12.05.2015 | Алексей Баусин

Упражнение в независимости

Год назад жители Донецкой и Луганской областей проголосовали за выход из Украины, но уйти окончательно так и не получилось

Многие жители Донецка поддержали присоединение Крыма к России, полагая, что их ждет такая же судьба Фото: Рогулин Дмитрий / ТАСС

11 мая 2014 года в так называемых ДНР и ЛНР были проведены референдумы о независимости. В самопровозглашенной ДНР за отделение от Украины высказались 89,07% участвовавших в референдуме при явке 74,87%. В ЛНР «за» проголосовали 90,53% при явке 81%. Украинские власти, естественно, итоги референдума не признали, в Москве заявили, что «с уважением относятся к волеизъявлению населения Донецкой и Луганской областей».

Прошел год, и информационные агентства сообщили, что первые десять паспортов «Луганской народной республики» были вручены шестнадцатилетним жителям Луганска. «Не все пока дается легко, но, несмотря на стремление наших врагов уничтожить Республику, хочу твердо заявить: мы уже состоялись как молодое государство, мы развиваемся, мы победили!», – говорится в обращении главы ДНР Александра Захарченко к жителям самопровозглашенной республики, посвященном празднику Первомая.

Но говорить об окончательной победе, видимо, еще рано. Договоренности о прекращении огня, достигнутые в феврале этого года в Минске, нарушаются с завидной регулярностью обеими сторонами конфликта. И в Киеве, и в Луганске, и в Донецке в последнее время все чаще говорят о том, что вооруженные столкновения могут вновь вспыхнуть в любой момент.

При этом независимость ДНР и ЛНР признала только Южная Осетия, в Москве же рассуждают исключительно о необходимости диалога между Киевом и представителями юго-востока Украины. О признании или тем более присоединении к России мятежных регионов российские официальные лица даже не делают намеков.

«В наших интересах не растаскивать Украину, в наших интересах сохранить ее нейтральной, прежде всего в военно-политическом смысле, потому что раскол ее означает только одно – что тут же с западной стороны, с натовской стороны будут попытки сделать Украину антироссийской», – пояснил министр иностранных дел Сергей Лавров в одном из своих недавних интервью. О «восстановлении какого-то общего политического поля с Украиной» говорил и Владимир Путин в ходе «Прямой линии» в середине апреля этого года. «Путин слил Новороссию», – утверждают апологеты так называемой «русской весны». «У меня нет ощущения, что по итогам вот этой украинской драмы мы сдадим свои позиции и откажемся от поддержки наших соотечественников», – вступает с ними в заочный спор министр Лавров.

Полагать, что сепаратистское движение на юго-востоке Украины вспыхнуло лишь благодаря усилиям московских политтехнологов и сотрудников спецслужб, – до крайности упрощать проблему. Именно к таким упрощениям прибегают российские официальные лица, когда утверждают, что все «цветные революции» в республиках бывшего СССР (впрочем, как и «арабская весна») были организованы «вашингтонским обкомом».

Впрочем, стоит напомнить, что в августе прошлого года главнокомандующий донецким ополчением, исторический реконструктор Игорь Стрелков, самопровозглашенный донецкий премьер Александр Бородай (оба – граждане России) и лидер ЛНР Валерий Болотов как по команде ушли со своих постов, а на смену им пришли местные полевые командиры.

«У этого конфликта есть культурные основы, Украина так и не смогла стать единым, монокультурным пространством, – говорит политолог, руководитель фонда «Украинская политика» Константин Бондаренко. – Но у этого противостояния ярко выраженный политический характер. Майдан был не столько восстанием против Януковича, сколько против «донецких». И то, что мы получили в Донецке, – это была реакция на Майдан. А трагедия в Одессе 2 мая 2014 года послужила катализатором этих процессов». При этом, как отмечает политолог, противостояние на юго-востоке – это не конфликт элит. «Если бы это был конфликт элит, то во главе Донецка стоял бы Ринат Ахметов или еще кто-нибудь. То, что происходит на Донбассе, где сейчас идет национализация промышленности, можно охарактеризовать и как антиолигархическое восстание. В Киеве при этом одни олигархи сменили других», – говорит Бондаренко.

Безусловно, без поддержки России – политической, военной, экономической – ДНР и ЛНР вряд ли продержались бы целый год. По странному стечению обстоятельств именно после того как в августе прошлого года захлебнулось наступление украинской армии на позиции ополчения ДНР и ЛНР, в российских регионах прошли похороны кадровых российских военных, которые, как утверждали некоторые российские СМИ,

погибли на юго-востоке Украины. В Москве считают, что Украина должна оставаться единым государством, но украинским властям нужно отказаться от унитарного статуса страны.

Одним из пунктов Минских договоренностей значится внесение изменений в Конституцию Украины с прицелом дать больше свободы регионам, при этом прописан и временной график – до конца этого года. Но в Киеве говорят не о федерализации, а о децентрализации, предполагающей расширение некоторых прав местных органов власти, но никак не об автономии регионов. «Особый статус этих регионов должен быть прописан в новой Конституции. Но для того чтобы она была легитимной, ее необходимо принимать совместно с представителями ДНР и ЛНР. Но там нет легитимных представителей, которых готов признать Киев. Но без них эта Конституция не будет признана Донецком и Луганском. Тупиковая ситуация», – констатирует политолог Константин Бондаренко.

В Москве открыто обвиняют киевские власти в саботировании Минских соглашений. «У Порошенко ситуация хуже, чем у Захарченко и Плотницкого (лидеры ДНР и ЛНР. – «Профиль»), у них нет оппозиции», – говорит Бондаренко. – А Порошенко противостоит и оппозиция – представители старых элит, и Юлия Тимошенко, которая наступает ему на пятки, и ярко выраженная фронда – премьер Яценюк со товарищи, которые пытаются обернуть любой промах Порошенко против него. Если он завтра пожмет руку Захарченко, это вызовет катастрофическое падение рейтинга, вплоть до третьего Майдана». При этом Порошенко понимает, что если внутри Украины не найдется человек, который проявит силу воли (а в данной ситуации именно он должен проявить волю), либо если не будет достигнут консенсус, то его навяжут внешние игроки. «Как это было в Боснии и Герцеговине: где-нибудь на базе в Дейтоне соберутся сильные мира сего и прочертят линии – живите в рамках одной страны. Но это наихудший вариант», – резюмирует политолог.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

26.04.2015

«Вся Донецкая область – это наша территория»

Глава ДНР Александр Захарченко том, что происходит в непризнанной республике и о перспективах отношений с Украиной

13.03.2015

Досада и горечь украинской власти

Экс-премьер-министр Николай Азаров объясняет, почему год назад Украина не вступила в Евросоюз

11.03.2015

«Все проблемы решатся, если нас признают как республику»

Глава центра восстановления Донбасса — о том, для чего региону нужна автономия, кто помогает выживать сейчас, и что будет сделано в будущем для процветания ДНР

КОНТЕКСТ

13.10.2015

В аэропорту Донецка началась эксгумация тел погибших во время боевых действий

В аэропорту Донецка началась эксгумация тел погибших во время боевых действий

17.07.2015

«Алмаз-Антей» заявил о новых данных по крушению Boeing под Донецком

«Алмаз-Антей» заявил о новых данных по крушению Boeing под Донецком

17.07.2015

Порошенко обвинил Россию в причастности к крушению Boeing под Донецком

Порошенко обвинил Россию в причастности к крушению Boeing под Донецком

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ