Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
14.03.2017

Время волков

Стабилизировать ситуацию в Ираке и Сирии, погасить конфликты в других горячих точках региона – единственный шанс не допустить возникновения новой базы, а значит, и рекламы для террористов

Согласно данным Пентагона, террористическая группировка «Исламское государство» (запрещена в РФ) потеряла около 65% территории, захваченной ею в Ираке и Сирии за последние три года. Вот-вот должен быть полностью освобожден иракский Мосул, на очереди – сирийская Ракка. Именно эти города считаются неофициальными столицами Исламского государства. Именно так – без кавычек.

Террористы мечтали и продолжают мечтать о воссоздании исламского халифата без границ. Именно поэтому в 2014 году, после взятия Мосула, группировка отказалась от географической привязки в своем названии «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Смена названия стала декларацией о намерениях – мы не остановимся на Ираке, Сирии и Ливане. Это и случилось. В центре внимания ИГ оказалась Европа.

Безусловно, террористы несут серьезные потери на Ближнем Востоке. Численность бойцов группировки в Ираке и Сирии сократилась более чем в два раза. Летом 2014 года в ее рядах воевали свыше 30 тысяч иностранных наемников, теперь – около 15 тысячи бойцов. Потерян контроль над иракской нефтью, хотя еще остается доступ к сирийской. Но это еще не конец. Военные эксперты дают полгода на зачистку населенных пунктов в Ираке и Сирии от ИГ. Но классическая война превратится в «партизанскую». Террористы-одиночки вместо крупных отрядов. Еще неизвестно, что страшнее.

ИГ не новичок на этом направлении. Ее история началась с подобных акций в Ираке еще в 2006 году. И именно у ИГ появился для этого новый термин – «одинокие волки». К операциям таких «волков» относят теракты группировки в Европе.

Понадобилось восемь лет, чтобы ИГ окрепла и обрела самостоятельность от «Аль-Каиды» (запрещена в России), чьим подразделением первоначально была. Потеря Мосула и Ракки во многом перечеркнет все достижения за последние несколько лет, повернет историю вспять, но это не означает конца группировки. Она будет оставаться вполне дееспособной, так же, как дееспособной уже многие годы остается «Аль-Каида». О последней мы слышим меньше лишь потому, что зона ее интересов расходится с тем, о чем пишут российские СМИ в последнее время. «Аль-Каида» не так активна в Европе, как ИГ, и более умело маскирует свою деятельность. Так, многие группировки, входящие в сирийскую вооруженную оппозицию, в свое время присягали «Аль-Каиде» или воевали вместе со связанными с ней подразделениями. Сегодня их представители ведут переговоры в мировых столицах, встречаются в том числе с российскими дипломатами. Или другой пример маскировки – «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ), также связанная с «Аль-Каидой», сменила свое название на «Джебхат Фатх аш-Шам», чтобы не числиться в международных террористических списках. Впрочем, в данном случае это не помогло.

Опыт группировок сирийской оппозиции оказался более удачным, равно как и опыт талибов. И с теми, и с другими международное сообщество пытается наладить диалог. Но откажутся ли они от идеологии джихада, борьбы с неверными, всеми, кто стоит на их пути? Или же международное сообщество не будет волновать, если джихад ограничится территорией отдельно взятой страны?

«Исламское государство» стало вызовом для всех именно своей претензией на мировое господство. И, несмотря на потерю территорий, она от них не отказывается.

Боевики ИГ активно действуют на Синае, в секторе Газа, Ливии, Афганистане, Европе. В последнее время ИГ нацелилось на Китай. В тот момент, когда группировка несла серьезные потери в Ираке и Сирии, на ее сайте, ориентированном на Центральную Азию, появился ролик, призывающий к борьбе с китайскими властями в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. На этот же регион нацелилась и «Аль-Каида».

Впрочем, для рядовых граждан в любой стране мира не имеет значения, чья рука несет смерть. «Аль-Каида», «Исламское государство» или любая другая группировка, лозунгом которой является «смерть неверным», потенциально опасны. Но мало уничтожить ячейки ИГ в Ираке и Сирии, необходимо стабилизировать ситуацию в этих странах, погасить конфликты в других горячих точках региона – Палестине, Афганистане, Ливии, Йемене и т. д. Это кажется фантастичным и невозможным. Но это единственный шанс не допустить возникновения новой базы, а значит, и рекламы для террористов. Нет пиара – нет денег, нет бойцов. Пока же во многих мечетях в разных уголках мира звучат призывы к джихаду и молитвы за тех, кто воюет в Ираке и Сирии с неверными.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

30.09.2017

Путин собирает друзей

Российский президент провел неделю за товарищескими встречами и отставками/назначениями губернаторов

25.09.2017

Конкуренция на финише

Чего добилась Россия за два года военной кампании в Сирии

21.08.2017

Зомби безопасности

Чем больше российские власти заботятся о безопасности России, тем сильнее другие страны ощущают исходящую от нее угрозу