10.06.2015 | Алексей Волынец

Вино вместо пороха, шпроты вместо снарядов

Как Россия пытается покупать политических друзей и разорять врагов

Активисты движения "Наши" в Ивангороде Фото: Интерпресс /ТАСС

«Дружба дружбой, а табачок врозь» – гласит нехитрая народная мудрость, которая, увы, не всегда доступна российским государственным мужьям. После 1991 года ушла в прошлое обременительная дружба с разнообразными марксистами и антиимпериалистами, на рубеже веков исчезла унаследованная от «перестройки» дружба с Западом. В XXI столетии внешняя политика Российской Федерации, казалось бы, должна была прийти к принципам разумного эгоизма и следовать государственным интересам, а не метаться между идеологической враждой и дружбой.

Однако на практике Кремль все еще не научился отделять «дружбу» от «табачка», а политические конфликты от будничной экономики. В итоге, то «дружба» с Украиной незадачливого Януковича оборачивается миллиардами потерянных кредитов, то конфликт со столь же неудачливым Саакашвили превращается в почти анекдотический запрет самой популярной грузинской минералки.

«Профиль» вспоминает наиболее яркие примеры подобных зигзагов за минувшие полтора десятилетия.

Пузырьки газа

Как ртуть в термометре отражает температуру, так и цена газа - состояние российско-украинских отношений. До 2005 года Российская Федерация, удерживая Киев от дрейфа на Запад, фактически спонсировала украинскую экономику низкими газовыми ценами – по 50 долларов за тысячу кубометров, в три раза ниже общеевропейских. Затем «Оранжевая революция» превратила первый политический конфликт Москвы и Киева в «первую газовую войну» – цена на газ для Украины с 2006 по 2009 годы взлетела с $95 до $260 за тысячу кубов.

Последовавшая далее политическая дружба с Виктором Януковичем породила целый набор газовых скидок. В 2010 году цену снизили на 30% в обмен за соглашение по базе в Севастополе. В декабре 2013-го украинское правительство, уже расшатываемое  «евромайданом», получило из Кремля подарок – цена на газ была снижена с $400 до $268,5 за тысячу кубометров. Януковичу это, однако, не помогло – власть в Киеве захватили явные недруги Кремля, и в начале 2014 года цена на газ для Украины взлетела до $486. Впрочем, цена была столь вызывающе высока, а усилия Украины по импорту газа из ЕС столь активны, что Газпрому пришлось отступить, и в I квартале 2015 года цена составила $355, а на второй квартал 2015 года согласовано $248 за тысячу куб.м.

Но «газовые войны» характерны не только для российско-украинских отношений. Даже демонстративно дружественный Минск не избежал такой «войны», когда Кремль и президент Лукашенко конфликтовали по поводу схем транспортировки российского газа на Запад через белорусскую территорию. В итоге 18 февраля 2004 года одна часть «Союзного государства России и Белоруссии» отключила другую часть от газа на 18 часов 47 минут.

Оружием подобных «войн» бывает не только природный газ, но и углекислый – именно он образует пузырьки минеральной воды «Боржоми». До 2006 года рынок России выпивал свыше половины всего производства этой самой известной минеральной воды Грузии. Весной того года Роспотребнадзор запретил продажу «Боржоми» в РФ из-за «несоответствия продукции техническим стандартам». В реальности «стандартам» Кремля не соответствовали отношения с правительством Михаила Саакашвили, который в феврале 2006 года как раз заявил о намерении в самое ближайшее время присоединить Грузию к НАТО.

Вином и шпротами

Весной 2006 года Геннадий Онищенко, главный санитарный врач РФ, вдруг ставший деятелем международного масштаба, запретил ввоз грузинских и молдавских вин. Поводом были названы «пестициды», но мало кто сомневался в причинах – конфликт с Саакашвили поразил «хванчкару» и «киндзмараули», а молдавские «кодарку» и «фетяску» заразили пестицидами расхождения Москвы и Кишинева в очередном раунде переговоров по Приднестровью.

Удар был чувствительным – Грузия продавала в Россию две трети своего винного экспорта, а Молдавия свыше трети. Эмбарго на молдавские вина было частично отменено уже в следующем году, но давление на экономику Кишинева осталось. Если в 2005 году Молдавия экспортировала вина в Россию на $207 млн, то в 2012 – лишь на $40 млн.

Павел Головкин/ИТАР-ТАСС
Павел Головкин/ИТАР-ТАСС

«Винная война» продолжилась в сентябре 2013 года, когда все тот же Онищенко вновь запретил импорт молдавских вин. На этот раз причиной стало подписание Кишиневом соглашения об ассоциации с Евросоюзом. Показательно, что в мае 2014 года в интервью газете «Коммерсантъ» вице-премьер Дмитрий Рогозин (среди прочего, спецпредставитель президента РФ по Приднестровью) открыто признал политические мотивы такого запрета.

Инструментом политического давления становились даже рыбные консервы. Так осенью 2006 года Россия запрещала импорт латвийских шпрот. Для маленькой прибалтийской экономики это был ущерб в многие миллионы долларов. Поводом тогда назывался канцероген из-за копчения салаки на ольховых опилках. Причиной же были непростые отношения Москвы и Риги, или как было сказано в заявлении российского МИДа – «сложный информационно-политический фон двусторонних отношений».

С 4 июня 2015 года Россельхознадзором вновь введены ограничения на ввоз рыбопродуктов из Эстонии и Латвии. В августе прошлого года шпроты и другие рыбные консервы не попали под эмбарго пищевой продукции из стран ЕС, в результате их доля на российском рынке резко выросла. Видимо, кто-то решил вступиться за отечественного производителя или вспомнил позицию стран Прибалтики на саммите «Восточного парнерства» ЕС в Риге...

По аналогичной схеме вводился запрет на импорт молочной продукции из Литвы осенью 2013 года. Аналитики тогда посчитали причиной такого шага саммит Евросоюза в Вильнюсе для стран Восточной Европы, на котором в ноябре 2013 года планировалось подписание соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Запрет на литовский творог и йогурты бил больно – ведь на Россию приходилось до 85% всего молочного экспорта Литвы.

«Бронзовая ночь»

Экономические санкции в отношении оппонентов Кремля бывают не только открыто демонстративными. Не меньшее давление может оказывать комплекс необъявленных и внешне никак не связанных мер. Когда в апреле 2007 года эстонские власти переместили из центра Таллинна захоронение советских солдат, это вызвало массовые протесты русскоязычного населения и стало катализатором резкого осложнения и так непростых российско-эстонских отношений.

Хотя официальные лица РФ приняли тогда целый ряд громких заявлений и призывов к бойкоту эстонских товаров, а Совет Федерации и Госдума прямо призывали ввести экономические санкции, никаких официальных мер со стороны РФ не последовало. Но неофициальные – заметно ударили по эстонский экономике. Уже в мае 2007 года руководство РЖД под предлогом ремонта прекратило поставки нефти в Эстонию, а российские фирмы остановили несколько крупных инвестиционных проектов в этой прибалтийской стране. Например, «Северстальтранс», крупнейший частный оператор на рынке транспортных услуг России и стран бывшего СССР, заморозил проект по созданию в Эстонии крупнейшего в Прибалтике автосборочного предприятия. Представители компании открыто объясняли свое решение осложнением российско-эстонской политики.

Эстонские СМИ тогда назвали события, катализатором которых стал перенос советского мемориала, «бронзовой ночью» – центром захоронения являлась бронзовая статуя советского солдата. Экономические потери Эстонии в результате «бронзовой ночи» оценивались в несколько десятков миллионов евро, весомую сумму для прибалтийской экономики. Так, прибыли Эстонской железной дороги упали почти в четыре раза. Местные СМИ и политики прямо называли действия России «скрытыми экономическими санкциями».

Надо признать, что такие экономические удары Кремля – и открытые и скрытые – метки и чувствительны, однако их политическая эффективность не вполне очевидна. Российская Федерация не настолько сильна, чтобы создать тотальное политико-экономическое давление на своих оппонентов, поэтому отдельные, пусть даже весьма болезненные уколы политическую ситуацию кардинально изменить не могут.

Дружба в кредит

Если экономическая «война» Кремля с зарубежными оппонентами, при всех своих издержках и слабостях, понятна и логична, то странности экономической «дружбы» с внешними партнерами вызывают куда больше вопросов. По одной из версий, злосчастные вертолетоносцы типа «Мистраль» российские власти заказали за миллиард с лишним долларов, чтобы поощрить Францию как потенциального партнера в Европе. Теперь же корабли, необходимость которых для нашего флота всегда вызывала сомнения, без всякого сомнения, в Россию не попадут, а уплаченные за них деньги еще только предстоит вернуть и явно с длительными спорами и сложностями.

РИА-"Новости"
Владимир Путин и президент Монголии Намбарын Энхбаяр во время беседы в юрте в Государственном дворце в Улан-Баторе.РИА-"Новости"

Но французский миллиард выглядит сущей мелочью на фоне иных щедрот внешнеполитической «дружбы». В декабре 2013 года Кремль пытался поддержать украинского президента Януковича кредитом в $15 млрд, из них $3 млрд успели перечислить в Киев до бегства Виктора Януковича из страны. И теперь наше руководство дергается и нервничает, опасаясь, что Украина не вернет этих денег.

За последние 15 лет наша страна «продружила», то есть простила различным иностранным государствам долги по кредитам, представленным правительством СССР и РФ, в сумме свыше $80 млрд – цифра очень внушительная даже в масштабах планетарной экономики.

Еще в 2000 году Россия ухитрилась простить почти 10 млрд долларов задолженности Вьетнама – сейчас это одна из самых быстро растущих экономик Юго-Восточной Азии, наша страна ежегодно закупает вьетнамских товаров на сумму более чем в миллиард.

Можно понять «списание» и «реструктуризацию» долгов таким старым советским должникам, как Куба, КНДР или Афганистан. Им в общей сложности «простили» $50 млрд – понятно, что получить такие деньги с откровенно бедных государств просто не реально.

Но вызывает удивление «списание» почти $5 млрд долгов Ливии в кризисном 2008 году – при режиме Каддафи эта страна, активно продавая в Европу нефть и газ, была абсолютно платежеспособна. Обещанные за прощение долгов преференции российскому бизнесу обнулились после свержения ливийского правительства в 2011 году, но они не были очевидны даже в случае сохранения власти Каддафи, учитывая своеобразный характер и стиль правления лидера «джамахерии».

В том же 2008 году РФ простила Ираку 93% его задолженности – целых $12 млрд. Никаких преференций в обмен на столь щедрый жест закономерно не получилось. Очевидно, что получить эти деньги со страны, оккупированной то США, то боевиками-исламистами, нереально. Но столь же непонятно, зачем прощать огромный долг потенциально богатому нефтью государству – международные долги терпят десятилетия, есть прецеденты, когда их в результате изменения политической ситуации получали спустя целый век. Царские долги, по которым отказались платить большевики, вернула уже новая Россия через семь десятков лет — никто их не списывал. И лишь официально списанные долги навсегда остаются не более чем забытой историей.

«Украинская» Монголия

Еще в 2003 году Россия списала 98% долга Монголии бывшему СССР – почти $11 млрд. Уже в 2010 году Москва «простила» Улан-Батору еще $180 млн. При этом скромная по населению и экономике Монголия обладает внушительными ископаемыми ресурсами, которые в XXI веке будут неизбежно востребованы огромной и растущей экономикой Китая. Но монгольские долги, которые могли быть конвертированы Россией в эти ресурсы и потенциальные прибыли, банально списали ради так и неудавшейся попытки Москвы «вернуться» в эту азиатскую страну, занимающую стратегическое положение между Россией и Китаем.

В отличие от Украины российская общественность мало интересуется Монголией, но именно там в первое десятилетие XXI века, фактически, повторился для России «украинский сценарий». Все эти годы Кремль вполне явно поддерживал правящую Монгольскую народно-революционную партию (для Монголии это полный аналог КПСС и «Единой России»). Политическую оппозицию в стране возглавляла местная Демократическая партия со всем декларативным набором «западных ценностей».

В 2008 году в столице Монголии после парламентских выборов, которые оппозиция объявила сфальсифицированными, даже прошли массовые беспорядки. Власть в Улан-Баторе тогда устояла, в следующем 2009 году Владимир Путин во время визита в Монголию демонстративно проигнорировал лидера местной оппозиции, бывшего премьер-министра Цахиагийна Элбэгдоржа (кстати, выпускника Львовской военно-политической академии). Визит премьер-министра РФ состоялся 13 мая 2009 года, а уже 24 мая на президентских выборах с минимальным перевесом победил проигнорированный Путиным лидер оппозиции Элбэегдорж.

Последствия проявились немедленно. Уже осенью 2009 года новое правительство Монголии передало австралийцам богатейшие золото-медные месторождения Оюу-Толгой, ранее в ходе визита премьер-министра Путина обещанные российским компаниям. В ответ Москва пригрозила пожаловаться в «Парижский клуб кредиторов» на отказ Монголии вернуть последние $180 млн долга.

Через год Россия таки простила монголам 97% и этого долга – вместо возвращения $180 млн Улан-Батор вернул менее $4, пообещав Москве долю в добыче урана. Но и с ураном оказалось не все просто – ранее на эти месторождения была выдана лицензия канадцам, которые весной 2015 года выиграли у Монголии третейский суд в Париже. В итоге обещанные России урановые месторождения все еще остаются под большим вопросом, цена на уран за эти годы упала в полтора раза, но все долги Улан-Батору прощены по «дружбе».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

10.06.2015

Что написано пером

Как в России переписывались концепции внешней политики и военные доктрины

09.06.2015

От любви до ненависти

Почему россияне стали бояться американцев и считают лучшими друзьями китайцев

08.06.2015

«Во внешней политике друзей не существует»

Внешняя политика от Ельцина до Путина: эксперты о том, как и почему Россия наживала себе врагов, теряла друзей и находила союзников

08.06.2015

Скажи мне, кто твой враг

Как за четверть века постсоветская Россия оказалась без союзников и друзей

КОНТЕКСТ

26.12.2014

Путин подписал обновленную редакцию военной доктрины России

Путин подписал уточненную редакцию военной доктрины России

31.03.2014

«Мы возвращаемся в тоталитарное вчера»

Профессор Андрей Зубов об увольнении, оптимизме и вере в скорый крах имперской политики Кремля

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ