Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Дмитрий Быков

Дмитрий Быков

писатель, публицист

16.07.2016

Неменьшее зло

Российские патриоты злорадствуют по поводу теракта в Ницце. Но Россия сегодня не является мишенью агрессивных терактов вовсе не из-за ее эффективности в борьбе с террором

Значительная  часть российских патриотов радуется европейским терактам и не умеет этого скрыть; выделяются три реакции. Первая – в исполнении ребят попроще: вот вам за то, что вы не любите нас, вот вам за ваш Евросоюз, за неумение решить проблемы с беженцами, за недостаток жесткости и суверенитета. Второй вариант: учитесь у России. Третий – сравнительно цивилизованный, для публичных спикеров: теперь вы понимаете, что должны с нами сплотиться? Вам ясно теперь, что мы союзники в борьбе с террором? Мы у себя его победили, наш опыт огромен, сплотимся же, и забудьте про Крым и Донбасс: неужели вам самим не надоели все эти хох… простите, украинцы, делающие все больше глупостей?! Мы исторические союзники, «придите в мирные объятья, товарищи, мы станем братья». У нас хорошая разведка, надежные связи, мы можем кое с кем договориться, понимаете? В противном случае, сами понимаете, мы ничего не гарантируем.

Подобную тактику регулярно применял Советский Союз: для Запада он в самом деле был сравнительно терпимым, цивилизованным злом. Все-таки не Арафат. Возможно, радикализация ислама во всем мире произошла именно потому, что Советский Союз был разрушен и Запад остался с самым злым врагом один на один. СССР был как бы буфером между западной цивилизацией и агрессивным Востоком, он действительно умел с этим Востоком договариваться, он активно предлагал свои посреднические услуги на этом пути – и для Запада, конечно, лучшим партнером был Евгений Примаков и люди его типа, нежели ближневосточные друзья Евгения Примакова.

После Ниццы все три типа реакции предсказуемо и демонстративно повторились: наиболее откровенные мерзавцы кричат, что Франция продала свой суверенитет Евросоюзу, что Олланд слабак, что против нас небось террористы не смеют вякнуть, не говоря уж стрелять, потому что у нас разведка, контрразведка и стальные тестикулы. Другие призывают перестать наконец заигрывать с убийцами и превратиться в полноценное закрытое общество, то есть отказаться от всего того, что террористам как раз и ненавистно. Лучше бы всего начать с закрытия «Шарли Эбдо», да и остальная пресса что-то расшумелась, и хорошо бы больше трех не собираться, берите пример с антитеррористического пакета Яровой. Третьи, не в силах сдержаться, кидаются использовать теракт в геополитических, как они это называют, интересах: ну теперь-то вы видите, что мы и есть ваши самые надежные друзья? У вас нет альтернативы, американцам вы не нужны, им со своими убийцами полицейских разобраться бы, а если вы признаете нас, как в свое время, меньшим злом… ведь на фоне ИГИЛ (запрещенного в России) мы совершенно пушистые… понимаете ли вы теперь, несчастные, кого – и зачем?! – вы лишили «Мистралей»?!

Начнем с того, что закрытое общество вовсе не так эффективно в борьбе с террором, как кажется его адептам. Да, Россия не становится сегодня мишенью таких агрессивных и разрушительных терактов, как Европа. Но, во‑первых, она ею была, достаточно вспомнить начало нулевых. И не сказать, чтобы нарастающая закрытость этого общества сильно ему помогла. Скорее, мы перестали восприниматься как враг номер один – именно потому, что в качестве символа свобод нас теперь никто не воспринимает; есть и другие причины, от упоминания которых воздержимся по недостатку места. А во‑вторых, стать врагом, уподобиться ему – вообще не способ победить его. Это скорей вариант ускоренного самоубийства. И потому Франция, Германия и Штаты в борьбе с рудиментами средневековья не сделают ни шагу в его сторону, даже если все патриоты России и Израиля захлебнутся криком.

Что касается меньшего зла – Советский Союз, как бы ни симпатизировали ему отдельные леваки и даже «ястребы», по сходству, так и не стал для Запада надежной альтернативой радикалам Востока. Он и во времена совместной борьбы с фашизмом не воспринимался так никем, кроме доверчивых интеллектуалов вроде Фейхтвангера: Черчилль в Фултонской речи быстро избавил мир от подобных иллюзий. И как союзник в борьбе с радикальным исламом Россия на Западе тоже не смотрится. Справиться с террором они там так и не смогли, а вот с Советским Союзом, не без активной его помощи, справились. И это очень горько, потому что не самая плохая была страна. Гораздо лучше нынешней. Родина моя. Другой не будет. Но вот она так себя поставила, что перестала существовать, на беду нашу. И никого ничему это не научило.

КОНТЕКСТ

27.03.2017

Скорее мертв, чем жив

Марин Ле Пен предрекла гибель Евросоюза, потому что европейцам он не нужен

27.03.2017

«Я стараюсь заразить людей оптимизмом»

Эммануэль Макрон – кандидат в президенты Франции, сенсация нынешней предвыборной кампании, аутсайдер, превратившийся в фаворита, – о неожиданном взлете своего рейтинга, тоске французов по новой политике и необходимости серьезных реформ в стране.

22.03.2017

Вред от прибыльных связей

Франсуа Фийона заподозрили в организации встреч с Владимиром Путиным за деньги