29.04.2015 | Алексей Баусин

Политика ядерного недержания

В условиях конфронтации с Западом Россия рассчитывает на «сдерживающий фактор» ядерного оружия

У России три верных союзника – армия, флот и ядерные силы (на фото: МБР «Тополь» на полигоне «Алабино») Фото: Марина Лысцева / ТАСС

В понедельник, 27 апреля в Нью-Йорке собираются дипломаты из 190 стран, подписавших Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), одно из краеугольных соглашений эпохи холодной войны, которое призвано ограничить возможность вооруженного конфликта с использованием атомных бомб.

Договор, вступивший в силу в 1970 году, предусматривает, что страны с наиболее масштабными запасами атомного оружия – СССР, США, Великобритания, Китай, Франция – сокращают свои арсеналы, а не успевшие вступить в ядерный клуб государства не предпринимают попыток их заиметь. Многие страны–участницы договора считают, что США и Россия фактически отказались от идеи дальнейшего сокращения своих стратегических вооружений.

В этом году группа стран собирается поднять вопрос о введении тотального запрета на ядерное оружие – инициаторами выступают в основном государства Латинской Америки и Африки. Но до конкретного воплощения этой идеи дело вряд ли дойдет. В условиях нынешнего жесткого противостояния России и Запада именно ядерное оружие используется Москвой в качестве идеального «сдерживающего фактора» США и их союзников. Во всяком случае, такое впечатление возникает, если прислушаться к выступлениям российских официальных лиц и ведущим федеральных телеканалов.

Бронепоезд на запасном пути

«Процесс пошел» 16 марта прошлого года, когда в Крыму состоялся референдум о присоединении Крыма к России. В тот день телеведущий Дмитрий Киселев напомнил зрителям в своей итоговой программе, что Россия – единственная страна, которая «способна превратить США в радиоактивный пепел». Позднее, впрочем, телеведущий в интервью датской газете Jyllands-Posten пояснил, что его высказывание нельзя истолковывать в том смысле, что будто у него или России – агрессивные намерения. Но цитата российского журналиста широко разошлась по иноязычным СМИ.

В России тема возможного применения «оружия Судного дня» стала неотъемлемой частью общественной дискуссии что невозможно было бы представить даже в эпоху СССР. О том, что Россия – ядерная держава, Владимир Путин регулярно напоминает общественности 

В марте этого года информационные агентства цитировали комментарий Владимира Путина к фильму «Крым. Путь на Родину» о том, что российские власти были готовы привести в повышенную боеготовность ядерные силы в ходе присоединения полуострова к России. «Мы готовы были это сделать. Я же разговаривал с коллегами и говорил им, что это (Крым) – наша историческая территория, там проживают русские люди, они оказались в опасности, мы не можем их бросить», – сказал тогда Путин.

19 марта социологический центр ЦИМЭС опросил пользователей социальных сетей, согласны ли они с утверждением, что Россия должна применить ядерное оружие в случае внешнего вторжения в Крым. 47% опрошенных ответили, что применение ядерного оружия недопустимо, потому что оно может уничтожить все живое. 14% ответили, что Запад не способен вести диалог, и если он готов ввести войска на нашу территорию, то пусть готовится к ядерному возмездию. Согласно данным мартовского опроса «Левада-Центра» на схожую тему, 50% респондентов поддержали тезис о том, что «с Западом можно только так и разговаривать, они понимают, когда с ними говорят с позиции силы». 27% опрошенных отнеслись к этому с осуждением.

«Декларации с самого верха раздаются грозные, мы ядерная держава и не советуем с нами связываться. На Западе не делают такого акцента на ядерном оружии», – отмечает академик, руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН Алексей Арбатов. Почему российские официальные лица стали так часто напоминать о наличии у России ядерного оружия? «Когда Россия присоединяла Крым и стала помогать повстанцам на юго-востоке Украины, возникло серьезное опасение, что НАТО вмешается напрямую, – выдвигает свою версию Арбатов. – И поэтому Западу посылался сигнал – не вмешивайтесь. Этим в значительной степени объясняется пафос, с которым разыгрывалась ядерная тематика». «В НАТО прекрасно осведомлены о нашем ядерном потенциале и вполне реально представляют планы его применения. Поэтому, может быть, напоминать об этом лишний раз и не было необходимости», – считает эксперт.

Российская ядерная риторика не осталась незамеченной. «В НАТО растет обеспокоенность российской стратегией использования ядерного оружия и признаками того, что российские военные планировщики могут понизить порог использования ядерного оружия в любом конфликте», – сообщало агентство Reuters еще в феврале этого года. «Американские официальные лица говорят, что у них нет каких-либо доказательств, что Россия действительно начала возвращать или же приводить в боеготовность свой ядерный арсенал», – писала на днях The New York Times. «Но эти угрозы неизбежно усиливают напряжение и могут повысить вероятность смертельных просчетов». Такова «волшебная сила» произносимых слов: они беспокоят, хотя в обновленной российской Военной доктрине, принятой в конце 2014 года, написано, что ядерное оружие может быть использовано только в том случае, если оружие массового поражения было применено против России или ее союзников или же в случае агрессии, которая ставит под угрозу само существование государства.

«Эти заявления, конечно же, используются на Западе, чтобы нарисовать картину теперь уже российской ядерной угрозы и под это дело выбить больше денег на военные нужды. Власти США сокращают военные бюджеты, ВПК и Пентагон этому отчаянно сопротивляются, а тут как нельзя кстати эти заявления», – отмечает Алексей Арбатов.

Путем взаимных обвинений

В преддверии конференции в Нью-Йорке Россия обвинила США в нарушении одного из крае-угольных пунктов ДНЯО. Согласно положениям договора, страны, обладающие ядерным оружием, обязуются не передавать его кому бы то ни было, так же как и контроль над таким оружием или взрывными устройствами, ни прямо, ни косвенно. «Американцы нарушают ДНЯО, потому что у них тактическое ядерное оружие размещено в Европе на территории пяти стран», – заявил на минувшей неделе министр иностранных дел Сергей Лавров в интервью радиостанциям «Спутник», «Эхо Москвы» и «Говорит Москва». «Более того, в НАТО существует программа, в соответствии с которой к обслуживанию, к обладанию навыками обращаться с этими системами тактического ядерного оружия привлекаются граждане этих государств и других стран НАТО помимо Соединенных Штатов», – отметил министр.
Заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Роуз Готтемюллер, в свою очередь, заявила, что тактическое ядерное оружие в Европе «в действительности остается под оперативным контролем США» и о нарушении договора речи не идет.

Юрий Абрамочкин / РИА Новости
Борьба за лидерство в мире не мешала Леониду Брежневу и Ричарду Никсону обсуждать взаимное сокращение ядерных арсеналовЮрий Абрамочкин / РИА Новости

СССР и США вели переговоры по контролю над вооружениями даже в условиях конфронтации, напоминает директор программы «Ядерное нераспространение и Россия» ПИР-центра Андрей Баклицкий. «Сейчас, к сожалению, международная обстановка неблагоприятна и начинает влиять и на процессы ядерного разоружения», – отмечает эксперт. «До недавнего времени в мире была такая тенденция, что страны все меньше и меньше полагались на ядерное оружие, потому что понимали, что его использовать не получится. Сейчас, в ситуации жесткого противостояния России и США, переговоры по сокращению ядерного оружия заморожены, к переговорам о мерах контроля в принципе относятся без особого энтузиазма. И у многих государств возникает ощущение, что обладание ядерным оружием дает привилегии».

Гонка за лидером

«Ядерное оружие – слишком серьезная вещь, чтобы рассматривать его использование или даже возможность его использования в каких-то обычных политических обстоятельствах, особенно если мы говорим про отношения России с Западом, – отмечает Баклицкий. – Угроза ядерной войны настолько отдаленна, что беспокоиться о ней не стоит».

Войны не будет, но битва за мир потребует известного приложения усилий. «Россия модернизирует свой ядерный потенциал – стратегический и оперативно-тактический, – но она не гонится за США, как это было в годы холодной войны, ракета к ракете», – говорит Алексей Арбатов. Российские ядерные системы развертываются так, чтобы иметь возможность преодолеть любую будущую систему американской противоракетной обороны, отмечает эксперт.

Соревнование разворачивается и на другом поле. Россия планирует сделать упор на высокоточные неядерные стратегические системы, в том числе большой дальности, чтобы не отстать от США, где ведутся работы над созданием сверхзвуковых неядерных ракет, способных поразить цель в любой точке земного шара. Кроме того, Россия развертывает систему воздушно-космической обороны, призванную парировать возможный удар американского высокоточного неядерного оружия.

Нынешняя российско-американская гонка вооружений несопоставима по своим масштабам со своим аналогом времен холодной войны, отмечает Арбатов. Но для российской экономики она может оказаться весьма обременительной.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

26.12.2014

«Не нужно ставить Россию на колени»

Франк-Вальтер Штайнмайер о том, как восстановить порядок в европейской архитектуре безопасности

02.12.2014

Тупое копье Европы

НАТО хочет иметь потенциал для реагирования на угрозы, идущие из Восточной Европы, но для этого у альянса нет ни денег, ни логистической базы

14.11.2014

«Мы верим, что можем изменить мир военными средствами»

Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер о глобальных угрозах, Тридцатилетней войне, аннексии Крыма и вступлении Украины в НАТО

24СМИ