Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

19.11.2017

Марш акселератов

Не стоит впадать в раж при виде самодеятельности Кувычко. Дети будут в политике, хотим мы того или нет. Вопрос в ином: будут они в ней мыслящими гражданами или злобными тупыми манекенами.

Депутат Госдумы от Волгограда Анна Кувычко, по профессии адвокат, собрала хор детей и исполнила с ними песню «Дядя Вова, мы с тобой». Хайпанула она, не дай Бог никому, поскольку большая часть российских зрителей ужаснулась как тексту, так и циничному использованию детей в политической акции; достигнута ли цель – неясно, потому что Анну интересовала, понятное дело, оценка совсем другого зрителя, а что он сказал, мы пока не знаем. Главное же последствие акции Кувычко – широкая общественная дискуссия о допустимости вовлечения деток в политику: сколь циничны функционеры «Единой России», упрекающие Навального в политических спекуляциях с участием школоты! Вон как они сами растлевают детские души! Рискну выступить с неожиданным заявлением: дети по определению вовлечены в политику, изолировать их от нее никак не получится. Сегодняшние дети быстро соображают и рано узнают о мире гораздо больше, чем мы в их года; это еще не делает их взрослей, и слава Богу, потому что взрослость чаще всего заключается в конформизме, но про то, как обстоят дела в России, они знают достаточно. Определяться по отношению к политике они будут неизбежно, просто потому, что политизация всей страны – главная особенность нового путинского срока. И прятать детей от этой политизации я не вижу никакого резона; разница в поведении одна. Кто-то будет звать детей на митинги, предоставляя им свободный выбор и способствуя их гражданскому созреванию, а кто-то будет переодевать их в военные костюмчики, вывозить в тренировочные лагеря с политическим подтекстом, обучать маршировке и хоровому пению «И как один умрем» и вообще лишать личной воли. Одни будут воспитывать нонконформистов и борцов, другие – лизунов и карьеристов, «бузотеров с разрешения всех святых», как называл это Мандельштам, сторонников «буйства с мандатом на буйство», как называл это Пастернак. Вот и вся разница. А воздержаться от использования детей в политике не может ни одна власть – особенно в России, где дети всегда являются главным аргументом. Если вы поддерживаете Майдан – значит, вы хотите, чтобы убивали детей Донбасса. Знакомы с такой аргументацией? Ну вот. Поэтому я не впадал бы в раж при виде самодеятельности Кувычко и даже не кричал бы на всех углах, что она воспитывает детей в атмосфере ненависти. Посудите сами, а оппозиция должна их, что ли, воспитывать в атмосфере любви и всепрощения? Когда школьники выходят на митинг с кроссовками и уточкой, это тоже делается не от умиления. Да и не нужно распространять атмосферу любви на всю общественную жизнь. У нас много вокруг такого, что должно вызывать самую настоящую ненависть. Если на глазах ребенка мучают других детей или просто животных – ребенок должен уметь ненавидеть мучителя, садиста, глумливого подонка. Если родителей ребенка бросают в камеру ни за что или эксплуатируют без зарплаты, ненависть к эксплуататорам ему даже полезна. Так что разница между оппозиционным и лоялистским воспитанием детей заключается только в одном. Навальный и другие оппозиционеры учат людей, выходящих на митинги, побеждать свой страх и выражать собственные мысли собственными словами. Сторонники «воспитания в Кувычках» учат их выкрикивать чужие слова, повторять чужие аргументы и подсаживаться на чужие, индуцированные эмоции. Вот и вся разница. Нельзя не воспитывать ребенка – в том числе политикой. Но можно воспитывать из него раба или надсмотрщика, а можно – бунтаря, и хотя бунтарь не слишком приятный сосед или родственник, зато у него есть шанс стать гражданином, а для раба это проблематично. Скажу вовсе уж неприятную вещь – я не поклонник нынешнего Лимонова. Но воспитанные им нонконформисты девяностых становились иногда очень приличными людьми, и некоторые сохраняли эту способность к сопротивлению удивительно долго. Конечно, нет ничего особенно хорошего в том, чтобы штурмовать общественные приемные или швыряться тортами; но люди, прошедшие через такое воспитание, оказываются иногда способными на поступок. Лимонова вечно упрекали в том, что он прикрывается молодыми, даже когда он сел сам, но этих молодых, будем честны, он кое-чему научил; иногда они бывали неразборчивы в целях и средствах, но иногда, напротив, обладали острым чутьем на всякую фальшь – и потому успели порвать с учителем еще до того, как он начисто переродился. Дети будут в политике, хотим мы того или нет. Вопрос в ином: будут они в ней мыслящими гражданами или злобными тупыми манекенами. Пока первый вариант выглядит реальнее, ибо что-что, а государственное растление Россия распознает.