Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Владимир Милов

Владимир Милов

политик, экономист

25.06.2017

Все остается Сечину

Игорь Сечин проигнорировал Владимира Путина. Несмотря на личное пожелание президента, чтобы в казну было направлено 50% прибыли от “Роснефти”, глава компании готов сделать это только в следующем году.

Собрание акционеров «Роснефти» 22 июня в Сочи было призвано стать демонстрацией достижений невероятно эффективного менеджмента, который не пожалел хвалебных слов в свой адрес в годовом отчете за 2016 год. Все это славословие странно смотрится на фоне реальных итогов деятельности компании в 2016 году, когда чистая прибыль «Роснефти» рухнула более чем на 51%, при том что цены на нефть Urals снизились всего на 18%, а общая выручка «Роснефти» – всего на 3%. При этом, несмотря на то, что на встрече 20 июня Владимир Путин поручил Игорю Сечину заплатить государству дивиденды в размере 50% чистой прибыли по МСФО, по итогам 2016 года «Роснефть» отдаст лишь 35%. Во время годового собрания акционеров Сечин заявил, что поддерживает решение президента, но тут же оговорился, что исполняться оно будет начиная с 2017 года. Для государства потери на этом не заканчиваются. В конце минувшего года Россия утратила контроль над 19,5% акций «Роснефти», что официально называлось «приватизацией», но все больше свидетельств того, что профинансирована она была на российские же деньги. Теперь дивиденды на этот пакет больше государству не пойдут, а достанутся Glencore и катарскому инвестфонду, которые вложили в сделку по покупке пакета лишь ограниченный объем собственных средств. Инвестиция мечты, что и говорить. Но и это еще не все: Российская Федерация не является прямым владельцем контрольного пакета акций «Роснефти», им владеет техническая прослойка под названием «Роснефтегаз», где председателем совета директоров является все тот же глава «Роснефти» Игорь Сечин. «Роснефтегаз» вот уже много лет аккумулирует на своих счетах дивиденды на госпакеты акций и не спешит делиться ими с государством. По оценкам, там накопилось уже порядка 600 млрд рублей, из части этих денег (которые вообще-то должны автоматом зачисляться в бюджет!) была оплачена «приватизация» 19,5% акций «Роснефти», то есть у государства забрали пакет акций за его же, государственные деньги!

В итоге: чистая прибыль упала – значит, акционерам причитается меньше дивидендов, сами дивиденды занижены против установленной правительством нормативной величины, да еще и в бюджет они не попадут, а останутся на счетах сечинского «Роснефтегаза». Таким образом, от обладания контрольным пакетом акций крупнейшей публичной нефтяной компании мира государство по факту не получает ничего, ноль. Невероятно, но факт. Какой-нибудь небольшой провинциальный ГУП приносит государству больше!

Если посмотреть на другие показатели, то ситуация везде не очень. Хотя «Роснефть» рапортует о росте добычи нефти, но это в основном достигнуто за счет присоединения «Башнефти», а без ее учета в I квартале 2017 года добыча на остальных предприятиях компании снова вернулась в отрицательную зону (-0,3%). Кстати, как только «Роснефть» получила контроль над «Башнефтью», то сразу объявила, что эта компания переносит выплаты дивидендов. Хотя год назад она заплатила 50% от прибыли по МСФО, ровно в соответствии с требованиями правительства, и причитающиеся на принадлежащий государству пакет дивиденды шли в бюджет. Теперь этого больше не будет.

Страсть к приобретениям новых активов мешает «Роснефти» активнее инвестировать в поддержание и рост добычи: в прошлом году Игорь Сечин обещал Владимиру Путину нарастить капитальные инвестиции до триллиона рублей, но так и не смог этого сделать (по итогам 2016 года капитальные вложения составили 709 млрд рублей). А наращивание инвестиций крайне необходимо в ситуации, когда крупнейшие старые месторождения в Западной Сибири находятся в стадии падающей добычи, там нужно наращивать эксплуатационное бурение. Тем не менее на новые приобретения «Роснефть» тратит деньги куда охотнее, чем на инвестиции в разбуривание своих базовых месторождений: в прошлом году прирост капвложений составил всего 114 млрд рублей, тогда как на покупку «Башнефти» было потрачено 330 млрд.

Страсть к приобретениям сформировала огромный долг: с учетом обязательств по поставкам нефти в зачет уже полученной (и потраченной) предоплаты обязательства превышают 5 трлн рублей, что выше годовой выручки компании. В счет предоплаты компания поставляет нефти и нефтепродуктов уже почти на 300 млрд рублей в год, не получая за это ничего (деньги были истрачены на расчеты по долгам за покупку ТНК-ВР).

На этом фоне абсурдно смотрятся заголовки о том, что правление «Роснефти» выписало себе рекордные бонусы за I квартал этого года – 1,5 млрд рублей, увеличение квартальной премии в сто (!) раз. Как думаете – есть за что?