08.09.2015 | Маттиас Шепп | Перевод: Владимир Широков

Стреляют все

За амбиции Путина и Порошенко каждый день платят своими жизнями военные и мирные жители

Боец украинского батальона «Донбасс», казарма которого находится в 15 км от Мариуполя, на берегу Азовского моря Фото: AFP/East News

В результате боев под Мариуполем ежедневно гибнут военнослужащие и мирные жители. Правительственные войска и сепаратисты не могут достичь своих целей и потому нарушают режим прекращения огня.

Вечером 16 августа, в начале одиннадцатого, перед кирпичным домом продавщицы Ирины Донской в поселке Сартана у северной окраины Мариуполя разорвались гранаты. Она услышала, как соседская дочь, 10-летняя Наташа, стала звать на помощь, рассказывает Ирина. Уложив собственных дочерей на пол гостиной, она бросилась на голос. «Наташа лежала на земле во дворе и спрашивала: «Тетя Ирина, где моя нога?» Осколок превратил конечность в лоскутья, ниже колена висел только кусок кости. Мать Наташи находилась в момент взрыва рядом с дочерью и получила тяжелое брюшное ранение. Через два дня она скончалась в больнице. Ирина Донская говорит, что Наташа до сих пор не знает о ее смерти.

Пророссийские сепаратисты и украинское правительство, как всегда, возлагают ответственность за этот обстрел друг на друга. Служба безопасности Украины (СБУ) сразу же сообщила о задержании якобы коллаборациониста – корректировщика огня сепаратистов. Однако Ирина Донская и большинство жителей Сартаны убеждены, что огонь велся с украинских позиций. Они каждый день живут в страхе перед новым артиллерийским обстрелом.

После того как на востоке Украины официально вступил в действие режим прекращения огня, погибли свыше 1000 военнослужащих и мирных жителей. Большой заинтересованности в реальном мире сейчас, похоже, нет ни у Москвы, ни у Киева. И тех, и других устраивает, что границы между информацией и дезинформацией, атакой и обороной в контексте данного конфликта в центре Европы остаются расплывчатыми. Как следствие  вокруг портового Мариуполя с его 455 тысячами жителей почти ежедневно гибнут военнослужащие и мирное население.

С одной стороны, Владимир Путин позволяет сепаратистам продолжать стрельбу и регулярно угрожать переходом в наступление  в надежде, что Киев и Запад все же пойдут на уступки. Однако при этом сегодня он дальше чем когда-либо от своей истинной цели – удержать Украину в зоне влияния Москвы. С другой стороны, Петр Порошенко тоже не заставляет оружие замолчать, он не хочет демонстрировать слабость. Кроме того, война на востоке страны служит киевскому правительству благовидной отговоркой, объясняющей, почему реформы оттягиваются, а экономика находится в свободном падении. Предотвратить дефолт удалось только благодаря западным кредитам и списанию пятой части долгов, о котором было объявлено 27 августа; население становится все беднее.

24 августа в Киеве, как и по всей стране, завершилось празднование Дня независимости. А в Берлине встретились канцлер Германии Ангела Меркель, президент Франции Франсуа Олланд и его украинский коллега Петр Порошенко. Они безуспешно пытались вдохнуть новую жизнь в «Минск-2» – соглашение, достигнутое в феврале между ними и Владимиром Путиным. Путин лишь периодически подключался по телефону. Однако мирное решение конфликта без него или против него невозможно.

Но кто произвел обстрел Сартаны? За соблюдением режима прекращения огня следят наблюдатели из ОБСЕ, по строгим правилам организации они обязаны хранить молчание. Однако один из них в разговоре со «Шпигелем» признает правоту тех жителей, которые винят украинцев. Он проанализировал снимки, полученные с беспилотников вскоре после обстрела: «Стволы пушек на одной из украинских позиций еще были горячими, это мы смогли однозначно установить при помощи инфракрасных камер». В окрестностях Мариуполя ОБСЕ использует четыре беспилотника. 27 экспертов, в том числе 16 сотрудников двух американских компаний, оценивают получаемые с них данные.

Другой пример того, как обе стороны играют с огнем, – бой за прибрежное село Широкино в 50 км от Мариуполя. ОБСЕ в своих официальных заявлениях, как правило, беспомощно констатирует «стрельбу с обеих сторон», не имея возможности сказать, кто ее развязал. Однако один из наблюдателей признает, что «в данном конкретном случае украинцы действовали чуть более активно». Бойцы украинского добровольческого батальона «Донбасс», по его словам, находились на пригорке, на высоте 35 метров над уровнем моря. Оттуда они имели «комфортную возможность обстреливать» небольшое село.

Казарма «Донбасса» находится в 15 км к западу от Мариуполя, на берегу Азовского моря, рядом с селом Мелекино. Один из снайперов батальона признается: «Если бы после двух-трех дней тишины на фронте нам стало скучно или если бы противник обнаружил свою слабость, мы бы, конечно, стали стрелять  в том числе первыми».

Грохот орудий сливается с шумом моря, когда этим утром 25 августа около полусотни бойцов батальона «Донбасс» выходят на утреннее построение перед столовой. Большинство их товарищей по оружию находятся на ближнем фронте или на одном из многочисленных блокпостов вокруг Мариуполя. «Три наших человека сегодня ночью получили ранения в результате обстрела, произведенного сепаратистами из гранатометов. Но они выживут», – говорит командир, прежде чем огласить приказы.

До мая этого года в здании нынешней казармы находился пансионат «Светлана». Потом номера заняли бойцы «Донбасса». У дороги рекламный плакат: блондинка в нижнем белье и белых чулках подает коктейль улыбчивому матросу. Подпись: «Высокий комфорт, низкие цены». И еще одна надпись красной краской из флакончика: «Бордель закрыт». Этот пансионат не был борделем; пока война не добралась до побережья, здесь отдыхали семьи. Однако «Светлана» в глазах бойцов символизировала все то, что довело старую Украину до катастрофы: коррупцию и семейственность. Через цепочку подставных фирм она принадлежала сыну президента Виктора Януковича, после революции на Майдане в феврале 2014 года вынужденного бежать в Россию.

AFP/East News
Жители села Сартана, на северной окраине Мариуполя, живут в постоянном страхе перед новым артиллерийским обстреломAFP/East News

«Все было продажным, – говорит один из командиров батальона «Донбасс» Сергей Филиппов. – Мы хотим, чтобы Украина очистилась». 35-летний Алексей из Одессы, в прошлом спецназовец, примкнул к «Донбассу» весной этого года. Укрывшись за мешками с песком, вооруженный пулеметом, он следит за одним из входов в пансионат. «После ухода сепаратистов из Широкино мы должны были занять село и, наконец, освободить оккупированные территории, – говорит он. – Но эти киевские импотенты снова нам помешали».

У Алексея добрые глаза и модная борода. Он взял себе позывной «Гюнтер». Так звали его прадеда, пленного немца, который влюбился в украинку и после войны остался в стране. Алексей вообще любит немецкое. Он носит форменный ремень бундесвера образца 50-х годов XX века с надписью: «единство, право, свобода». На предплечье татуировка с нацистским лозунгом: «С нами бог».

Гитлера он не жалует, говорит Алексей, однако авторитарные вожди ему по душе. Его герой – белорусский президент Александр Лукашенко, популярный во многих странах бывшего Советского Союза благодаря тому, что не дает спуска оппозиции и поддерживает спокойствие и порядок в Белоруссии. У сепаратистов по другую сторону фронта Лукашенко тоже пользуется большим авторитетом.

По обе стороны война сформировала похожую установку: и правительственные войска, и сепаратисты ненавидят богачей и олигархов, одобряют смертную казнь и любят простые ответы на сложные вопросы. Это тяжелое бремя для молодой украинской демократии.

Семен Семенченко, основавший батальон «Донбасс», ныне депутат Верховной рады, еще в прошлом году неприкрыто угрожал повести своих людей в Киев. Слова, что они «придут без оружия, как простые граждане», звучали неубедительно. Его люди давно стали политической силой в стране. Демократически избранных политиков они презирают. Президента Порошенко считают слишком уступчивым, а переговоры в целом  бессмысленными и ругают европейцев, не желающих поставить Украине оружие. Второе Минское соглашение представляется солдатами и офицерами в казарме предательством Украины Западом, сравнимым с аннексией Судетской области в 1938 году. Алексей говорит: «Минск-2» ничего не стоит, когда взрывная волна от артиллерийского снаряда поднимает в воздух на 30 см тяжелые автомобили и ты хоронишь товарищей».

citizenside.com/ТАСС
24 августа, Петр Порошенко обсуждал проблемы урегулирования ситуации на востоке страны в формате «усеченной» «нормандской четверки» – с канцлером ФРГ Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом, без лидера РФ Владимира Путинаcitizenside.com/ТАСС

В феврале второе Минское соглашение стало компромиссом, лучшим из всех возможных, и позволило предотвратить эскалацию войны. Европейцы получили режим прекращения огня, пусть даже многие его положения оставались только на бумаге, Киев – передышку после катастрофических поражений своей слабой армии, Москва – надежду на снятие санкций. Но важнее всего для Путина была прописанная в соглашении федерализация Украины с необходимой для этого конституционной реформой. Тем самым он хотел превратить соседнюю страну в аморфное федеративное государство с различными центрами власти. Московские марионетки в Донбассе должны были получить широкую автономию, а значит, и право вето по вопросам внешнеполитической ориентации Украины. И Кремль смог бы надолго предотвратить вступление украинцев в НАТО, а в идеальном случае и сближение с ЕС.

Однако киевское правительство при поддержке Запада настаивает, чтобы сепаратисты до переговоров об автономии провели по-настоящему свободные выборы на своих территориях и передали Киеву контроль над российско-украинской границей в Донбассе, как предусмотрено Минским соглашением. В этой патовой ситуации ни Путин, ни Порошенко не могут достичь своих стратегических целей: Порошенко – вернуть мятежный Донбасс, Путин – вернуть Украину в российскую зону влияния.

И русские, и украинцы избегают  масштабного военного конфликта - открытой войны между Россией и Украиной. Порошенко – потому что у него мало шансов выйти из нее победителем. Путин – потому что в таком случае экономические санкции против России будут радикально ужесточены.

Если Украина еще раз перейдет в достаточно масштабное наступление, как минимум ястребы в Москве захотят использовать такую возможность, уже не ограничиваясь какими-либо соглашениями о прекращении огня. Им грезится сухопутный коридор к аннексированному полуострову Крым, который протянулся бы по побережью от Мариуполя до Одессы.

По другую сторону мариупольского фронта контролируемое сепаратистами село Безыменное служит командным пунктом для спецназовцев российских спецслужб. Название села хорошо подходит для секретной операции, которая здесь ведется. Как рассказывают жители, под ангарами сельхозпредприятия русские якобы прячут танки, бронемашины и тяжелую артиллерию. Военные не носят знаков отличия, зато ходят с автоматами Калашникова новейшей модели и другой ультрасовременной техникой, типичной для секретных элитных подразделений, которые использовались еще при аннексии Крыма.

«Мы все здесь часть одной большой игры», - говорит украинский снайпер Алексей в казарме батальона «Донбасс». Он рассказывает о многочисленных семьях, которые война развела по разные стороны, сделав врагами. Один офицер „Донбасса“, рассказывает он, развелся с женой за то, что она симпатизирует России и осталась в сепаратистском Донецке. У другого девять братьев и сестер воюют на стороне повстанцев, двое из которых заявляют, что готовы его убить. Отчим Алексея, с которым у него долгое время не было никакого контакта, тоже воюет за сепаратистов. «Не знаю, смогу ли я нажать на курок, если встречу его в бою», - говорит Алексей.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

07.09.2015

«Петр Порошенко стал заложником войны»

Директор Института стратегических исследований «Новая Украина» Андрей Ермолаев рассказал, почему политики в Киеве не могут договориться друг с другом

03.06.2015

«Мы имеем дело с национальной мобилизацией»

Аркадий Мошес о будущем Петра Порошенко

02.06.2015

Год растаявших надежд

Если бы выборы состоялись завтра, Порошенко поддержало бы менее 20% украинских граждан – в 2,5 раза меньше, чем год назад. Но альтернативы ему сегодня нет

КОНТЕКСТ

06.12.2016

ЕС запретил ввоз мяса птицы из Украины из-за птичьего гриппа

ЕС запретил ввоз мяса птицы из Украины из-за птичьего гриппа

06.12.2016

Минфин Украины опроверг необходимость переноса «Евровидения» в другую страну

Минфин Украины опроверг необходимость переноса «Евровидения» в другую страну

06.12.2016

Киев назвал условия для возобновления покупки газа у Москвы

Киев назвал условия для возобновления покупки газа у Москвы

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ