10.06.2015 | Алексей Баусин

Что написано пером

Как в России переписывались концепции внешней политики и военные доктрины

Государственный секретарь США Уоррен Кристофер и министр иностранных дел РФ Андрей Козырев после подписания ряда соглашений. Фото: Александр Макаров/РИА Новости

В августе 1991 года на многотысячном митинге Москве Андрей Козырев, занимавший тогда пост министра иностранных дел РСФСР, выступил с тезисом, ставшим на несколько лет краеугольным камнем российской внешней политики. Для демократической России США и другие западные демократии столь же естественные друзья и в перспективе союзники, как они были врагами для тоталитарного СССР, - так сформулировал Козырев свое виденье будущего.  

Выступая 31 января 1992 года на специальном заседании СБ ООН, Борис Ельцин заявил, что Россия рассматривает США и другие западные государства не только как партнеров, но и как союзников. «Мы исключаем какое-либо подчинение внешней политики идеологическим доктринам», - особо отметил первый российский президент.

Демократическую Россию, если она отряхнет со своих ног прах СССР, ждет «дивный новый мир» - это заблуждение было весьма распространено не только среди нарождающейся российской элиты, но и в головах рядовых граждан. Впрочем, между ожиданиями и реальностью всегда существует трагический разрыв. А потому авторам различного рода официальных концепций российской внешней политики, национальной безопасности и тому подобных установочных документов периодически приходилось их переписывать - дополняя список врагов, сокращая список друзей и формулируя новые угрозы.    

В одном из первых документов подобного рода - Концепции внешней политики России от 23 апреля 1993 года – отмечалось, что, несмотря на переживаемый кризис, Россия остается одной из великих держав. Но одна из сверхзадач – это предотвращение дезинтеграции страны. В качестве угрозы поминалось и «закрепление за ней топливно-сырьевой специализации в мировой экономике».

Особо выделялись страны «ближнего зарубежья» (бывшие советские республики), где у России есть свои как военно-политические, так и экономические интересы. Впрочем, об этом специфическом интересе поминают авторы всех документов такого уровня обобщения.       

В том же году была принята Военная доктрина, где было черным по белому прописано, что  Россия «не относится ни к одному государству как к своему противнику». Впрочем, в разделе о внешних военных опасностях были уже помянуты «расширение военных блоков и союзов», а также обращено внимание на «наращивание группировок войск (сил) у границ РФ до пределов, нарушающих соотношение сил».

О том, что у России нет противников, Борис Ельцин говорил и в своем Послании Федеральному собранию в феврале 1994 года. Но опять же,  - «тревожат проявления дезинтеграции страны, внутренние тенденции, угрожающие ее территориальной целостности».

Приоритетом в области национальной безопасности (в числе прочих) была названа ликвидация очагов военных конфликтов у границ  России. Было сказано и о «строительстве большой  Европы, мирной, единой, демократической».

Проходит всего-то пара лет – и вот уже тональность слегка меняется. В Послании по национальной безопасности президента Федеральному собранию в 1996 году указывается, что Россия - это неповторимый мир со своими интересами, наследница Древней Руси и продолжательница Союза СССР. 

«Наследница Древней Руси» ставит перед собой цель интегрироваться в мировую  экономику, отмечалось в документе, но при этом будет стремиться проводить «стратегию равноприближенности» по отношению к мировым центрам силы.  

В Концепции национальной безопасности России от 17 декабря 1997 года список угроз вновь переформатирован.  Главный лейтмотив – главные угрозы идут изнутри, а не извне.

Кризисное состояние экономики - основная причина возникновения угрозы национальной безопасности Российской Федерации, отмечают авторы документа. А негативные процессы в экономике усугубляют центробежные устремления субъектов федерации, которые принимают правовые акты, противоречащие Конституции.

Обостряется международная конкуренция в целях обладания природными, технологическими, информационными ресурсами, рынками сбыта, влияние России на решение кардинальных вопросов международной жизни, затрагивающих интересы нашего государства, значительно снизилось, а интеграция России в мировой рынок происходит зачастую на условиях, не выгодных для нашей страны.

«Наметилась тенденция к нарастанию угрозы агентурного и оперативно-технического проникновения в Россию иностранных разведок», - предупреждают авторы документа.

Есть и пассажи метафизического свойства. «Не достигнуто общественное согласие, не завершен процесс формирования объединяющей национальной идеи», - отмечают авторы документа.

Ну, и о НАТО. «Перспектива расширения НАТО на Восток является неприемлемой для России, поскольку представляет собой угрозу ее национальной безопасности».

Кстати, в президентском послании Федеральному собранию от 1997 года о важности партнерских отношений с Западом слов нет, но есть «равноправное, долговременное сотрудничество».  «Партнерские отношения » Россия развивает с Китаем…

Формулируйте четче

В Концепции национальной безопасности РФ от 10 января 2000 года содержится традиционный набор тезисов о необходимости обеспечить условия для экономического развития, естественно, указывается, что Россия – один из влиятельных центров многополярного мира. Среди угроз значатся расширение НАТО на Восток, появление около российских границ иностранных военных баз, притязания на российскую территорию.    

При этом особо отмечается, что национальный интерес России – в повсеместном   соблюдении прав и свобод человека и недопустимости при этом двойных стандартов. При этом внешняя политика должна быть нацелена на защиту прав российских граждан за рубежом, в том числе «с применением мер политического, экономического и иного характера». 

ТАСС
У памятника Пушкину Активисты ЛДПР проводят митинг протеста против расширения НАТО на ВостокТАСС
 

Любопытный пассаж можно найти в Концепции внешней политики России от 7 июля 2000 года. В качестве приоритетов там поминаются «поиск согласия и совпадающих интересов» с зарубежными странами и ускоренное развитие в России собственных эффективных «средств информационного влияния» на общественное мнение за рубежом.    

Военная доктрина образца 2000 года особо отмечает противоправную деятельность экстремистских националистических, религиозных, сепаратистских и террористических движений.

В Концепции внешней политики от 12 июня 2008 года Российской Федерация уже именуется «одним из влиятельных центров современного мира», словосочетание «великая держава» в тексте не встречается.

Любопытно, что авторы концепции полагают, что «укрепление правового государства и демократических институтов, реализация прав и свобод человека» должны  «обеспечить конкурентоспособность страны в глобализирующемся мире».

Возможно, появление этого пассажа объясняется тем, что концепция эта принималась при Дмитрии Медведеве, который выступая с большой программной предвыборной речью, заявил, что «Свобода лучше чем несвобода».

Есть и пассаж о ценностях. «Глобальная конкуренция впервые в новейшей истории приобретает цивилизационное измерение, что предполагает конкуренцию между различными ценностными ориентирами и моделями развития в рамках универсальных принципов демократии и рыночной экономики».

Что касается НАТО, то акцент делается на «политический диалог и практическое сотрудничество при решении вопросов, касающихся реагирования на общие угрозы». В  отношении США говорится, что российско-американские отношения необходимо перевести в «состояние стратегического партнерства… а там, где между Россией и США сохраняются разногласия, работать над их урегулированием в духе взаимопонимания». 

Концептуальные документы эволюционировали вместе со страной и окружающим миром. В Стратегии национальной безопасности от 2009 года уже говорится о том, что национальные интересы России — это "совокупность внутренних и внешних потребностей государства...". Будет обостряться борьба за ресурсы, в том числе и с применением вооруженной силы, полагают авторы документа.

При Дмитрии Медведеве принималась и очередная, третья по счету военная доктрина – в 2010 году.  Но если в прежних версиях этого фундаментального документа потенциальный противник никак обозначен не был, то теперь в числе основных внешних военных угроз было указано расширение блока НАТО. В новой доктрине был поименован и главный союзник России - Белоруссия. 

Был учтен и опыт войны с Грузией в 2008 году - у российских властей есть право использовать вооруженные силы за пределами страны как для защиты ее граждан, а также для поддержания международного мира и безопасности.

Солнце всходит на Востоке

В феврале 2013 года Владимир Путин представил новую редакцию Концепции внешней политики. Принципы внешней политики остаются неизменными, отметил тогда Путин. Это открытость, предсказуемость, прагматизм, нацеленность на отстаивание национальных интересов, но без всякой конфронтации. А подредактировать концепцию пришлось из-за мирового финансового кризиса,  перераспределения баланса сил в мире и  нестабильности на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

«Продолжают сокращаться возможности исторического Запада доминировать в мировой экономике и политике. Происходит рассредоточение мирового потенциала силы и развития, его смещение на Восток, в первую очередь в Азиатско-Тихоокеанский регион», - отмечается в документе. При этом, «возрастает конкуренция вокруг распределения стратегических ресурсов, которая лихорадит сырьевые биржи и рынки».

Не забыт НАТО, с которым Россия будет выстраивать отношения «с учетом степени готовности альянса к равноправному партнерству» и США. «Россия ожидает, что американская сторона в своих действиях на мировой арене будет строго руководствоваться нормами международного права, прежде всего Устава ООН, включая принцип невмешательства во внутренние дела других государств», - формулируют авторы документа.

В декабре 2014 были внесены изменения в Военную доктрину Российской Федерации.

В главе «Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации» появились пункты об «использовании информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, противоречащих международному праву, направленных против суверенитета, политической независимости, территориальной целостности государств» и «установлении в государствах, сопредельных с Российской Федерацией, режимов, в том числе в результате свержения легитимных органов государственной власти, политика которых угрожает интересам Российской Федерации».

Но впервые возникли пункты про обеспечение интересов в Арктике, союзнические отношения с Абхазией и Южной Осетией, а также про опасность зарубежных частных военных компаний.

В мае этого года секретарь российского Совета безопасности Николай Патрушев завил, что в Стратегию национальной безопасности до 2020 года будут внесены изменения с учетом новых военных угроз в мире. "В борьбе ведущих государств мира за свои интересы типичными стали "непрямые действия", использование протестного потенциала населения, радикальных и экстремистских организаций, частных военных компаний. Возрастает агрессивность США и НАТО по отношению к России. Наращивается их наступательный потенциал непосредственно у наших границ, - отметил глава Совбеза.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

09.06.2015

От любви до ненависти

Почему россияне стали бояться американцев и считают лучшими друзьями китайцев

08.06.2015

«Во внешней политике друзей не существует»

Внешняя политика от Ельцина до Путина: эксперты о том, как и почему Россия наживала себе врагов, теряла друзей и находила союзников

08.06.2015

Скажи мне, кто твой враг

Как за четверть века постсоветская Россия оказалась без союзников и друзей

КОНТЕКСТ

09.12.2016

Минспорта ответило на вторую часть доклада WADA о допинге

Минспорта ответило на вторую часть доклада WADA о допинге

09.12.2016

Минюст назвал условие исключения «Левада-Центра» из НКО-иноагентов

Минюст назвал условие исключения «Левада-Центра» из НКО-иноагентов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ