22.07.2015 | Глеб Иванов

Пророки в чужих отечествах

Почему идеи радикальных исламистов находят так много сторонников

Эль-Фаллуджа, 2014 год Фото: EPA/ТАСС

За год с момента образования Исламское государство не только смогло выстоять под ударами международной военной коалиции, но и расширило свои территории и численность. Растет поток добровольцев в ряды ИГ и из России: по данным МИД РФ, на стороне ИГ в Ираке и Сирии могут воевать до 2 тысяч человек

Почти год назад, 29 июня 2014 года, в первую ночь священного для мусульман месяца Рамадан, группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» объявила о создании на территории Ирака и Сирии «исламского халифата». Халифат продемонстрировал свою жизнеспособность – не только смог выстоять под ударами международной военной коалиции, но даже расширил свою территорию. Растет и приток добровольцев в ряды ИГ, признанного в России террористической организацией. По данным МИД РФ, на стороне ИГ в Ираке и Сирии сейчас воюют порядка 2000 россиян. «Профиль» попытался разобраться, почему радикальный исламизм привлекает так много сторонников.

«Сон, живущий в глубине души»

Представитель ИГ шейх Абу Мухаммад аль-Аднани аль-Шами, объявивший о создании халифата, провозгласил, что «сон, живущий в глубине души каждого верующего мусульманина, стал реальностью; надежда, от которой сильнее бьется сердце каждого моджахеда, обрела плоть и кровь». По замыслу исламистов, халифат должен воссоединить всех мусульман и стать первым шагом к мусульманскому возрождению. «Мы восстанавливаем халифат, и отныне каждый мусульманин обязан хранить верность халифу», – заявил аль-Шами. Халифат, о котором он говорит, – это арабское государство, основанное в VII веке н. э. пророком Мухаммедом, которое объединяло под своей властью всех мусульман. Восстановив халифат, ИГ также заявило о своих претензиях на объединение всех мусульманских государств, и некоторые исламистские группировки поддержали этот посыл. Так, наиболее известная террористическая организация Африки «Боко Харам» уже присягнула на верность халифу ИГ, о чем на видеозаписи, распространенной в интернете, заявил лидер «Боко Харам» Абубакар Шекау.

ИГ, надо признать, действительно выделяется среди других радикальных исламистских организаций. Это единственная радикальная группировка, у которой получилось создать собственное государство или нечто похожее на государственное образование. По крайней мере, всеми формальными признаками государства ИГ обладает – у него есть территория, символика, население, с которого собирают налоги. Более того, недавно исламисты объявили о введении собственной валюты – золотого динара. Наличие собственной налоговой системы делает ИГ единственной террористической организацией, которая может финансировать сама себя.

Однако для создания государственного аппарата ИГ необходимы специалисты – экономисты, строители, лингвисты (для устранения языкового барьера между съезжающимися со всего мира волонтерами), иными словами, люди с высшим образованием. И для их привлечения исламисты развернули масштабную пропагандистскую кампанию, прежде всего в интернете.

По данным, которые приводятся в докладе Российского совета по международным делам (РСМД) «Радикальный исламизм: идейно-политическая мотивация и влияние на мировое мусульманское сообщество», на 2011 год в Сети насчитывалось более трех тысяч радикальных исламских сайтов. С тех пор их численность только возросла. Однако пропагандистская деятельность ИГ не ограничивается интернетом. По данным французской полиции, в стране из 1600 мечетей 150 находятся под контролем исламистов.

Как рассказал «Профилю» автор доклада, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН Георгий Мирский, людей, которые едут в ИГ добровольцами, можно условно разделить на две группы: мусульмане по рождению и принявшие ислам уже в сознательном возрасте.

Мусульман, исповедующих ислам с рождения, привлекает активно используемый агитаторами ИГ тезис, что после столетий унижений со стороны Запада исламский мир наконец встает с колен, появился наследник древнего единого мусульманского государства, созданного самим Мухаммедом. При этом в глазах радикальных мусульманских проповедников современное западное общество с его рационализмом, правами человека, свободой слова фактически безбожное. Если во главе угла западной цивилизации стоит человек и его права, то у исламистов главное – это воля Бога. Как писал американский ученый Марк Крамер, «по мнению фундаменталистов, органический порок демократии в том, что она основывается на суверенитете народа». «Ислам признает суверенитет Бога, и его воля выражена в шариате. Ни один фундаменталист не согласится подчиниться воле избирателей, если эта воля оспаривает исламский закон. Как сказал наиболее откровенный из алжирских фундаменталистов, «за Бога не голосуют, Богу подчиняются». Здесь и обозначается глубокая пропасть между мировоззрением человека Запада и взглядами исламского фундаменталиста.

EPA/ТАССКак отмечает Мирский, «для радикального ислама страшны не западные армии, которые придут и уйдут, их страшат западные ценности, западное образование, школы и университеты, западный образ жизни». Именно западный рационализм, который может подорвать и ослабить веру, страшит радикальных мусульманских ученых-богословов: «Все эти западные интеллектуальные ловушки – соблазн, от которого нужно избавлять решительным путем». В пример часто приводят христианство, которое все больше слабеет перед напором западных ценностей.

В итоге создаваемое в ИГ общество намеренно противопоставляет себя западной цивилизации и служит прибежищем для волонтеров‑исламистов со всего мира. Идея защиты мусульманских ценностей вкупе с идеями социальной справедливости и привлекает радикалов со всего мира, в том числе и с Северного Кавказа.

Еще один интересный трюк, который используют радикалы в своей пропаганде, – свои поражения они интерпретируют как победу. Дело в том, что поражение и гибель за веру в исламе равноценны мученичеству. В качестве примера можно привести события 1991 года, когда иракская армия Саддама Хусейна была выбита американцами из Кувейта. Тогда Саддам заявил о своем триумфе, и иракцы ему верили, поскольку в мусульманской традиции существует принцип «победа вторична перед мученичеством». Именно поэтому, рассказывает Мирский, в ИГ молодые люди спорят друг с другом о том, кто из них скорее наденет «пояс шахида» и станет мучеником.

«У боевиков даже распространена практика дачи взяток за то, чтобы стать следующим смертником», – отмечает эксперт.

Отдельная история – европейцы, принявшие ислам уже в сознательном возрасте. Одни бегут от западного общества в поисках социального равенства и справедливости. «На место идеи коммунизма, павшей вслед за Че Геварой и Мао Цзедуном, приходят идеи фундаментального ислама», – считает Георгий Мирский. Такие молодые люди видят в ИГ шанс построить государство будущего, основанное на социальной справедливости. Другие бегут из-за жизненных неурядиц, жизненной неустроенности. «Абсолютное большинство тех, кто получает импульс радикализации через интернет, – это молодые люди, проводящие много времени в Сети, которая служит для них единственным источником информации», – отмечает Мирский.

Нейтрализация ловушек

«Россия пока не в силах бороться с пропагандой ИГ и вовремя нейтрализовать их идеологические ловушки, так как на данный момент в силовых ведомствах нет соответствующего кадрового состава», – заявил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский на слушаниях, прошедших на минувшей неделе в Общественной палате. Поводом для проведения слушаний стала недавняя история со студенткой МГУ Варварой Карауловой, которая пыталась попасть на территорию, контролируемую ИГ.

Сатановский выделил целый спектр проблем, с которыми сейчас сталкиваются сотрудники правоохранительных органов. «Мало кто из оперативников владеет нужными языками, идет уничтожение интернет-ресурсов, вместо того чтобы создавать их в качестве приманок, совершенно не ведется работа с салафитами на Северном Кавказе, откуда из России в ИГ идет самый большой поток добровольцев», – отметил эксперт.

По мнению Сатановского, принципы противодействия радикальной исламистской пропаганде мало чем будут отличаться от принципов борьбы с пропагандой наркотиков. Нужно лишь понимать специфику целевой аудитории джихадистов.

Как отмечают эксперты, уничтожение ИГ, до которого пока еще очень далеко, не будет означать конца радикального ислама. По мнению профессора Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) Григория Косача, борьба с «Исламским государством» – это не только борьба с тем квазиполитическим образованием, которое сегодня существует. «При помощи разрушения «Исламского государства» военным путем невозможно искоренить исламский фундаментализм. Это задача не американцев или Запада, это задача самих мусульман».

Путешествие в апокалипсис 01.11.2016
Путешествие в апокалипсис

Бои за Мосул, последний оплот «Исламского государства» в Ираке, ведет непрочный альянс. Исход может оказаться чудовищным, если игиловцы применят химическое оружие

Дело иракской чести 31.10.2016
Дело иракской чести

Силы коалиции закрепились в 8 км от центра удерживаемого исламистами Мосула

Сто отцов грядущей победы 24.10.2016
Сто отцов грядущей победы

Иракская армия и курдское ополчение вплотную подошли к Мосулу

Второе наступление на Мосул 17.10.2016
Второе наступление на Мосул

Иракская армия и курдские ополченцы начали штурм второго по значимости города исламистов

Террор без границ 28.03.2016
Террор без границ

Почему Западная Европа не застрахована от новых терактов, и почему маловероятно создание единого международного фронта борьбы с террористами

Убитые и раненые в Twitter 28.03.2016
Убитые и раненые в Twitter

Корреспондент журнала Der Spiegel оказалась в эпицентре брюссельских событий

Плацдарм халифата 12.12.2015
Плацдарм халифата

Следующей жертвой ИГ может стать Ливия

Плечом к плечу с диктатором 12.12.2015
Плечом к плечу с диктатором

В борьбе против ИГИЛ Запад задумывается о сотрудничестве с Асадом. Но тот не заинтересован в поражении джихадистов

Калибр имеет значение 12.12.2015
Калибр имеет значение

Зачем Россия задействовала подводную лодку для борьбы с исламскими радикалами в Сирии

«В евродиснее джихада» 11.12.2015
«В евродиснее джихада»

Французский журналист Давид Томсон рассказал, как и почему выходцы из Франции становятся джихадистами

«Исламисты хотят гражданской войны» 25.11.2015
«Исламисты хотят гражданской войны»

Исламовед Оливье Рой считает, что Франция стала «идеальным врагом» террористов, в частности, в силу своей внешней политики

Мне возмездие 23.11.2015
Мне возмездие

Сможет ли террористическая угроза примирить Россию и Запад

Не время для дискуссий 23.11.2015
Не время для дискуссий

Российские парламентарии, в отличие от их избирателей, не сомневаются в правильности внешней политики РФ

Штиль-антитеррор 23.11.2015
Штиль-антитеррор

На угрозы «Исламского государства» российские власти ответили «надлежащими мерами» и призывами к бдительности

Найти и уничтожить 17.11.2015
Найти и уничтожить

Российские власти признали, что Airbus A321 потерпел крушение над Синаем в результате теракта

«Новые удары могут произойти когда угодно» 16.11.2015
«Новые удары могут произойти когда угодно»

В Европе продолжаются антитеррористические рейды в ожидании новых атак исламистов

Менеджер террора 22.07.2015
Менеджер террора

Интервью в тюрьме Багдада с человеком, во имя «Исламского государства» отправлявшим на задания смертников

Радиоактивный халифат 04.06.2015
Радиоактивный халифат

У «Исламского государства» есть средства и желание, но нет возможности купить ядерное оружие

«Сохраниться и расшириться» 04.06.2015
«Сохраниться и расшириться»

Боевики-исламисты адаптировались к ударам с воздуха и возобновляют свою захватническую кампанию

Следующая цель ИГИЛ — Иордания 26.02.2015
Следующая цель ИГИЛ — Иордания

Как нищета, коррупция и безработица готовят дорогу исламистам

«Кто ставит под вопрос новый порядок, поплатится жизнью» 21.11.2014
«Кто ставит под вопрос новый порядок, поплатится жизнью»

«Исламское государство» растет за счет Египта, Ливии и Туниса — стран, где за «арабской весной» последовали разочарование, хаос и репрессии

Армия блогеров на службе у террористов 19.11.2014
Армия блогеров на службе у террористов

Бывший агент ФБР Али Суфан рассказывает об отделе пропаганды «Исламского государства», вербующего сторонников через интернет

Кобани как сцена, на которую с возвышенности смотрит мир 28.10.2014
Кобани как сцена, на которую с возвышенности смотрит мир

Репортаж с сирийско-турецкой границы, которую спешно пересекают курдские беженцы

Девять дней в плену у «правоверных» 18.10.2014
Девять дней в плену у «правоверных»

История курдской девушки, похищенной боевиками ИГИЛ

Страна головорезов 07.10.2014
Страна головорезов

Как устроено «Исламское государство», чего оно хочет добиться, на чем зарабатывает, и кого сделает переговорщиком Россия, когда с ИГ придется разговаривать

Замерзший фронт посреди города зомби 26.09.2014
Замерзший фронт посреди города зомби

На что похожи жизнь и смерть в расколотом надвое Алеппо

Сирийская дилемма 04.09.2014
Сирийская дилемма

Вправе ли Запад сотрудничать с Башаром Асадом в борьбе против «Исламского государства»

Дьявольская постановка 26.08.2014
Дьявольская постановка

Убийство американского репортера Джеймса Фоули говорит о пугающем профессионализме «Исламского государства» в обращении с иностранными заложниками

Религиозный геноцид на севере Ирака 13.08.2014
Религиозный геноцид на севере Ирака

Мир должен помочь курдам в борьбе против самопровозглашенного Исламского государства

Бои в Ираке: Расчет курдов 30.06.2014
Бои в Ираке: Расчет курдов

Курдские ополченцы пешмерга воюют вместе с иракской армией против ИГИЛ. Самоотверженностью это не назовешь: за вооруженной помощью стоят тактические соображения политиков

Разгромленный Ирак 22.06.2014
Разгромленный Ирак

Население больше не поддерживает власть, и боевики ИГИЛ захватили значительную часть страны

КОНТЕКСТ

31.10.2016

Дело иракской чести

Силы коалиции закрепились в 8 км от центра удерживаемого исламистами Мосула

24.10.2016

Сто отцов грядущей победы

Иракская армия и курдское ополчение вплотную подошли к Мосулу

24СМИ