Алексей Мельников

Алексей Мельников

Экономист, публицист

11.04.2017

Неживой журнал

«Живой журнал», еще более «усохнув», возможно, и переживет политические ужесточения, оставаясь интернет-заповедником любителей больших текстов и архивов. Но дни ЖЖ как бизнес-проекта, очевидно, сочтены

Процессия переноса блогхостинга для останков «Живого Журнала» из Америки в Россию органично влилась в шествующую по нашей державе чинную, с плакатами и флагами, демонстрацию запретов, ограничений, навязанных услуг. Административная бригада «жэжэшечки» на днях ультимативно и споро даровала пользователям соглашение – новый пользовательский завет. Смысл его – в росте ответственности пользователей за контент, возможности администрации ЖЖ передавать сведения уполномоченному начальству. Здесь же – необходимость для пользователей являться с отметкой в свой ЖЖ не реже одного раза в полгода – как уголовникам на условном сроке; фактический отказ от старого обязательства не размещать рекламу на страницах платных пользователей. И, наконец, словно вишенка на пирожном, запрет на политическую агитацию.

Все это больше или меньше, с оговорками, но суть именно такова.

В итоге после установленных ограничений вместо воздуха свободы, живых обсуждений в ЖЖ будет утверждаться атмосфера затхлых, нудных ограничений, обоснованных яровыми законами, охранительными намерениями, – всего того, что выступает под маской правильного и полезного, но по сути является мертвым. «Палочки должны быть попендикулярны».

При этом большой вопрос, как будет осуществляться контроль, насколько он будет эффективным. Провозгласить в нашей стране можно что угодно, но контролировать какую-нибудь «политическую агитацию» – задача непростая, требующая больших ресурсов при сомнительных результатах.

Одно из двух. Будет контроль эффективным – пользователи убегут. Не будет эффективным – зачем тогда он нужен? Как ни посмотри – все плохо.

Но есть в этой истории и другая сторона – экономическая.

«Живой Журнал» не то что не монополист, а безнадежное ретро, уходящая натура, позавчерашний день интернета, давно отступивший перед затмившими, обогнавшими его Фейсбуком, ВКонтакте или Твиттером. И это не просто ретро, а вынужденное конкурировать ретро. Это все равно что сегодня на рынке мобильных устройств старым телефонам конкурировать со смартфонами. Какие у них шансы?

Понимая это, администрации ЖЖ следовало бы не затруднять жизнь своим пользователям, а, наоборот, облегчить им общение, дать им возможность вести политические дискуссии без ограничений. Постараться удержать людей подольше на обломках своей интернет-античности, сохранить свой нишевой ресурс – любителей больших текстов и архивов.

Но нет, поскольку со старомодным ресурсом новых высот не взять, видимо, в экономическом плане взята линия на то, чтобы выжать из него все, что только можно. А там видно будет. Русский «авось».

Есть в судьбе ЖЖ любопытный символизм, в «капле воды» отражающий конкуренцию России и западных стран. Устаревший продукт, вместо того чтобы уйти с рынка, закрыться, годами совершенствуется, вытягивает на свое существование ресурсы, очевидно уступая конкурентам все больше и больше. Вводятся какие-то убогие мелочи, вроде нарисованных под сообщениями сердечек.

То же и с российской экономической и политической системой – никакие косметические перемены не изменят ее отсталой сути.

Есть и еще одна особенность ЖЖ. Поскольку блог-платформой владеет компания, принадлежащая одному из олигархов призыва 90‑х годов, наглядно видны способности олигархических структур конкурировать на свободном рынке и развивать полученное ими достояние.

Но вместе с тем печальная судьба ЖЖ закономерна. В сегодняшнем быстро меняющемся мире то, что 10–15 лет назад казалось устойчивым, превращается в призрак, уступая место новым идеям, новым продуктам. ЖЖ может служить очередным назидательным примером.

Есть во все более уходящем в прошлое «Живом Журнале» и ностальгическая нота. Как есть она в старых пластинках и проигрывателях для людей своего поколения или в пленочных и кассетных магнитофонах, в черно-белом кино с навсегда ушедшими актерами.

Через ЖЖ в пору его расцвета, его модности прошло не одно молодое поколение, жившее в мире, не знавшем еще Фейсбука, Твиттера, Инстаграма и уж тем более Снэпчата.

Только стремительно бегущее вперед время не позволяет остановиться и спросить повзрослевших «детей ЖЖ»: а каким он был,  тот электронный мир?

Скорее всего, дни ЖЖ как бизнес-проекта сочтены. Возможно, он переживет ужесточения, но еще более усохнет. Его лучшие дни явно давно позади. И наступит время, когда его сердце перестанет биться.

Но все же он останется в памяти тех, кто благодарно помнит «Живой Журнал» как территорию свободы, свежего ветра и молодости.

КОНТЕКСТ