Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Алексей Михайлов

Алексей Михайлов

Заместитель главного редактора журнала «Профиль»

27.02.2017

Принуждение к труду

Вопрос о введении в России налога на тунеядцев можно считать решенным. Он лишь отсрочен на год: до президентских выборов Кремль вряд ли будет дразнить избирателей

Этот налог, который наверняка вскоре будет введен, премьер-министр страны запретил называть по имени. А пресса дала ему имя говорящее: НАЛОГ НА ТУНЕЯДЦЕВ. Почему оно не понравилось нашему премьеру?

В стране нет тунеядцев? Как и политзаключенных? Или не хочется оскорблять потенциальных плательщиков? Так власть специально придумывает оскорбительные названия, например, для «иностранных агентов», которые не иностранные и не агенты. Вот в Белоруссии Лукашенко без лишних церемоний назвал свой указ «о предупреждении социального иждивенчества». Почему же наше правительство лицемерит? Чтоб не раздражать электорат?

Помнится, в 2013 году я впервые услышал о разработке налога на тунеядцев в российском Минтруда. Воспринял тогда как анекдот, как абсурдную инициативу чрезмерно прытких чиновников, не имеющую перспектив. И действительно, о ней вскоре забыли. Но в конце прошлого года с бумажек по этому налогу сдули трехлетнюю пыль. И зашли сразу с двух сторон – или налог на тунеядцев (предложил Минтруд), или отказ в предоставлении бесплатных медуслуг людям, не платящим деньги в государственные фонды. Со второй идеей поручили выступить человеку как бы от имени регионов – председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко.

Обе инициативы имеют неприятный «душок» противоречия Конституции РФ: «Принудительный труд запрещен» (ст. 37). Что такое налог на тунеядцев, как не принуждение к труду? «Каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь» (ст. 41). Каждый! Впрочем, разве наши власти это хоть когда-то останавливало? У нас многие статьи Конституции откровенно нарушаются (право на митинги, на тайну переписки и т. д.) – так почему же тут останавливаться?

Теперь вопрос выглядит почти решенным – после того как аналогичный налог ввел Лукашенко. На сегодня, пожалуй, единственное, что отделяет нас от этого налога, – это марши «рассерженных белорусов». Да и то, как отделяют? Просто отдаляют принятие этого налога на год (не с 2018-го, а с 2019 года), до президентских выборов Кремль вряд ли будет дразнить избирателей.

Еще один интересный вопрос – о величине этого налога. Вот не ценим мы доброту начальства. Топилинские «20 тыс. руб. для начала» в октябре и 25 тыс.руб. в январе – это ведь с жалостью к людям (помните старый советский анекдот: «добрый командир, всего лишь сапогом в морду, а мог бы и шашкой зарубить»?). Если все правильно посчитать по «методу Топилина», то с минимальной зарплаты работодатель платит в три государственных фонда не 20 тыс. и не 25 тыс., а 38 571 руб. в год (30% сверх зарплаты), это не считая подоходника. С 1 июля с повышением МРОТ эта сумма вырастет до 40 114 руб. Минтруд жалеет «тунеядцев» и называет сумму почти вдвое меньшую. Россияне должны быть благодарны, а мы не ценим…

Примерно столько платят компании и ИП на «упрощенке» за работника (22 500). Впрочем, «тунеядцам» все же далеко до настоящих «любимчиков» государства: IT-компании и резиденты «Сколково» платят в фонды всего 14 651 руб. (при выплате работнику МРОТ), а участники СЭЗ «Крым», резиденты территорий опережающего развития и свободного порта «Владивосток» – всего 7403. Назначить налог власть должна на уровне никак не выше работников ИП по «упрощенке», т. е. 22 500. Потому что иначе людям будет выгоднее отнести трудовую книжку знакомому ИП и возмещать ему затраты на выплаты в госфонды. Выше нельзя – ниже можно, но зачем? Вот откуда берутся эти 20–25 тыс. руб. налога у Топилина, а вовсе не из его якобы расчетов…

Стоит ли напоминать, что в Белоруссии с введением такого налога резко выросло число официально зарегистрированных безработных, людей, занимающихся предпринимательством по заявительному принципу, а также их работников? Только представьте, какой вал людей сразу наймут компании в Крыму, в порту «Владивосток», сколько людей побегут работать в «Сколково» и IT-компании? И как разом скакнет официальная безработица в стране… Так и хочется сказать Топилину: «не будите спящую собаку».

Но больше всего возмущает в этом налоге, конечно, его лицемерная пропаганда. Власти вроде бы защищают тех, кто платит в госфонды, от тех, кто не платит. Топилин заявляет, что он ликвидирует несправедливость. Но тогда с введением этого налога у «честных» платежи должны симметрично снизиться. А вот такой вариант в правительстве даже не рассматривается. Государство просто возьмет еще денежек с населения, и все этим кончится. Принцип – не «всем лучше», а «всем хуже». Впрочем, почему бы не обирать население, которое все терпит, да еще и голосует, как надо власти?

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

13.12.2017

Рост недовольства ростом

Эксперты ФБК подвели итоги года и усомнились в экономических достижениях России

08.12.2017

Почти налоговая почти реформа

Что ждать от введения НДД — нового налога в нефтегазовой отрасли

23.11.2017

Пленник Лазурного берега

Французские власти предъявили Сулейману Керимову обвинения и отпустили его под залог и подписку о невыезде