Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

03.07.2017

Уголок Дурова

Чем больше представители нынешней системы будут запрещать и перекрывать сегодня, тем активнее примутся жрать самих себя завтра

Дуров загнан в угол и согласился на условия Роскомнадзора – так заявляют оптимисты из числа сторонников и сотрудников Александра Жарова; Дуров вышел сухим из воды, по мнению пользователей Telegram, и сохранил лицо. Кто тут прав – не совсем понятно, да и неинтересно. Куда интересней одно из последствий общественной дискуссии: в Госдуме появилась инициатива строго проверить все русскоязычные СМИ, зарегистрированные за границей. Больше того: проверка на иностранное финансирование может грозить любому из российских СМИ. Пессимисты напуганы, оптимистов не видно. Хочется выступить в качестве как раз такого оптимиста, потому что полное блокирование оппозиционной или хотя бы объективной прессы, которое грозит нам ближе к выборам, может стать основанием для раскола именно в стане лоялистов – сейчас объясню, как.

При Сталине, как мы знаем, оппозиции не было вообще – по крайней мере с 1934 года, – но режим это не спасло. В любой государственной системе, если она хочет хоть минимальной устойчивости, обязаны быть несогласные или как минимум сомневающиеся. И если окончательно перекрыть доступ критике извне, равно как и запретить дискуссии, функцию оппозиционеров или сомневающихся против собственного желания возьмут на себя системные и даже лояльные политики. Мы все-таки не совсем Северная Корея, традиция политической борьбы – пусть даже как шоу – в нашем обществе заложена.

Вспомним, что происходило во времена зрелого, закосневшего Сталина. Тогда стало неизбежным «Ленинградское дело», во время которого погибли отнюдь не враги и даже не оппоненты. Больше того, Николай Вознесенский, председатель Госплана, один из лучших советских экономистов, если не единственный серьезный экономист вообще, рассматривался Сталиным как один из преемников. И если уж говорить всю правду, вовсе не желая обелять Сталина, хочу заметить, что участь преемника всегда трагична, вне зависимости от личной воли вождя. Иван Грозный, может, и не убивал своего сына, но легенда в истории всегда торжествует. Преемник – это приговор, по крайней мере в тоталитарной логике; его сожрет если не сам тиран, то верное окружение. Радзинский прав – Коба искренне жалел своих друзей, но раз уж он построил такую пирамиду, друзья были обречены. И Кузнецов, любимец Сталина, и Вознесенский, и Попков – все погибли ровно потому, что после истребления всех реально сомневающихся, от Бухарина до Троцкого, надо было истреблять выдуманную оппозицию. На волне реабилитации Хрущев старался представить Вознесенского и других чуть ли не антисталинистами, пытавшимися избавить экономику от командных методов, но ведь и сам Хрущев никаким антисталинистом не был. Даже Берия не был, хотя над трупом Сталина первым сказал: тиран умер! Никто из них и не помышлял о перевороте, а если помышлял, то ночью, под одеялом. Однако ротация в аппарате не прекращалась, и если бы Господу все это не надоело, Сталин добрался бы сначала до Большого Мингрела, а там и до Молотова. Впрочем, до них все равно добрались.

Когда у системы не останется внешних врагов, она примется сама за себя; когда интернет в России – представим невозможное – станет полностью подконтролен, они начнут бороться с Киселевым и Соловьевым, у которых обнаружится много интересного. Мне кажется, эти процессы уже идут полным ходом, и выражаются они отнюдь не в чистке губернаторского корпуса. Мне кажется, что приготовиться следовало бы Владиславу Суркову, поскольку главной мишенью дела о «Гоголь-центре» является отнюдь не Кирилл Серебренников. Сурков рискует по тем же причинам, что и Кольцов. У Кольцова в свое время не получилось в Испании, у Суркова – в Новороссии; типологическое сходство по многим параметрам налицо, только Кольцов писал талантливее! Думаю, что и перспективы Рамзана Кадырова на очередном путинском сроке неясны. Относительно других потенциальных жертв гадать не станем, очевидно лишь, что при полном уничтожении системной оппозиции, в основном фальшивой и слабой, формируется оппозиция настоящая. Она-то и проводит десталинизацию, по масштабам сравнимую с революцией; она-то и выносит Сталина из Мавзолея – не тогда, когда вскрываются новые его преступления, а тогда, когда ей надо отвести от себя народный гнев.

Так что чем больше они будут запрещать и перекрывать сегодня, тем активнее примутся жрать самих себя завтра; чем азартнее загоняют в уголок живущего за границей Дурова, тем теснее набьются в этот уголок сами.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

30.04.2018

Блокиратор заклинило

Задумав «построить» интернет, государство пока только наломало дров

30.01.2018

Говорите громче, вас прослушивают

Власти придумывают все новые способы контроля за мессенджерами, но смысл этого остается полной загадкой

12.10.2017

Подснежники Роскомнадзора

Пресс-секретаря Федеральной службы по надзору в сфере связи посадили под домашний арест по делу о мошенничестве