26.09.2015 | Александр Баринов | Екатерина Буторина

В состоянии глубокой Коми

Губернатора Вячеслава Гайзера объединили в преступное сообщество с коллегами и бизнесом вопреки безупречной репутации и высоким рейтингам

По версии следствия, губернатор Коми Вячеслав Гайзер воровал заводы – такие как, например, Сыктывкарский лесопильно-дерево- обрабатывающий комбинат Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Мотивы ареста руководства республики Коми не понятны, несмотря на рассказы Следственного комитета об украденных региональными чиновниками заводах и гостиницах и килограммах изъятых у них драгоценностей. Единственный вывод, который могут сделать остальные губернаторы – от позорных отставок и коррупционных дел сегодня не гарантирован никто.

Разоблачение преступного сообщества в лице почти всего руководства республики Коми во главе с губернатором Вячеславом Гайзером стало главной интригой не только уже прошедшей недели, но, вне всякого сомнения, ближайшего будущего. Несмотря на потоки информации от следствия с подробностями махинаций, вменяемых чиновникам, причины произошедшего, мотивы действий властей и перспективы дальнейшего развития ситуации остаются полной загадкой. Более того, разъяснения следствия по ходу дела прямо противоречат официальной версии и логике провластной информационной политики.

Губернатор и сообщество

Арест Гайзера и его предполагаемых сообщников сразу же был признан самой масштабной «зачисткой» в регионах в современной российской истории. Губернаторов, так же, как и их заместителей и мэров крупных городов, и раньше регулярно со скандалом отправляли в отставку, отдавали под суд, отправляли в СИЗО, вызывали на допросы и разоблачали в СМИ. Но никогда еще такие процедуры не проводились столь неожиданно и тотально.

Фактически за одни выходные 19-20 сентября целый российский регион оказался обезглавлен. Помимо самого Гайзера, были задержаны почти два десятка человек — вице-губернатор Алексей Чернов, председатель Госсовета Коми Игорь Ковзель, заместитель главы правительства республики Константин Ромаданов, бывший сенатор от Коми Евгений Самойлов, начальник управления информации администрации главы Коми Павел Марущак, глава Фонда поддержки инвестиционных проектов коми Игорь Кудинов, а также целый ряд бизнесменов и юристов, которых Следственный комитет (СК) в своем сообщении обозначил как «финансисты-технологи».

В числе руководителей этого организованного преступного сообщества (ОПС), причем, были названы не только Вячеслав Гайзер и его заместитель Чернов, но и бизнесмен Александр Зарубин, задержать которого СК и ФСБ не удалось — по последним данным, он находится якобы в Великобритании, и в скором времени его собираются объявить в розыск. И именно Зарубину по мере появления подробностей расследования во всей этой истории была отведена особая роль как человеку наиболее влиятельному в политических и бизнес-кругах. В 1990-е годы он работал на руководящих постах в Пенсионном фонде России, «Тюменской нефтяной компании», затем занимал должность заместителя полпреда президента в Приволжском федеральном округе, а с 2003 года имя Зарубина стало ассоциироваться с компанией «Ренова». Сначала он трудился в одноименной инвестиционной компании, а после ее реструктуризации занял кресло заместителя председателя правления группы компаний «Ренова». Ушел он оттуда еще в 2009 году, тем не менее, в свете последних событий «Ренове» пришлось специально заявить, что Александр Зарубин к ним давно не имеет никакого отношения.

Вячеслав Прокофьев/ТАСС
Глава Республики Коми Вячеслав Гайзер перед рассмотрением ходатайства следствия об аресте по делу об организации преступного сообщества и мошенничестве в Басманном суде.Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Собственно, именно из-за этого появилась одна из альтернативных версий, согласно которой на самом деле главной целью разворачивающегося расследования являются не губернатор Коми и его соратники, а именно Александр Зарубин и его партнеры или бенефициары. Впрочем, и без этого само следствие дало массу поводов усомниться в том, что Вячеслав Гейзер пал жертвой бескомпромиссного и трудного расследования на ниве борьбы с коррупцией.

По секрету всему Коми

Официально, как сообщил СК, главе Коми и другим фигурантам дела вменяется мошенничество и организация преступного сообщества (ст.159 и 210 УК РФ). По данным следствия, действовало это сообщество еще с 2006 года и занималось махинациями по отчуждению государственных долей в различных предприятиях в пользу подконтрольных Гайзеру и его сообщникам частных компаний, включая и офшорные. Также было заявлено, что расследование в отношении ОПС было начато еще в 2011 году.

Уже на этой стадии объяснения происходящего у многих наблюдателей возникли вопросы по поводу предприятий, которые якобы похитили губернатор Коми с подельниками. В частности, были названы «Сыктывкарский лесопильно-деревоперерабатывающий комбинат» (ОАО «СЛДК»), сыктывкарские гостиницы «Югор» и «Авалон», «Сыктывкарский ЛВЗ», птицефабрика «Зеленецкая», «Сыктывкарский хлебокомбинат» и «Сыктывкарский молочный завод». Даже не вдаваясь в детали, как именно все эти предприятия были приватизированы, очевидно, что масштаб их исключительно региональный, а то и местечковый, который никак не соответствует заявленному масштабу разоблачений.

К тому же, как следует из данных самого следствия, махинации с этими предприятиями отнюдь не были секретом. Например, еще в 2011 году представители Сбербанка сообщали в республиканские ФСБ и МВД о попытках неправомерного увода средств ОАО «СЛДК», который стал уклонятся от возврата кредита в 500 млн рублей. Но тогда признаков криминала правоохранители не нашли и в возбуждении уголовного дела отказали.

Кроме того, не согласуются и оценки результатов арестов и обысков. Сначала СК, подчеркивая масштабы успеха, сообщил, что «по местам жительства и работы фигурантов уголовного дела изъято более 60 кг ювелирных изделий, 150 часов стоимостью от 30 тыс. долларов США до 1 млн долларов США». Тут же по ТВ следствие продемонстрировало эту самую коллекцию часов, обнаруженную у Вячеслава Гайзера. Но через пару дней оказалось, что деньги участники преступного сообщества использовали иначе. «Они не тратили добытые преступным путем средства на покупку часов или обналичивание денег, - сказал представитель СК Владимир Маркин в телеинтервью. - Все деньги в основном у них уходили туда, за рубеж».

СК РФ/РИА Новости
Об обысках и арестах у членов преступного сообщества из Коми следствие сообщало почти в прямом эфиреСК РФ/РИА Новости

Все это, в целом, выглядит почти смехотворно на фоне разоблачений, звучавших ранее в адрес многих других попавших в опалу губернаторов, но отделавшихся в итоге лишь простым лишением должности «в связи с утратой доверия президента РФ». Уместно вспомнить историю бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, лишившегося своего поста, кстати, ровно 5 лет назад, 28 сентября 2010 года. Соответствующее решение президента последовало после серии разоблачительных и издевательских телефильмов, показанных по НТВ, под названиями «Дело в кепке» и «Беспредел. Москва, которую мы потеряли». Кроме того, журнал «Форбс» открыто оценивал личное состояние супруги Лужкова в 900 млн долларов, а Сергей Нарышкин, занимавший пост главы администрации президента, объяснил отставку московского мэра предельно откровенно: «Это, во-первых, крайне неэффективное управление городом и, во-вторых, запредельный уровень коррупции, допущенной Лужковым и его окружением». Но ни о каком мошенничестве, не говоря уже о преступном сообществе, тогда никто заикаться не стал.

Кто вы, мистер Гайзер?

Не менее противоречиво выглядят действия «силовиков» в отношении Вячеслава Гайзера и в политической плоскости. Вплоть до момента своего задержания 19 сентября он продолжал считаться почти образцовым представителем партии власти. На пост губернатора Вячеслав Гайзер выдвигался от «Единой России» дважды — в 2010 году по прежней схеме, по представлению президента РФ, и в сентябре 2014-го уже на всенародных выборах, победив с результатом почти 79%. Причем, в январе 2014 года в связи с истечением срока полномочий он был утвержден президентом Путиным врио главы республики. Более того, Вячеслав Гайзер дважды — в ноябре 2013-го и январе 2014 года — имел личные беседы с Владимиром Путиным, и никаких даже самых дежурных нареканий в его адрес не звучало. А уже на выборах в Госсовет Коми сентябре этого года Вячеслав Гайзер возглавил тройку кандидатов «Единой России», которая в итоге набрала 58% голосов.

Однако и после ареста Гайзера (кстати, к исходу минувшей недели решение об отрешении его от должности так и не было еще принято) ни от кого не последовало никаких разъяснений, на каком же положении он жил и руководил одним из субъектов РФ все время, начиная с 2011 года, когда, как теперь выяснилось, возглавляемое им ОПС попало в разработку. Соответственно, сторонним наблюдателям и простым избирателям остается пока лишь гадать, кто же и кого последние четыре года водил за нос — то ли следствие «партию власти» и президента, то ли «партия власти» вместе со следствием - избирателей, то ли Гайзер их всех или наоборот.

Еще более трудную загадку история с разоблачением руководства Коми задала большинству других российских губернаторов, а особенно тем, кто как и Гайзер, не имеет «крепких тылов» в виде друзей молодости или бывших коллег, занимающих ныне высокие посты в Москве. За последние полтора десятка лет региональные элиты были приучены жить по четким правилам, согласно которым степень успешности или неуспешности того или иного руководителя определялась простыми и понятными вещами — доступностью или, условно, «рукопожатностью» с первыми лицами партии власти и государства. Успешных губернаторов неизменно ставят другим в пример, посещают их регионы, проводят там важные публичные мероприятия и принимают в Кремле. Если кто попал в опалу, тех начинают разоблачать в СМИ и почти демонстративно сторониться.

Виталий Белоусов/РИА Новости
Заместитель главы Республики Коми Алексей Чернов в Басманном суде МосквыВиталий Белоусов/РИА Новости

С Вячеславом Гайзером, совершенно неожиданно угодившим в лидеры преступного сообщества, все оказалось иначе — до последнего момента никаких симптомов приближающейся грозы не наблюдалось ни в Москве, ни в самой Коми. Именно поэтому большинство политологов сошлись в одном — очевидно, речь идет о смене правил игры или, если угодно, взаимоотношений федерального центра и регионов. Судя по опыту Коми, вероятно, теперь ни высокие позиции в рейтингах успешных губернаторов (Гайзер, кстати, до последнего входил в пятерку самых успешных руководителей регионов в рейтинге околокремлевского Фонда развития гражданского общества), ни регулярные встречи с главами государства и правительства, ни высокие проценты «партии власти» на выборах не могут служить губернаторам гарантией от совершенно не предсказуемого ареста и позорной славы на всю страну.

Сигналы из другой галактики

«Необычность данной ситуации именно в том, что не было никакой предварительной подготовки, - говорит политолог, доцент департамента политической наук ВШЭ, кандидат политических наук Александр Кынев. - Обычно при разоблачении губернаторов ситуации развивались последовательно - сначала один заместитель пойдет на «посадку», потом второй. Так было, например, с бывшим губернатором Челябинской области Юревичем. Здесь все готовилось, очевидно, в обстановке конспирации». И даже если сопоставлять историю Гайзера с недавним разоблачением уже бывшего губернатора Сахалинской области Александром Хорошавиным, по мнению Кынева, прямой аналогии также нет — в том случае арест был все же точечным, а здесь «зачистили» сразу всю верхушку региона, чего не было никогда.

Руководитель департамента региональных исследований Центра политических технологий Ростислав Туровский также расценивает историю Гайзера по своей неожиданности - и для республики Коми, и для других губернаторов, и для общественности - как показательный прецедент.

Правда, о чем именно это может свидетельствовать, эксперты толком объяснить пока не могут. По мнению Ростислава Туровского, в случае с Гайзером власти попытались решить сразу несколько задач: «Это и повышение эффективности региональной власти за счет избавления от коррумпированного губернатора. Это и определенное воздействие на губернаторский корпус, чтобы губернаторы понимали, что подобные проблемы могут возникнуть у многих, чтобы они вели себя по-другому, аккуратнее, и не допускали столь грубых нарушений. Это и воздействие на общественное мнение, которое явно не удовлетворено теми заявлениями и действиями в сфере борьбы с коррупцией, о которых много говорится, но не так много делается».

Kremlin.ru
О том, что во вверенном ему регионе все хорошо и стабильно, Вячеслав Гайзер последний раз доложил Владимиру Путину в январе 2014 годаKremlin.ru

Однако, все равно остается не понятно, в чем же именно Гайзер проявил, например, «неаккуратность» - судя по всему, наоборот, он был предельно осторожен, благодаря чему и выбился в ряды, как считалось до сих пор «лучших» глав регионов. И, помимо прочего, его история наглядно продемонстрировала, чего на самом деле стоят подобные рейтинги наиболее «аккуратных» и якобы добросовестных глав регионов.

Политолог, преподаватель ВШЭ Николай Петров, свою очередь, тоже полагает, что разоблачением ОПС Гайзера власти пытаются дать региональным элитам некий сигнал: «Губернаторы, которые были фактически неприкасаемыми, перестают быть таковыми и, условно переводятся в разряд мэров, которые последние 3-4 года просто пачками садятся в тюрьму». Но и при таком видении ситуации все равно не понятно, для чего это нужно федеральному центру. До сих пор губернаторы оставались верными проводниками «партии власти» в регионах, и трудно представить, что необходимости в этом более нет.

 ...значит кому-то это надо

Полная неопределенность с логикой и целеполаганием действий властей в отношении ОПС Вячеслава Гайзера, естественно, тут же породила массу версий относительно подоплеки этой истории. Известный оппозиционер, председатель партии «Демократический выбор» Владимир Милов, например, увидел в событиях в Коми признаки корпоративной войны между нефтяными гигантами - «Газпромом», «Роснефтью» и, возможно «Лукойлом». Все они так или иначе имеют интересы в этой республике, а первой «серией» этого противостояния, по мнению политика, стало разоблачение минувшей весной сахалинского губернатора Хорошавина. Последние аресты глав регионов Милов расценил как своего рода «дворцовые перевороты», инспирированные одними монополистами для смещения ставленников других.

Александр Кынев, однако, логики в этой версии не видит. «Если бы была только одна сугубо экономическая причина, то мы бы не увидели такого размаха, такого пиара, какой сейчас разворачивается вокруг истории с Гайзером, - уверен он. - Совершенно очевидно, в данном случае попытались создать максимально громкое коррупционное дело. А если бы решали сугубо конкретную практическую проблему, наверное, не привлекали бы такого внимания – масса губернаторов у нас уходила по-тихому. В таких делах никогда не бывает одной подоплеки, это всегда комплекс причин. Как в жизни: любая техногенная катастрофа не бывает следствием одной причины. Должно быть некое стечение обстоятельств, которое истощает определенный запас прочности. В данном случае, с одной стороны, конечно, у силовиков накопилась информация о нарушениях, что неизбежно. А с другой - должны присутствовать и конфликты. Мы же понимаем, что нарушения совершают многие чиновники, но не все попадают под раздачу».

То, что делу главы Коми целенаправленно придется мощный общественный резонанс, отметил и Ростислав Туровский. У него свое объяснение произошедшего: «Что касается подоплеки этого дела, то здесь все относительно не сложно. Это, конечно, федеральное решение, и оно вписывается в контекст антикоррупционной кампании, которая, пусть не регулярно, но все-таки проводится федеральными властями. В этом смысле дело Гайзера вовсе не беспрецедентно - оно очевидным образом последовало за аналогичным решением по Хорошавину, которое принималось в начале этого года. Поэтому, скорее, здесь уже можно говорить о цепочке жестких решений в отношении губернаторов».

Николай Петров, в свою очередь, полагает, что пока просто недостаточно информации, чтобы делать определенные выводы. «Очевидной экономической подоплеки в деле Гайзера нет, и никто из экспертов ее не видит – ни в тех показателях, которые Коми никак особенно не выделяли из общей массы, ни в качестве привлекательного актива для каких-то серьезный бизнес-игроков, - отметил он. - Когда назначат туда новых людей, может быть, что-то станет понятнее».

24СМИ