22.06.2015 | Денис Ермаков | Алексей Баусин | Наталья Ушакова

Эпитафия референдуму

Московская инициатива по восстановлению монумента Дзержинскому напоминает о двадцатилетнем моратории на федеральные референдумы

Фото: Пресс-служба движения "Красная М"/РИА Новости

Впервые за двадцать с лишним лет в России может состояться не санкционированный властями напрямую референдум. Это произойдет, если на этой неделе Мосгордума решит, что вопросы (см. справку 1), которые местные коммунисты хотят вынести на общегородской референдум, соответствуют законодательству. Всего их три – о столичной реформе здравоохранения, образования и об установке памятника Феликсу Дзержинскому на Лубянской площади.

Московский федеральный

Московское отделение КПРФ с апреля 2011 года безуспешно пытается провести референдум, преодолевая сопротивление Мосгоризбиркома и Мосгордумы, несмотря на несколько выигранных дел в Верховном суде. В частности, за это время коммунисты предлагали вынести на обсуждение вопросы о проведении капремонта многоквартирных домов вне зависимости от способа управления, формировании прозрачности тарифов ЖКХ, об отмене платной парковки в центре Москвы, введении виз для трудовых мигрантов, приравнивании окладов городских чиновников к средней зарплате москвичей, восстановлении памятника Дзержинскому, голосовании по мажоритарной системе на выборах в Мосгордуму 2014 года и другие.

И вот недавно Мосгорсуд отменил вынесенное Мосгоризбиркомом в феврале решение об отказе в проведении референдума. После чего МГИК вынужден был признать, что поданные московским отделением КПРФ документы соответствуют федеральному и московскому законодательствам и должны быть представлены на рассмотрение Мосгордумы. Теперь столичные депутаты должны дать ответ на этот же вопрос. Если он будет положительным, то Мосгоризбирком обязан будет зарегистрировать инициативную группу, которая за 28 дней должна будет успеть собрать подписи 2% жителей города – 146 тыс. человек. Если у избиркома не возникнет вопросов к качеству «автографов», то будет назначена дата референдума. «Процедура достаточно длинная, еще неизвестно, дойдем ли мы до ее конца», - признают сами коммунисты.

Вопросы московского референдума
1) Поддерживаете ли Вы «Реформу системы образования», проводимую Правительством Москвы путем слияния учреждений среднего и дошкольного образования города Москвы в образовательные комплексы?
2) Поддерживаете ли Вы «Реформу системы здравоохранения», проводимую Правительством Москвы путем укрупнения медицинских учреждений города Москвы, приведшую к закрытию 26 больниц и сокращению нескольких тысяч медицинских работников?
3) Считаете ли Вы необходимым восстановить на Лубянской площади города Москвы памятник Феликсу Эдмундовичу Дзержинскому?

Руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Андрей Клычков объяснил «Профилю», почему было решено объединить вместе такие разные вопросы: «Тут можно разделять – отдельно референдум московский - «житейский» и политический (про памятник). Но практика рассмотрения референдумов показала, что если у нас и может быть шанс, то только один, и им надо по максимуму пользоваться».

Референдум – региональный, однако мнение москвичей по третьему вопросу, безусловно,  будет иметь важное значение для всех россиян – если не для понимания, то хотя бы для ощущения будущего своей страны, которую опять настигло ее «непредсказуемое прошлое». Не менее, и даже более значимыми, будут ответы на первые два вопроса. Учитывая, что проводимая в столице реформа, является лишь частью большой федеральной, предусматривающей оптимизацию госрасходов на образование, здравоохранение и культуру. Так что все три вопроса, инициированные КПРФ, придают московскому референдуму вполне федеральный статус. Впрочем, именно это и может стать главным препятствием для его проведения. Большой вопрос – захочет ли Кремль создавать прецедент, который может стать сигналом другим регионам, где растет недовольство закрытием школ и больниц, увольнением бюджетников. К тому же в стране давно действует негласный мораторий на референдумы «снизу» - открывать «ящик Пандоры» в период экономического кризиса, помноженного на санкции, политически небезопасно.

Александр Поляков/РИА Новости
Демонтаж памятника Ф.Э.Дзержинскому на площади Дзержинского (ныне Лубянской)Александр Поляков/РИА Новости

«Пока (со стороны власти) транслируется такая позиция, что они возражают против любых референдумов, потому что это, по их мнению, дестабилизация ситуации, - поясняет коммунист позицию оппонентов. – Но на самом деле – это высшая форма народовластия, которая прописана в Конституции».

В приемной главы фракции «Единой России» в МГД Андрея Метельского «Профилю» не смогли дать комментарий по этому вопросу. Клычков уверен, что «своей позиции» у московских депутатов-единороссов нет, ее спускают им сверху. «Думаю, что главный вопрос в нежелании московских властей иметь у себя на шее народный (то есть инициированный снизу партией или общественной организацией) референдум, коих у нас в РФ за 24 года не было. И именно в этом я вижу камень преткновения», - считает Клычков. – «Они в очередной раз кивают, что, мол, это наша такая подготовка к выборам. Хотя, забывают, что мы уже пять лет пытаемся пробить этот референдум, пройдя все судебные инстанции».

Коммунист отмечает, что очередность вопросов (пункт о Дзержинском – только третий) отнюдь не случайна. По его словам, если единороссы «задвинут» «основные важные вопросы», а оставят только голосование по памятнику, то не исключено, что КПРФ «будет переформулировать и инициировать новую заявку». Клычков надеется, что тогда в референдум можно будет попробовать снова внести вопрос о капремонте в столице (что пыталось недавно сделать «Яблоко»).

Сами отдали

В соответствии с принятой на последнем в стране всенародном референдуме 12 декабря 1993 года Конституцией (ч. 3 ст. 3), референдум, наравне со свободными выборами, является высшим непосредственным выражением власти народа. То, как в России обстоят дела с выборами, всем очевидно, ситуация с «институтом прямой демократии» - не лучше.

Что можно выносить на референдум
На референдум общефедерального уровня можно выносить проект новой Конституции и «иные вопросы государственного значения». На региональном уровне на голосование выносятся только вопросы, относящиеся, согласно законодательству, к ведению властей субъекта федерации.
При этом, вопросы должны быть сформулированы таким образом, чтобы на них можно было дать только однозначный ответ — например, «за» или «против».
В законодательстве, при этом, прописана и тематика вопросов, которые не могут выноситься на всенародное обсуждение. 
На референдум федерального уровня нельзя, например, выносить вопросы, касающиеся  изменения статуса субъекта федерации, о досрочном прекращении или продлении срока полномочий президента и Госдумы; о принятии и об изменении федерального бюджета или внутренних финансовых обязательств РФ; о принятии чрезвычайных и срочных мер по обеспечению здоровья и безопасности населения.
На региональном уровне запрещено ставить на голосование вопрос о досрочном прекращении или продлении срока полномочий органов государственной власти субъекта федерации и вопросы, связанные с бюджетом региона.

«Со времени последнего общероссийского референдума 1993 года было принято два федеральных конституционных закона «О референдуме Российской Федерации» и «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ», по которым они ни разу еще не проводились», - напоминает эксперт по избирательному праву Андрей Бузин . – «Оба закона содержат настолько жесткие требования по инициированию референдума снизу, что они практически невыполнимы». По мнению политолога, это связано с «нежеланием власти передавать определенные полномочия по решению важных общественных вопросов гражданам». В результате все обрастает «такими законами, которые фактически являются не законами о гарантиях, а законами о запрещении».


«Профиль» вспоминает ключевые референдумы, прошедшие в России

 


 Действительно, Кремль планомерно урезал возможности проведения всенародных плебисцитов через усложнение процедуры – прописывание «запретных» тем (см. справку 2), ужесточение процесса сбора/проверки подписей и регистрации инициативных групп, ограничения периодов для проведения общенациональных референдумов.

В сентябре 2002 года замглавы администрации президента Владислав Сурков протолкнул через парламент поправки, запрещающие проведение общероссийских референдумов в последний год полномочий президента РФ и Госдумы, а также в период всероссийской избирательной кампании. Так Кремль заблокировал тогда запланированный на лето 2003 года референдум КПРФ (см. справку), который должен был стать частью ее предвыборной кампании в преддверии декабрьских думских выборов. Коммунисты хотели вынести вопросы о запрете купли-продажи земли, об оплате ЖКХ не более 10% от дохода семьи, о зарплате не менее прожиточного минимума и возврате в госсобственность недр, лесов, водоемов, предприятий ТЭК, железных дорог, оборонки и металлургии.

PhotoXPress
PhotoXPress

У парламентского большинства тогда не набиралось 300 голосов для принятия поправок к двум федеральным конституционным законам, поэтому Кремль заручился поддержкой СПС и «Яблока». Взамен «правым» пообещали провести ускоренную военную реформу с переходом на контрактную армию, а «яблочникам» закон о «политическом» Общественном российском телевидении и о поддержке микро-бизнеса (возможность работать без образования ИП и юрлица). Тогда обе партии заявляли, что и сами против того, чтобы использовать такую важную конституционную процедуру как референдум в предвыборных целях, обе конкурировали между собой за то, кого из них Путин возьмет в свою команду, обе были использованы и «прокинуты» Кремлем впоследствии. Свои обещания АП не выполнила. Драконовские поправки действуют до сих пор, а в «команде Путина» спустя десять лет оказалась уже совсем не страшная для Кремля думская фракция КПРФ.

Это вам не Швейцария

Со временем законодательство в этой сфере было зачищено не хуже выборного. Если первоначально инициатива для проведения референдума должна была принадлежать 1 млн граждан, то позже цифру увеличили до 2 млн. Срок сбора подписей сократили с 90 до 45 дней. При этом снизили с 200 тыс. до 50 тыс. квоту по сбору подписей в одном субъекте РФ (то есть он должен осуществляться, как минимум, 40 регионах). Вместо одной инициативной группы в 100 человек стали требовать создание этих групп как минимум в половине субъектов РФ.

Ни у какой партии, кроме «партии власти» не могло быть таких организационных и финансовых ресурсов, чтобы обойти эти препоны. Такая же печальная история с региональными и местными референдумами. Инициативная группа граждан вряд ли сможет собрать 2% и 5% подписей от числа потенциальных участников референдума за 30 и 20 дней, соответственно.

Не удивительно, что за последний десяток лет в такой огромной стране, как Россия прошло чуть более 300 местных референдумов. В основном они санкционировались местными властями и касались вопросов изменения границ или преобразования муниципального образования, введения самообложения граждан.

Ни одна «народная инициатива» федерального или даже регионального референдума также не была доведена до конца (см. справку). За исключением тех нескольких десятков, которые были спущены властями – референдум по Конституции Чеченской Республики 2003 года или несколько плебисцитов по вопросу объединения субъектов федерации в «нулевые» годы.

По словам Андрея Бузина, законодательство о региональных референдумах «фактически повторяет требования к федеральному конституционному закону о референдуме, которые не позволяют провести его снизу».«В частности, запрещается ставить вопрос, который относится к компетенции представительного и законодательного органа власти. Но это бессмыслица! – недоумевает он. – Именно их и надо выносить. Понятно, что это не относится к вопросам, касающихся формирования бюджета. Но, например, о том проводить или нет выборы школьных инспекторов или судей надо решать на референдуме. Но такие вопросы политического характера отсеиваются».

Одни из последних завернутых властями инициатив: вопрос о сохранении выборов мэра и городской думы Астрахани (местный избирком в мае 2015-го отказал в регистрации инициативной группы для проведении референдума, инициированного депутатом Госдумы Олегом Шеиным), введение моратория на плату за капремонт в Москве (в мае 2015-го МГД отказалась регистрировать инициативную группу «Яблока»), о расширении зоны платной парковки в центре Москвы («Справедливая Россия» в январе 2014-го сама отказалась от своего референдума из-за выявления большого числа «недостоверных подписей»).

Лучше не поздно, чем никогда

О возможности проведения федерального референдума нечего и говорить. Одной из актуальнейших тем сейчас является крымская. Например, партия «Яблоко» заявила о необходимости проведения «международно признанного референдума» по поводу статуса «аннексированного Россией Крыма». Оппозиционер Алексей Навальный высказался в том ключе, что в Крыму нужен «новый референдум».

Понятно, что если власти и санкционируют что-то подобное, то сделают это «по-своему». Андрей Бузин отмечает, что в нынешних условиях раскрутки пропагандисткой машины, «референдум сверху» вполне может быть использован «в интересах действующей власти, а не народа». «Теоретически, могут быть, например, вынесены вопросы, связанные с территориальной целостностью РФ или других стран, о передаче или перераспределении формальных полномочий между ветвями власти, вплоть до вопроса об увеличении срока президентской власти, как это было в некоторых странах Ближнего Востока».

Но в любом случае – высказавшись на референдуме, народ напрямую разделит ответственность с властью. И чем быстрее это произойдет, тем лучше. Иначе повторится история с первым и последним советским референдумом о сохранении СССР 91-го или референдумом о доверии президенту и Верховному Совету 93 года. Народ спросили тогда, когда было уже слишком поздно.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

22.06.2015

История всенародного волеизъявления

«Профиль» вспоминает ключевые референдумы, прошедшие в России

КОНТЕКСТ

05.12.2016

Никто не хотел перемен

Премьер Италии Ренци объявил об отставке после провала референдума по конституционной реформе

01.12.2016

Упрощение Сената

Итальянцы готовятся на всенародном референдуме принять или отвергнуть конституционную реформу

22.11.2016

Жители Калифорнии подали заявку на референдум о выходе из США

Жители Калифорнии подали заявку на референдум о выходе из США

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ