Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Владислав Гринкевич

Владислав Гринкевич

корреспондент делового еженедельника «Профиль»

30.04.2018

Санкционная фига

Ситуация с контрсанкциями напоминает сценку из детского мультика «По щучьему велению», где старый генерал обращается с призывом к войску: «Солдатушки-ребятушки, нашему царю показали фигу – умрем все до последнего!»

Российские законотворцы готовят ответ на новые антироссийские санкции со стороны США. Под запретом могут оказаться американский алкоголь, сигареты и, возможно, даже лекарства. Может быть прекращено двустороннее сотрудничество в авиа- и ракетостроении, атомной энергетике. Наблюдатели пытаются угадать, какие именно меры будут включены в список контрсанкций и сможем ли мы всерьез насолить Вашингтону. Хотя главный вопрос должен быть не в этом. Санкции, о которых мы говорим, означают наказание. Контрсанкции – тоже наказание. Так кого наказали американцы, и кого планируют наказать российские власти?

Ситуация с контрсанкциями напоминает сценку из детского мультика «По щучьему велению», где старый генерал обращается с призывом к войску: «Солдатушки-ребятушки, нашему царю показали фигу – умрем все до последнего!»

Белый дом показал нам фигу – в начале апреля в санкционный список были внесены 24 российских чиновника и бизнесмена и 14 компаний. Это можно назвать точечными мерами – власти США наказывают тех, кто им по тем или иным причинам несимпатичен. А наши власти в ответ предлагают нам всем, конечно, не умереть до последнего, но наказать самих себя, мол, обидели таких уважаемых людей, поэтому давайте прострелим себе ногу! Вернее, не себе, а вам. Потому что введение новых ограничений означает, что какие-то товары исчезнут, а какие-то станут дороже. При этом ни разу не верится, что чиновники или близкие к власти предприниматели собираются в чем-то самоограничиваться. Вот, если верить журналу Forbes, за последний год долларовых миллиардеров в стране прибавилось, а совокупное состояние 200 самых богатых российских бизнесменов выросло на 25 млрд долларов. Санкции!

Впрочем, еще в самом начале санкционных войн многие эксперты говорили, что экономика в этой истории не главное, мол, Кремль использует внешние вызовы для мобилизации и консолидации российского общества – одним словом, доктрина «осажденной крепости». Тогда это сработало. Однако новые демарши властей больше походят не на защиту цитадели от врагов, а на назойливое создание неудобств в повседневной жизни своих граждан. Плюс довольно бесцеремонное вмешательство в нее. Ох, не терпится кому-то создать армию недовольных!

Хорошо, а как быть, если Запад и вправду развязал против России экономическую войну? Тогда логичнее думать не о том, как побольнее уколоть оппонента, а о том, как защитить граждан и российский бизнес от последствий этой войны. Тем более что американскую экономику нам все равно не сломать – даже напакостить толком не выйдет. Хотя бы потому, что экономика США по объему почти в несколько раз превосходит российскую. А если вспомнить, насколько, к примеру, наша авиационная отрасль зависит от импортных комплектующих, то становится ясно, что вводить ограничения, скажем, на поставки в США титана или ракетных двигателей – это все равно что кидаться камнями в стеклянном доме.

При этом мы упорно игнорируем опыт наших коллег по БРИКС по защите собственных рынков. Взять сферу интеллектуальной собственности. Развивающиеся экономики весьма активно используют механизмы принудительного лицензирования, ограничивающие возможности правообладателей и снижающие их монопольную ренту. А мы этого не делаем, хотя соответствующая законодательная норма есть.

Если против нас и на самом деле ведется экономическая война, почему не подумать о защите финансового рынка, сделать его менее волатильным и менее зависимым от притока и оттока спекулятивного капитала. Подумать об ужесточении валютного регулирования. И не надо про Северную Корею! – подобные вещи вовсю практикуют успешные быстроразвивающиеся экономики. Тот же Пекин, столкнувшись в 2013 году с проблемами на фондовом рынке, усилил меры финансового регулирования усложнил правила вывода капитала для физических и юридических лиц и Пхеньяном не стал. Отказываясь от такой практики, РФ на фоне других стран БРИКС выглядит как-то нетипично.

Проблема в том, что действенные защитные меры предполагают серьезную перестройку действующей финансовой системы, пересмотр технологической политики, системы управления экономикой. А это на сто процентов вызовет противодействие нынешних финансово‑экономических элит. Воевать с ними депутатам явно не хочется. Проще прострелить себе (нам) ногу…

КОНТЕКСТ

01.08.2018

Минфин атакует

На пятом году антисанкционной войны Россия задумалась о ее стратегии

02.06.2018

В торговой войне нет победителей

Участники ПМЭФ-2018 выступают за будущее без санкций и взаимных обвинений

19.05.2018

Ограниченные возможности

Как жилось Ирану до и после «ядерной сделки», и что его ждет после выхода США из этого соглашения