Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Михаил Субботин

Михаил Субботин

старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

31.05.2016

Санкции в режиме нон-стоп

Санкции опасны даже не прямыми текущими потерями, а тем, что из-за них Россия теряет свое место на мировом рынке

Санкции с момента их введения стали чем-то вроде прогноза погоды: они сопровождают информационные выпуски, являются обязательным элементом в программе выступлений политиков, экспертов… Что тут у нас сегодня? Солнце или осадки, сила ветра? Смягчат, отменят, сохранят, ужесточат? Кто за, кто против? Что означает очередное заявление в иерархии международных событий: есть на что надеяться или так… сотрясение воздуха?

Очередной срок действия санкций ЕС против РФ в связи с событиями в Донбассе завершается 31 июля, поэтому уже сейчас Евросоюз приступает к обсуждению вопроса об их продлении. А тем временем заявления официальных лиц множатся и чередуются в медийном пространстве, создавая ощущение слаженной работы доброго и злого следователей: от надежд – к разочарованию, от разочарования – к новым надеждам.

Глава МИД Сергей Лавров в который раз высказывает «принципиальную позицию Москвы» относительно односторонних санкций, заявляя, что такая попытка давления на Россию «не заставит власти страны поступиться национальными интересами». Но ведь тянущиеся куда-то в бесконечность санкции очевидно и сами не в национальных интересах! В чем состоят эти национальные интересы? Худой мир лучше или хуже доброй ссоры?

Конечно, при этом неизменно добавляется, что Россия не планирует закрываться от остального мира, но ведь на деле еще как закрывается! И без урегулирования причин, вызвавших санкции, под заявления, что не мы санкции вводили, не нам их и отменять, воронка санкций затягивает, нанося ущерб экономике стран, вовлеченных в нее, и фраза «Время – деньги!» приобретает новый смысл.

А пока давятся гусеницами бульдозерных контрсанкций не только яблоки, клубника или сыр. Самыми пострадавшими оказываются именно те, кто поставил на нашу страну: государства, компании, конкретные люди. Тем, у кого не было точек соприкосновения, и терять нечего. Санкции больно бьют как раз по друзьям и партнерам!

Более того, даже не присоединившиеся к санкциям неизбежно вынуждены сверять свои действия с теми, кто присоединился, чтобы не «переступить черту» и самим не попасть под санкции. Приходится от греха подальше держаться в стороне. Действует своего рода «аргентинский синдром», когда суд «всего лишь» принял обеспечительные меры, то есть запретил всем третьим лицам в финансовом секторе – банкам, инвесткомпаниям и т.п. – получать и обслуживать любые платежи по аргентинскому госдолгу…

Потери не сводятся к не поставленным технологиям или не выданным кредитам: невозможно посчитать «неродившихся детей» – Россия каждый день теряет от несостоявшихся инвестиционных проектов, от оттока капитала, а в результате нет новых рабочих мест, нет новейших технологий, не уплачены налоги в бюджет. В экономике все взаимосвязано: то, что не попадает в государственный кошелек, не попадает и в личный.

Введение контрсанкций означало пиррову победу противников вступления России в ВТО: те же группы интересов, с теми же лозунгами. Вот только устранение конкурентов – это палка о двух концах: проще стало выйти на рынок, но труднее «держать фасон» – обеспечивать качество товаров, повышать эффективность производства, снижать цены для потребителя, а в результате – международная изоляция, помноженная на самоизоляцию.

Импортозамещение само по себе, несомненно, полезно, но парадокс состоит в том, что им можно и нужно заниматься, не изолируясь, а находясь внутри современных технологических цепочек, нащупывая новые возможности и завоевывая новые рынки. И наоборот, попытки самостоятельно изобретать велосипед и вариться в собственном соку – прямой путь к консервации отсталости.

Опасны даже не прямые текущие потери, которые вызывают живой интерес комментаторов, а то, что из-за санкций Россия теряет свое место в мировом разделении труда, традиционные рынки сбыта, «политые потом» нескольких поколений. И как следствие, происходит передел мировых рынков. Когда России придет время на них возвращаться, такое возвращение будет дорого стоить, как всякая попытка отвоевать свое место на рынке у облюбовавших его стран и иностранных компаний.

Отсутствие прямых сиюминутных угроз ныне легко выдается за отсутствие ущерба: мол, «чем дальше, тем меньший эффект будет оказывать санкционный режим, а адаптация к нему в экономике – это уже свершившийся факт» (Алексей Улюкаев). Как задержка дыхания – за умение дышать под водой.

КОНТЕКСТ

30.11.2017

Госпрятки

Российские компании и силовики получили право скрывать поставщиков и подрядчиков

27.09.2017

Мания без понимания

Президент США Дональд Трамп готов решить северокорейскую проблему военными методами, но пока наращивает санкции

12.09.2017

Травой будут топить

Совет Безопасности ООН ужесточил санкции в отношении Северной Кореи