Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Алексей Мельников

Алексей Мельников

Экономист, публицист

24.09.2017

Коммунисты не смеются

 

Вслед за православными патриотами, негодущими по поводу искаженного кинолика Николая II, потянулись правоверные коммунисты, шокированные киносатирой на Сталина.

Все смешалось в доме Поклонских. Пока в правом углу сцены «русского мира» порхала «Матильда», в левом из-за бархатного занавеса явился «Сталин». Сразу на лафете. В окружении скорбящих соратников. Балет смешался с прощанием.

Слились эпохи. Державность – с народностью. Государь – с тираном. Перед рядами зрительного зала, спешно покидаемого плотными мужчинами с краснорожими значками на пиджаках, дамами с алыми лентами в прическах-халах, надушенными «Красной Москвой». Коммунисты – выход налево. Скорбящие о бледных лицах, с горящими распутинским огнем очами, с образами последнего Государя в руках – боковая дверь направо. Встреча в фойе.

«Мерзость» и «очередная форма психологической войны против нашей страны». Это кто сказал? Противники осквернения памяти Николая II или негодующие коммунисты? Могли сказать и те, и другие. Эти слова в наше время универсальны. В этом – ирония. Но принадлежат они все-таки депутату-коммунисту, члену ЦК КПРФ и главе ее пресс-службы. «Пойдешь налево – придешь направо» – из анекдота, в котором товарищ Сталин резюмирует путь товарища Троцкого.

В годовщину столетия захвата власти в России большевиками и спустя восемьдесят лет после начала «большого террора» российская партия коммунистов не нашла для себя более достойного занятия, как призывать к запрету проката в России британской комедии «Смерть Сталина». Дело даже не в том, что публичные заявления КПРФ делают рекламу «Смерти Сталина».

Это новое свидетельство обветшалости левой идеи в России, один из авангардов которой с чудовищной серьезностью бросается запрещать смех над давно минувшим. Это – безнадежное ретро.

Много говорят о кризисе власти в России – о потере ориентиров – ссылаются на провальные десятые годы. Обсуждают кризис либералов в нашей стране – ссылаются на девяностые.

Но левую идею, реализация которой потрясла нашу страну до основания, даже и не обсуждают, настолько ужасен был опыт. Историками доказано, что в год большого террора – с августа 37‑го по ноябрь 38‑го – арестовано 1 млн 600 тыс. человек, расстреляно 680 тыс.

Может быть, свойство так называемых «великих эпох», принесших массовые смерти во имя идей, заключается в том, чтобы накладывать проклятие на своих будущих адептов? Проклятие быть привязанным к символам прошлого, его образам, лицам, идеям, словам? «Великие эпохи», пропитавшие ядом воспоминания детства, смешавшись с ними, сжигают сердца памятью о пионерском галстуке с его светлым, мягким, ласкающим касанием лица на линейке в летнем лагере.

Торжество кровавых побед и романтику детства объединяет одно – навсегда ушедшее прошлое.

И еще живет в современной российской левой идее, воплощенной в институте КПРФ, страх.

Нельзя закрыть дверь, выбросить ключ от покрытого плесенью дома и уйти на улицу навсегда, пустившись в вольное плавание от уютной буржуазной жизни, как когда-то поступил Владимир Ульянов. Ходить с дыркой на подошве, вечно искать деньги на революцию, попав в тюрьму, мыть в ней полы (как Ильич в фильме Сергея Юткевича «Ленин в Польше»).

Может быть, та далекая большевистская бедность сделала цепкой их хватку за ствол власти, живущую и в нынешних мирных, придворных, округлившихся коммунистах. Оторваться от власти и уйти в бедность – опасно. Впрочем, в этом нет необходимости.

Безыдейное, коммерческое российское начальство нуждается в эклектике. Поэтому ее современный идейный каркас (включая хорошее советское прошлое, крымнаш, вертикаль, государственные интересы) составляют взгляды КПРФ и ЛДПР, покрытые краской безжалостного «либерализма» чубайсовского толка.

Новая левая идея из таких связанных с прошлым структур, как КПРФ, родиться не может.

Она придет в политику с двух сторон – с улицы и из университетской аудитории. Она впитает в себя наше время, будет вдохновляться будущим, в ней, как в костре, сгорит марксизм, она по-новому прочитает молодого Маркса, признает правду либерализма – ценности личности, примет охватившую мир лихорадку технического обновления.

Для новой левой идеи само собой разумеющимся будет признание тупиком и кошмаром советского, китайского, кампучийского коммунизма. Она не захочет иметь с ними ничего общего, будет видеть в этих образцах вечное предостережение, осуждать их целиком. «Человечество, смеясь, расстается со своим прошлым», – писал Карл Маркс.

Когда левые политики в России научатся смеяться над комедиями о бывших вождях, тогда можно будет сказать, что левая идея перестала быть только прошлым.

КОНТЕКСТ

30.06.2016

Братья и сестры

Десталинизации не было. Сталин – концентрированное выражение худших черт российского социума – был, есть и будет

31.03.2015

«Левада-центр»: 45% россиян оправдывают сталинские репрессии достигнутыми результатами

«Левада-центр»: 45% россиян оправдывают сталинские репрессии достигнутыми результатами