегодня множество людей сомневаются в естественном происхождении животного мира? Согласно недавнему опросу, треть американцев не верят в теорию эволюции. Имеет ли все это отношение к месседжу вашего спектакля?

Росселлини: Никакого прямого месседжа мы не закладывали. Только выражаем чувство удивления и восторга перед великим многообразием матери-природы. Замечу, к примеру, что гомосексуализм практикуют не только люди, но и многие представители животного мира. Некоторые виды в течение жизни меняют пол. Закрадывается мысль: а может, природа заложила в сексуальные отношения не только чисто утилитарную задачу продолжения рода? Может, нельзя сводить сексуальные отношения только к репродуктивной функции? Я знаю, сегодня в России такие мысли очень непопулярны (Хохочет). Проблема геев расколола мир. В Америке однополые пары теперь во многих штатах могут вступать в брак и пользоваться всеми легальными правами как законные супруги. Но ты садишься в самолет и через несколько часов оказываешься там, где за гомосексуализм тебя надолго упекут в тюрьму.

ПРОФИЛЬ: Показы «Зеленого порно» в Нью-Йорке — американская премьера?

Росселлини: Не совсем. Еще до Нью-Йорка мы дали по одному тестовому представлению в Сан-Франциско, Лос-Анджелесе и Сиэтле. А мировая премьера состоялась на театральном фестивале в Монпелье в июне.

ПРОФИЛЬ: Не могу не спросить про ваши связи с русской тематикой. Ваша первая большая роль — в политической драме «Белые ночи» с Михаилом Барышниковым. Относительно недавно вы сыграли в ленте Джеймса Грея «Любовники», причем ваш персонаж, мать главного героя, явно эмигрантка из Восточной Европы, похоже, из России.

Росселлини: Меня в последнее время все чаще зовут играть еврейских мамочек. Возраст, что поделаешь... Американцы считают, что итальянские и еврейские мамы все на одно лицо (смеется). Наверное, я уже созрела, чтобы приехать в Россию. Останавливает полное незнание русского языка. Я боюсь быть неправильно понятой.

Беседовал Олег Сулькин