23.04.2015 | Александр Баринов

Сто лет препирательства

Почему век спустя Турция отказывается признавать геноцидом этнические преступления политиков распавшейся Османской империи

В Ереване поминальные мероприятия по жертвам геноцида армян по традиции начинаются вечером 23 апреля с факельного шествия Фото: Мелик Багдасарян / Фотолур / ТАСС

Открывающиеся на этой неделе почти по всему миру памятные мероприятия, приуроченные к 100‑летней годовщине начала геноцида армян в Османской империи, предварил громкий, но вполне ожидаемый скандал. 12 апреля Турция отозвала для консультаций своего посла в Ватикане и 22 апреля из Вены.

Решение это последовало всего через несколько часов после заявления Папы Римского Франциска, сделанного во время традиционной воскресной мессы в соборе Святого Петра в Риме. Обращаясь в канун годовщины трагических событий 1915 года к верующим из Армении, среди которых в соборе в этот день находился и президент Армении Серж Саргсян, понтифик прямо назвал их «первым геноцидом XX века». Для руководства Турции, традиционно отвергающего обвинения в геноциде, этого оказалось достаточно, чтобы инициировать беспрецедентный международный скандал, поставив под угрозу дипломатические отношения со Святым Престолом из-за одного богослужения.

Примечательно, что во время судьбоносной мессы Папа Римский с точки зрения среднестатистического жителя европейской страны, включая и Россию, ничего нового не сказал. Франциск – отнюдь не первый глава Святого Престола, произнесший словосочетание «геноцид армян» – еще в 2001 году на этот счет было подписано совместное заявление Папы Иоанна Павла II и Патриарха Армении. Интерес, да и то во многом академический и религиоведческий, представляли скорее лишь оценки Ватиканом современной истории. Понтифик назвал геноцид армян одной из трех главных «больших неслыханных трагедий», которые человечество пережило в XX веке, наряду с преступлениями нацизма и сталинизма.

Evandro Inetti / Zuma / TASS
Высказывание Папы Римского Франциска, поставившего геноцид армян в один ряд с преступлениями нацизма и сталинизма, вызвало немедленную и жесткую реакцию в АнкареEvandro Inetti / Zuma / TASS

Однако отзыв Турцией посла из Ватикана, что могло поначалу показаться очередной дежурной демонстрацией, стал лишь прологом назревающей дипломатической войны. В тот же день, 12 апреля, с критикой Франциска выступил премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу, который заявил, что «религиозные лидеры должны создавать среду для мира, а не разжигать ненависть и конфронтацию». Еще жестче через день высказался президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган: «Всякий раз, когда политики и религиозные функционеры берут на себя обязанности историков, получается бред вместо фактов. Я осуждаю это высказывание папы и призываю его не повторять эту ошибку».

После столь болезненной реакции Турции на публичное произнесение слов «геноцид армян» еще в преддверии Дня поминовения, отмечаемого 24 апреля, вполне можно ожидать, что дипломатический скандал в ближайшие дни будет только нарастать. Особенно с учетом того, что в этом году, в вековую годовщину трагических событий, траурные церемонии пройдут на высшем представительном уровне. Ожидается, что в День поминовения жертв геноцида армян Ереван посетят Владимир Путин и президент Франции Франсуа Олланд, а также, возможно, главы некоторых других стран.

Кроме того, обширная программа памятных мероприятий к 100‑летию начала геноцида армян намечена и в США, кульминацией которой 7–9 мая должна стать трехдневная церемония с участием Католикоса всех армян Гарегина II и Католикоса Великого Дома Киликийского (административно независимый католикосат, в ведении которого находятся епархии в Ливане, Сирии и на Кипре) Арама I. В ее рамках в Вашингтонском кафедральном соборе запланирована экуменическая служба, принять участие в ней официально приглашены Барак Обама и члены Конгресса. Придет ли туда президент США – само по себе отдельная большая интрига хотя бы в силу того, что Турция и Америка являются союзниками по НАТО.

Параллельно же в Турции 24 апреля стартуют памятные мероприятия, посвященные совсем другим событиям 100‑летней давности – победе османской армии в Галлиполийском (Дарданелльском) сражении. Она стала одним из крупнейших и, пожалуй, главным успехом Османской империи за годы Первой мировой войны, сумевшей тогда не просто дать отпор, а разгромить объединенную группировку войск союзников по Антанте, пытавшихся высадить десант и взять под контроль Дарданеллы, а затем организовать наступление на Константинополь.

Мхитар Хачатрян / Фотолур / ТАСС
Цицернакаберд – в переводе с армянского «Крепость ласточки» – Мемориальный комплекс в память жертв геноцида армян в Ереване, где 24 апреля пройдут основные траурные мероприятияМхитар Хачатрян / Фотолур / ТАСС

План союзников полностью провалился – им не удалось продвинуться даже на несколько километров в глубь турецкой территории, а спустя полгода, понеся поистине чудовищные потери, пришлось эвакуировать экспедиционный корпус. Победа османской армии в Галлиполи имела огромное политическое и моральное значение, поскольку развеяла миф как о собственной неполноценности, так и о превосходстве европейских противников. Именно за фиаско в Галлиполи лишился поста первого лорда адмиралтейства будущий премьер Великобритании Уинстон Черчилль. Для турок же в исторической памяти Галлиполийское сражение имеет особое значение еще и потому, что одним из организаторов обороны Дарданелл был Мустафа Кемаль, будущий основатель и президент Турецкой Республики (Ататюрк).

Однако при всем при этом Турция, не скрываясь, действует явно в пику Дня поминовения жертв геноцида армян. Дата чествования победы турецкого оружия в Галлиполийской битве выбрана практически произвольно – началось это сражение еще в марте 1915 года, завершилось уже в начале 1916‑го, а решающие победы османская армия одержала летом 1915‑го. Тем не менее в начале этого года руководство Турции демонстративно пригласило на торжественные церемонии в Галлиполи 24 апреля глав десятков стран мира, включая и президента Армении Сержа Саргсяна, который ранее, в свою очередь, приглашал президента Эрдогана в Ереван почтить в этот же день память невинных жертв геноцида. И если в случае с Сержем Саргсяном такой шаг Турции вызвал довольно жесткую публичную дипломатическую пикировку, то лидеры других стран, не имеющих прямого отношения к выяснению отношений по поводу событий 100‑летней давности, были целенаправленно поставлены перед неприятным выбором – осложнять отношения либо с Арменией, либо с Турцией без какой-либо альтернативы.

В результате 100‑летие начала геноцида армян еще до наступления самой этой даты ознаменовало очередной виток обострения отношений между Турцией и не только Арменией и армянскими общинами по всему миру, но и поддерживающими их странами. Причем никто из опрошенных «Профилем» экспертов не смог назвать даже гипотетического варианта выхода из сложившейся ситуации. Больше половины из них согласились на комментарий без упоминания своих имен в силу того, что ситуация вокруг признания или непризнания геноцида армян настолько запутанна и неоднозначна, что любые оценки могут вызвать резкое недовольство одной из сторон.

Михаил Климентьев / РИА Новости
Владимир Путин с президентом Армении Сержем Саргсяном возлагают цветы к Мемориалу жертв геноцида в Ереване, декабрь 2013 г.Михаил Климентьев / РИА Новости

Главным камнем преткновения в армяно-турецких отношениях, по признанию абсолютно всех экспертов, является отсутствие достоверных и признаваемых обеими сторонами фактических данных. Турция отнюдь не отрицает массовой гибели армян, а также представителей других христианских конфессий в Османской империи в годы Первой мировой войны. Главный вопрос – каковы были масштабы трагедии, и чем она была вызвана.

Армения и армянские общины придерживаются традиционной теории, признанной во многих странах мира, согласно которой убийства и депортации армянского населения Турции были спланированы и специально организованы гражданскими и военными властями страны, включая лидеров младотурок (представителей национал-либерального движения), находившихся у руля власти до 1918 года. В открытых источниках можно найти огромное количество подтверждений такому изложению событий – от свидетельств выживших жертв геноцида и сторонних очевидцев, включая иностранных дипломатов, до материалов судебных процессов над османскими чиновниками и военными, осужденными в 1919–1921 годах за военные преступления. Не приходится сомневаться и в многочисленных примерах чинившихся в Османской империи зверств в отношении армянского и вообще христианского населения в годы войны – от медицинских опытов над людьми до самых изощренных способов убийств, в том числе детей и женщин.

При этом, однако, остаются существенные разночтения в числе жертв геноцида, причем в материалах и собственно армянских исследователей разброс цифр составляет от 1 до 2 млн человек. Что, впрочем, вполне объяснимо отсутствием в Османской империи достоверной статистики, а также неточностью официальных документов той эпохи, в которых отдельные чиновники в зависимости от личных предпочтений и обстоятельств либо занижали, либо завышали цифры или вообще искажали положение дел.

«Официальная позиция Турции такова, что геноцида практически не было, – говорит политолог, директор Института Кавказа Александр Искандарян. – Согласно ей, в Турции к началу Первой мировой войны проживали около 1,5 млн человек, а потом вдруг они взяли и исчезли куда-то. При этом не надо забывать и то, что геноцид 1915–1921 годов – часть семейных историй, то, что пережили и рассказывают выжившие, нынешние бабушки и дедушки. Это часть исторической памяти. Поэтому попытки обсудить, был ли геноцид или не был, воспринимаются как поступок даже не врага, а сумасшедшего. С таким же успехом можно попытаться обсудить, существует ли сила всемирного тяготения».

SEDAT SUNA / EPA / TASS
Признание факта геноцида армян в Турции считается преступлением. Тем не менее каждый год там проходят траурные мероприятия, участники которых выходят на улицы с портретами погибших 100 лет назад армян SEDAT SUNA / EPA / TASS

Но именно на недостоверности данных той эпохи строит свою официальную версию и Турция. Данные о числе погибших армян в годы Первой мировой в соответствующих исследованиях также сильно разнятся, но отличаются на порядок, варьируясь в пределах 200–500 тыс. человек. Главное же отличие этой позиции в толковании причин трагедии. Турция настаивает, что гибли и страдали в те годы не только одни армяне или христиане, но и собственно турецкое население, что было следствием агрессивных и жестких действий в условиях военного времени обеих сторон. Слабое место этой версии – несопоставимые цифры пострадавших со стороны турок и армян. Но вместе с тем есть множество свидетельств и того, что вооруженные армянские отряды самообороны принимали активное участие в боях на стороне русской армии в Восточной Анатолии.

«Нынешний эмоциональный обмен мнениями накануне столетней годовщины тех трагических событий вполне понятен, – считает политолог, эксперт по Южному Кавказу Андрей Арешев. – Геноцид армян имел чрезвычайно серьезные последствия – политические, этно-политические, морально-психологические, экономические и т. д».

24 апреля, когда отмечается День поминовения жертв геноцида армян, дата символическая. В этот день в Стамбуле начались аресты представителей армянской интеллигенции, которые затем были депортированы в сирийские и месопотамские пустыни и почти все погибли. Спастись удалось очень немногим. «Это и последующие акции против армян и представителей иных этноконфессиональных групп стали кульминацией тех усилий и способов решения этнополитических проблем, которые практиковались пришедшим к власти в Турции младотурецким триумвиратом (известен также как триумвират трех пашей, в который вошли лидеры османских националистов-младотурок – Энвер-паша, Талаат-паша и Джемаль-паша. – «Профиль»), – отмечает Арешев. – Но на самом деле факты массовых погромов и преследований армян и другого христианского населения отмечались в Турции задолго до 1915 года, причем не только собственно в Анатолии. Можно напомнить, что вмешательство России в события на Балканах, в частности в Болгарии, было связано в том числе и с действиями разномастных иррегулярных отрядов «башибузуков», которые с санкции турецкого правительства жестоко усмиряли протестные выступления болгар».

Таким образом, трагические события 1915–1921 гг. имели довольно длительную предысторию. Кроме того, обращает внимание эксперт, отношения турецкой и армянской элит осложнялись вмешательством европейских держав, которые пытались манипулировать как национальными движениями подвластных Турции народов, так и властями самой Османской империи. Обширная ближневосточная империя в тот период находилась в сильной экономической, финансовой, политической зависимости от европейских держав, причем в разные периоды на первый план выходили разные страны – то Франция, то Великобритания, в то время как к началу Первой мировой войны на авансцену вышла Германия. Именно усилиями этой державы, военное и политическое присутствие которой в Константинополе было весьма велико, Османская империя в конечном итоге присоединилась к блоку Центральных держав.

Как полагает Андрей Арешев, нынешние бурные дискуссии по поводу того, были ли события 1915 года именно геноцидом или нет, в значительной степени не учитывают уже накопленного политико-правового опыта: «Рассматривая вопрос в политико-правовой ретроспективе, не следует забывать об итогах судебных процессов, состоявшихся в 1919–1921 годах в потерпевшей поражение Османской империи и других регионах (в частности, на Мальте) над лицами, которые являлись, говоря современным языком, военными преступниками, ибо они участвовали в массовом уничтожении людей. Многие из представителей младотурецкой верхушки тогда были признаны виновными. Но процессы эти так и не были доведены до логического конца, и отсутствие какого-нибудь юридически оформленного международного трибунала, на мой взгляд, не позволило дать вовремя однозначную оценку убийствам и депортациям армян и других христиан Османской империи».

Второй момент, о котором, по мнению Арешева, сейчас забывают, более близкий по времени, относится к деятельности армяно-турецкой комиссии по примирению, созданной более 10 лет назад, членами которой являлись представители как армянских сторон (в том числе включая российскую и американскую общины), так и турецкой стороны.

Члены этой комиссии обратились в 2003 году в Международный центр переходного правосудия в Нью-Йорке (правосудие переходного периода – совокупность судебных и несудебных механизмов и процессов, применяемых при попытках преодолеть последствия массовых нарушений прав человека), который считается одним из наиболее авторитетных правовых органов по исследованию и решению спорных вопросов. На основании представленных сторонами документов  центр пришел к однозначному выводу, что события 1915 года следует рассматривать именно в качестве геноцида. И с этим вердиктом согласились 7 из 8 членов турецко-армянской комиссии по примирению – трое турок и четверо армян.

«Именно это заключение впоследствии использовалось в качестве правовой базы при подготовке парламентами ряда стран резолюций по признанию геноцида армян, – говорит Андрей Арешев. – Таким образом, правовая сторона дела, на мой взгляд, здесь была проработана достаточно основательно. Что же касается нынешней ситуации, то она определяется скорее ярко выраженным эмоциональным и психологическим фоном оценки тех событий. Отчасти это объясняется и тем, что подавляющее большинство армянских диаспор в таких странах, как США, Франция, представлено прямыми потомками (в третьем и четвертом поколении) тех, кто пострадал от геноцида и вынужден был от него бежать. Вполне естественно, эти люди выражают свои чувства и претензии.

Что касается Турции, долгое время занимавшей совершенно непримиримую позицию, то там ситуация, как мне кажется, все же начинает меняться. Часть интеллигенции пересмотрела взгляды на события 100‑летней давности. Косвенно об этом свидетельствует и выступление год назад тогда еще премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана, который принес соболезнования внукам армян, погибших в начале XX века. Однако, конечно, это не могло исчерпать такой сложный и многогранный вопрос. Анкара по-прежнему категорически не согласна с трактовкой тех событий именно как геноцида».

КОНТЕКСТ

06.12.2016

Эрдоган ратифицировал соглашение о «Турецком потоке»

Эрдоган ратифицировал соглашение о «Турецком потоке»

02.12.2016

Анкара ратифицировала соглашение по «Турецкому потоку»

Анкара ратифицировала соглашение по «Турецкому потоку»

01.12.2016

Эрдоган открестился от намерения свергнуть Асада

Эрдоган открестился от намерения свергнуть Асада

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ