Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас
Сергей Шелин

Сергей Шелин

Обозреватель информационного агентства «Росбалт»

16.04.2016

Стагнация стоит денег

Общение Путина с народом оставило впечатление, что президент не слишком хорошо осведомлен о состоянии дел в стране. И может просто не знать о том взрывателе, который вмонтирован в им же утвержденные финансово-хозяйственные планы 2016 года

Путин обещал подданным то, от чего они успели отвыкнуть, – мир и отсутствие перемен. Проблема в том, что бесплатно даже и в застой возврата нет.

Мало кто вытерпел до конца «прямую линию с Владимиром Путиным». Все те же вымученные остроты, та же унылая массовка, и даже неизбежные девочки с умильными репликами, кажется, те же, что в прошлые разы.

Однако новейшую свою доктрину вождь изложил именно там, пусть и в малоудобной для понимания форме.

Стартовый ее тезис: «Мы не оказываемся и не окажемся во враждебном кольце. У нас очень добрые отношения с подавляющим большинством стран». Звучит свежо. И последовательно развивается по пунктам.

Обама – благородный человек, признал свои ливийские ошибки. Новый канадский премьер – давний знакомый. Японские правители – хорошие, и если поведут себя правильно, то не исключен даже и компромисс по территориальному вопросу. Украина огорчает олигархическим засильем, но вполне может стать добрым соседом. Египетский и турецкий туризм будет, видимо, и дальше перекрыт, но вовсе не из принципа, а только потому, что там опасно. Даже и сама Турция – дружественная, оказывается, держава, несмотря на неадекватность некоторых руководящих лиц.

Это совершенно не те изоляционистские интонации, к которым привыкли за два года. Путин чувствует, что подданные устали враждовать с человечеством, и дает понять: новых военно-пропагандистских импровизаций больше не будет. По крайней мере, до осенних выборов. Кремль займется экономикой, обустройством народной жизни и вообще мирными домашними делами.

Займется, понятно, не в том смысле, что примется все менять. И во время «прямой линии», и, куда откровеннее, в разговоре с журналистами после ее окончания первое лицо заверило, что перемен не будет и что руководством к действию останется «антикризисный план правительства», т.е. совокупность импровизированных путинских предписаний, нашептанных лоббистами.

Путин явно считает, что самое неприятное в экономике уже позади и если разгрузить текущую политику от резкостей и чрезмерностей и меньше дразнить людей радикальными жестами (слова «аккуратно», «взвешенно» и «без рывков» повторялись им многократно), то народ вот-вот приспособится к новым условиям жизни и сам еще будет благодарить начальство за возвращение в уютную атмосферу докрымского застоя.

Первый возникающий в связи с этим вопрос: а хорошо ли Путин осведомлен о состоянии хозяйственных дел? Ответ: не похоже. Сравнение приведенных им цифр с данными госстатистики говорит о том, что обслуга снабжает его радужными непроверенными сведениями, а в дальнейшем их не исправляет.

Жилищное строительство в 2015‑м вовсе не «достигло максимума», как он сообщил, а, наоборот, слегка сократилось по сравнению с 2014‑м и составило не 85 млн кв. м, а 83,8 млн кв. м. Не говоря о том, что в первые месяцы 2016‑го оно поехало вниз уже не плавно, а резко. Уровень безработицы сейчас составляет 5,8%, а не 5,6%. Международные резервы на середину апреля ($388 млрд) вернулись не «к началу 2014 года» (когда они составляли $511 млрд), а только к началу 2015‑го.

Все цифры, которыми оперирует Путин, приукрашены. Одни слегка, другие – сильно.

Но дело не в самих неточностях. Они наводят на мысль, что он может просто не знать о том взрывателе, который вмонтирован в им же утвержденные финансово-хозяйственные планы 2016 года.

За январь–февраль дефицит федерального бюджета был всего 0,11 трлн руб. Это объяснялось тем, что финансирование трат по статье «национальная оборона» составило 0,34 трлн руб. и далеко отставало от плана. Именно этим краткосрочным ужатием военных расходов объясняется относительное благополучие последних месяцев – снижение инфляции, сокращение реальных ставок, прекращение спада в нескольких секторах экономики и т. д.

Но в марте все встало на место. Военные траты выросли на 0,6 трлн (до 0,94 трлн за квартал). Ровно настолько же вырос и бюджетный дефицит – до 0,71 трлн за квартал. Попытка и дальше выполнять неподъемный военно-расходный план сломает бюджетный баланс, за достижение которого народ уже заплатил резким спадом уровня жизни. Поиск нового баланса означает новый тур затягивания поясов.

Судя по рассуждениям Путина во время «прямой линии» (что текущий бюджет Минобороны еще можно слегка урезать, но уж гособоронзаказ нельзя никак), он то ли не догадывается, то ли не думает о том, что из этого вытекает.

За возвращение в застой кому-то придется заплатить. Или силовому комплексу. Или народу.

И дорого.

КОНТЕКСТ

21.09.2017

Найдется образ будущего

Владимир Путин в сопровождении Сергея Кириенко посетил офис компании «Яндекс»

07.09.2017

Территория неопределенного будущего

На ВЭФ-2017 поговорили о мире с Японией

06.09.2017

Русский остров намерений

На ВЭФ-2017 поговорили о КНДР и заинтересованных инвесторах