02.06.2015 | Алексей Михайлов

Украина в свободном падении

Состояние экономики Украины в 2015 году резко ухудшилось

Фото: ЕРА/ТАСС

Исполняется год, как Петр Порошенко стал президентом Украины. Ему досталось тяжелое наследство – страна вошла в кризис еще летом 2012 года. За прошедший год ситуация ухудшилась катастрофически. Украинскую экономику спасти может только чудо.

7 июня будет год, как Петр Порошенко вступил в должность президента Украины. Ему досталось плохое наследство – не только политическое, но и экономическое. За год украинское руководство сумело провести ряд экономических реформ и достичь принципиальных для себя международных соглашений, но экономике страны это не помогло – она вошла «в штопор» и находится сейчас в свободном и беспорядочном падении. Как остановить это падение, идей, похоже, ни у кого нет. Все рассчитывают на чудо, но чуда все не происходит.

«Живи по-новому»

С этим лозунгом шел Петр Порошенко на выборы. В чем заключалось это «новое»?

Прежде всего – европейский выбор Украины. Текст Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС был подготовлен к прошлому – Вильнюсскому саммиту «Восточного партнерства» в ноябре 2013 года, там планировалось его и подписать. Но за несколько дней до саммита президент Виктор Янукович приостановил процесс подготовки к подписанию. Это произошло в том числе и под «кнутом» Москвы (санитарные и таможенные проблемы, риторика), и с протянутым ею пряником (выкуп 3 млрд долл. украинских евробондов).

Именно отказ Януковича от подписи привел к массовым акциям протеста в Киеве, и после трех месяцев жесткого противостояния в конце февраля 2014-го произошла смена власти. Победившая на Украине оппозиция называет случившееся революцией, Москва – госпереворотом. Порошенко, который считается одним из главных спонсоров киевского Майдана, естественно, пришел с лозунгами о «большой родине» Украины – Европе.

Порошенко обещал «деолигархизировать» страну, несмотря на то, что сам являлся (и является) одним из олигархов. Обещал справедливость и равенство для всех, борьбу с коррупцией, социальную защиту. И, конечно, единство Украины, возврат Крыма, решение проблемы с восточными областями.

И Порошенко действовал весь год вполне в духе своих обещаний.

27 июня 2014 года Порошенко и ЕС подписали экономическую часть Соглашения об ассоциации (политическая была подписана еще Арсением Яценюком 21 марта). 16 сентября cоглашение было одновременно ратифицировано Верховной радой Украины и Европарламентом. Теперь дело за всеми 29 членами ЕС. По состоянию на середину мая 2015 года 20 стран уже ратифицировали соглашение.

Однако незадолго до этого, 12 сентября 2014 года в Брюсселе на переговорах Украина–Россия–ЕС была достигнута договоренность об отсрочке вступления в силу соглашения о создании глубокой всеобъемлющей зоны свободной торговли в рамках ассоциации Украины с ЕС как минимум до конца 2015 года и сохранении на этот срок режима свободной торговли в рамках СНГ.

Проблема никуда не делась: усидеть на двух стульях не получится, быть частью договора о зоне свободной торговли СНГ (договор ратифицирован Верховной радой 20 июля 2012 года) и ЕС (спустя два года) одновременно невозможно – об этом говорят и европейские, и российские чиновники. Впрочем, время колебаний для Украины прошло, позиция страны сегодня однозначна: ассоциация с Европой – высший приоритет, а с Россией – ну, что получится оставить, то и оставим.

Намного хуже все получилось с экономикой.

Проблемы в экономике

ВВП Украины начал свое падение задолго до Майдана – страна вошла в кризис еще летом 2012 года. Но это был «маленький кризис» – ВВП падал ежеквартально, но немного, инфляция была невысока, курс гривны стабилен.

В спокойной ситуации, чтобы преодолеть такой кризис, нужно немногое – например, отпустить курс нацвалюты, чтобы упавшая гривна выправила баланс текущих счетов (рост экспорта, сокращение импорта), и, возможно, этого «пинка» было бы вполне достаточно для перезапуска экономического роста.

Но это тогда, когда нет больших структурных и институциональных проблем в экономике или, по крайней мере, они не нарастают. На Украине они были и нарастали.

Заниженные цены на газ, отсюда дефицит «Нафтогаза» и постоянные бюджетные дотации ему на разницу в ценах (покупки у России и продажи своему населению).

Коррупция, принявшая огромные масштабы. Фактически экономика была раздираема несколькими группами олигархов, и президент Янукович не стоял «над схваткой», а активно участвовал в ней, используя административный ресурс.

Новое руководство объявило о создании антикоррупционного бюро и сделало еще много символических шагов, но под зачистку и аресты попадают пока только мелкие чиновники. А сам Порошенко так и не продал свой бизнес и продолжает находиться в возможной зоне конфликта интересов.

Стрингер / РИА Новости
21 мая 2015 года активисты «финансового Майдана» пришли к Верховной раде в Киеве, чтобы поддержать закон «О реструктуризации обязательств по кредитам в иностранной валюте». Курс гривны к доллару на их плакате – оптимистично в 4 раза меньше актуальногоСтрингер / РИА Новости

Зависимость от экспорта черных металлов и падение мировых цен на них.

То, что на Украине называют «временно оккупированными территориями» (Донецк, Луганск), Крым, Севастополь. Конечно, с начала 2014 года вся статистика дается без учета этих территорий. И промышленное падение напрямую не отражается в текущей украинской статистике. Но экономика взаимосвязана, и донецкий уголь днепропетровским металлургам приходится теперь заменять российским или иным углем, что, конечно, ухудшает состояние платежного баланса и увеличивает издержки.

И это только наиболее очевидная часть проблем, с которыми привычно жила украинская экономика последние годы (кроме проблем, связанных с потерей части территорий страны). Янукович не хотел их решать, наоборот, его действия только усугубляли эти проблемы. А вот новому украинскому руководству решать их пришлось.

Прежде всего из-за падения золотовалютных резервов. 5 лет (2009–2014) Украина держала гривну на одном уровне (около 8 грн/$), в результате вырос дефицит текущего счета платежного баланса. В 2013 году он составил уже $16,5 млрд. А резервы на конец года – $20,5 млрд. Нетрудно понять, что еще один такой год (2014) – и валютных резервов у Украины просто не останется. Хочешь не хочешь, а отпускать гривну на свободу придется.

И с февраля 2014-го гривна начала падать, подешевев к доллару за год практически вдвое. Это принесло некоторые плоды: текущий дефицит платежного баланса страны сократился втрое – до $5,3 млрд. Импорт сокращался опережающими темпами – более чем на четверть. Это компенсировало даже уменьшение экспорта из-за военного конфликта в Донбассе.

Но падение гривны уже не дало передышки экономике – поздно и недостаточно. Украине пришлось расстаться с 3/4 оставшихся валютных резервов, которые к февралю 2015 года упали до $5 млрд, что просто слезы при внешнем долге страны. Государственный + коммерческий долги на начало 2015 года составили $126 млрд.

Выплаты по внешнему долгу, компенсация дефицита текущих счетов, военные расходы, удар по экономике из-за прекращения поставок угля из Донецка и «отъема» Крыма и т. д. – Украина очень быстро попала в финансовую ловушку. У нее не осталось денег для необходимых внешних платежей. Но зато был большой политический ресурс. Страна-жертва, подвергающаяся агрессии со стороны мощного соседа с авторитарным режимом, – такой образ, нарисованный в глазах европейского и американского обывателя и международных организаций, вызывал сочувствие и желание помочь (в отличие, скажем, от Греции, у которой имидж страны-бездельницы). Украинское руководство пошло по самому легкому пути – делания новых долгов.

В ловушке рекомендаций МВФ

Украина вела переговоры с МВФ многие месяцы, и, наконец, 11 марта 2015 года МВФ одобрил программу расширенного финансирования Украины в $17,5 млрд. Страна занимает везде, где может. 22 мая Украина и Еврокомиссия подписали меморандум о предоставлении Киеву макрофинансовой поддержки в 1,8 млрд евро. Это третий такой кредит: в 2014 и 2015 годах Еврокомиссия выделила 1,61 млрд евро в рамках двух подобных программ – они предоставляются в дополнение к  программам МВФ. Всего в дополнение к кредиту МВФ Украина ждет еще $7,2 млрд кредитов от двусторонних партнеров и международных финансовых организаций.

На начало года внешний долг правительства Украины составил $32,8 млрд. И киевские власти уже договорились о его увеличении на $24,7 млрд – в 1,75 раза. Под постоянные разговоры о том, что вот Янукович набрал долгов, а нам теперь по ним расплачиваться. А сами?

Но проблема даже не в сумме долга. Страна попала в традиционную ловушку рекомендаций МВФ.

С этими рекомендациями все здорово, и деньги под них дают немалые, таких больше нигде не найдешь. Но только слишком часто советы МВФ работают не так, как ожидается. Так было с 90‑х годов с манией стабилизационных программ, которые добивались денежной стабилизации и ускоренного падения производства.

Последний пример – Греция. Страна несколько лет следовала рекомендациям МВФ и ничего не добилась – ни снижения уровня долга, ни экономического роста, зато получила социальную напряженность, которая привела к свержению власти, следовавшей рекомендациям, и новому витку вероятности дефолта. Потому что рекомендации МВФ, являющиеся классикой, на самом деле ведут в первую очередь именно к усилению спада экономики и социальным проблемам. И только если страна смогла перепрыгнуть через эту пропасть, возможно (но не обязательно), эти рекомендации дадут эффект. Греция не смогла. И Украина, судя по всему, тоже прыгун слабый…

Советы МВФ Украине были очевидны, и столь же очевидно было, что в краткосрочном периоде они дадут только проблемы, но не решения. Украина должна избавиться от дефицита «Нафтогаза» к 2017 году, для чего поднять тарифы на газ, тепло и электроэнергию для населения в разы. Украина это сделала – троекратный рост тарифов, и это только начало. Результатом стал скачок инфляции и, соответственно, падение реальных доходов населения и реальных зарплат (последние упали на 29% в апреле 2015 года к апрелю 2014‑го).

В соответствии с меморандумом МВФ Украина внедряет накопительную пенсионную систему, которая за 12 лет существования в России так и не показала своих убедительных преимуществ. МВФ предлагает сокращение дефицита бюджета (в том числе социальных статей) и финансирования чиновников, частично компенсируя тарифные и бюджетные удары по населению адресной поддержкой некоторых категорий населения.

Михаил Палинчак / пресс-служба президента Украины / ТАСС
Президент Украины Петр Порошенко получил от главы МВФ Кристины Лагард огромную денежную поддержку и программу экономических реформМихаил Палинчак / пресс-служба президента Украины / ТАСС

Для Греции такие рекомендации хотя бы морально оправданны – греки действительно быстро набирали внешний долг, пользуясь единой европейской валютой, что позволяло им жить не по средствам и не по работе. Но про украинцев‑то этого не скажешь… Украинский внешний долг за последние четыре года вырос лишь чуть-чуть. А последний год вообще сокращается (падает коммерческий долг при росте долга правительства). И тем не менее основная нагрузка «структурных реформ» на Украине ложится именно на население, и так не слишком богатое.

МВФ стремится к стабилизации гривны. Но для Украины было бы лучше ее еще уронить, чтобы добиться положительного торгового баланса, избавиться от девальвационных ожиданий, получить возможность снизить валютные ограничения (множественность курсов, обязательная продажа валюты на внутреннем рынке, налог в Пенсионный фонд на покупку валюты населением в 0,5% и др.), а также проводить стимулирующую монетарную и бюджетную политику. Но вместо этого МВФ настаивает именно на стабилизации гривны и жесткой денежной и бюджетной политике. Дисконтная ставка Нацбанка Украины с 6,5% в начале 2014 года выросла до 14% к концу года, а с марта 2015-го она держится на уровне 30%. Понятно, что это запретительный уровень для кредитования экономики – вот она и ускорила свое падение.

Результат применения рекомендаций МВФ вполне ожидаем: с начала марта гривна стабилизирована и укрепляется, валютные резервы страны растут (до $10 млрд в апреле), а платить за это пришлось скачком инфляции, падением уровня жизни населения и мощным экономическим спадом. И негативные процессы, по последней статистике, только нарастают, стабилизации их не видно. Украина явно идет по пути Греции с опозданием на несколько лет и придет, возможно, к тому же результату.

Хотя, в общем, в этом нет ничего нового, российская экономическая политика без всяких советов МВФ, исключительно собственными интеллектуальными усилиями в 2015 году движется примерно по такой же траектории, что и Украина: укрепление валюты, высокая ключевая ставка ЦБР (правда, не растущая, а медленно сокращающаяся) и спад ВВП.

«Помогите не словом, а долларом, а точнее, миллиардами долларов»

Эту фразу премьер-министр Украины Арсений Яценюк недавно произнес, выступая в Верховной раде, но обращаясь к западным частным кредиторам. Яценюк с надрывом вопрошал парламентариев: «Чтобы наши дети, наши внуки не платили по долгам Виктора Януковича… Мы получили (в 2014 году. – «Профиль») 9 миллиардов долларов кредитов от наших западных партнеров. Но мы отдали 14 миллиардов долларов кредитов западным партнерам. Это справедливо для страны, которая находится в войне и в огне?»

И дальше привел такие цифры.Из $25 млрд внешних кредитов $10 млрд Украина вынуждена отдать в пополнение валютных резервов. Остается только $15 млрд. А отдать в ближайшие 4 года страна должна $30 млрд внешних долгов и $17 млрд – внутренних. Как платить? Из карманов украинцев больше невозможно… В результате Яценюк запросил себе право на введение моратория на внешние выплаты по долговым обязательствам исключительно перед частными кредиторами по перечню обязательств, указанных в приложении к закону. Таким правом правительство может воспользоваться в случае необходимости – если не договорится с кредиторами. «А мы надеемся, что договоримся»… 19 мая 2015 года Верховная рада поддержала законопроект кабинета министров. 28 мая Петр Порошенко подписал этот указ.

Москва не на шутку встревожилась, Владимир Путин специально напомнил, что Россия может потребовать вернуть $3 млрд за украинские евробонды в любой момент, но благородно не делает этого. Кстати, по графику выплата этих $3 млрд приходится на декабрь этого года. Путин вспомнил и об активах и кредитах российских банков на Украине на общую сумму в десятки миллиардов долларов.

Странным образом ни первый, ни второй вопросы не имели отношения к тому, что происходило 19 мая в Верховной раде. Весь пафос речи Яценюка был обращен именно к западным кредиторам. Некоторые американские инвестфонды скупили долгов Украины на миллиарды долларов в расчете на рост их курса после достижения договоренности с МВФ. Они уже потеряли до 30% на падении этих бумаг и, похоже, вряд ли сумеют отыграть эти потери. Но, с другой стороны, они наверняка купили страховку от дефолта CDS. И теперь по условиям контракта могут получить разницу, которая покроет их убытки в случае дефолта.

Аналогичным образом вели себя некоторые американские банки в 2005 году во время дефолта Аргентины. Они были явно заинтересованы в самых жестких условиях Аргентины и минимальной рыночной цене ее облигаций – потому что тогда увеличивалась сумма возмещения через CDS. Именно об этом сейчас и говорит Яценюк. Всем хорошо – и Украина получит сокращение внешнего долга, и инвестфонды покроют свои убытки. А страховщики CDS – ну, работа у них такая…

Со стороны Украины это не дефолт, а, скорее, угроза дефолтом. Возможно, этого достаточно для взаимовыгодного решения проблемы. В крайнем случае Украина пойдет на частичный дефолт, к полному удовольствию ее нынешних кредиторов. Этакий дефолт по-украински, хитрость, чтобы вытрясти немного денег из мировых финансовых воротил.

Президент завышенных ожиданий

За год в экономике Украине удалось сделать много. Но это была в основном работа, не требующая высокой квалификации, – выпрашивать деньги. Страна попала почти под диктат своих «западных партнеров», дающих кредиты, и сосредоточила все усилия именно на этом, занимаясь внутренними реформами скорее под принуждением кредиторов, чем по собственному желанию.

Некоторые реформы больше похожи на профанацию. Так, налоговая должна сократить число налогов с 22 до 9, но собираемые суммы при этом не уменьшатся, произойдет укрупнение некоторых налогов – это стало разочарованием для украинского бизнеса.

Общий результат плачевен. В 2015 году экономика просто сорвалась в «свободный полет» с уже достигшим огромных размеров спадом производства, который связан не с войной или отторжением Крыма, а с собственной экономической политикой. За год страна потеряла 18% своей экономики – это выдающийся результат даже с учетом режима антитеррористической операции на части ее территории.

Конечно, от Порошенко ждали многого. И он пытался сделать много. Но свободный рынок с ЕС «отъехал» на 2016 год, а полученные кредиты лишь затыкают дыры в экономике, и то далеко не все. И тем не менее он остается и сегодня самым рейтинговым политиком в стране, если бы выборы были сегодня, он бы снова победил. Украинцы ценят его усилия и, похоже, понимают трудности, с которыми ему пришлось столкнуться. Это очень неплохой результат для политика, особенно при такой плохой экономике. 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

02.06.2015

Год растаявших надежд

Если бы выборы состоялись завтра, Порошенко поддержало бы менее 20% украинских граждан – в 2,5 раза меньше, чем год назад. Но альтернативы ему сегодня нет

01.06.2015

Наследие «Призрака»

Смерть командира механизированной бригады «Призрак», расстрелянного 23 мая из засады на трассе Луганск – Алчевск, не оставила равнодушным никого из причастных к вооруженному конфликту на юго-востоке Украины

12.05.2015

Упражнение в независимости

Год назад жители Донецкой и Луганской областей проголосовали за выход из Украины, но уйти окончательно так и не получилось

КОНТЕКСТ

26.11.2014

За 2014 год экономика Украины сократится на 7%

За 2014 год экономика Украины сократится на 7%

10.03.2014

Братский долг

На прошлой неделе появились уточненные данные об объемах кредиторской задолженности украинских компаний перед украинскими «дочками» российских банков

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ