22.04.2015 | «Профиль»

«Выставлять окончательные исторические оценки перестройке рано»

Какими видятся перестроечные реформы спустя тридцать лет после их начала

Фото: Сергей Пятаков / РИА Новости

О том, мог ли СССР пойти по «китайскому» пути и в чем заблуждались Михаил Горбачев и его команда, в интервью журналу «Профиль»  рассуждает известный экономист, бывший первый зампред Центрального банка РФ Сергей Алексашенко.

- Перестройка диктовалась объективной необходимостью развития страны или субъективными желаниями и амбициями части советской властной элиты?

- История устроена таким образом, что в «нужные» для того или иного общества моменты она выталкивает на поверхность соответствующих для этого людей. В этом отношении перестройка не является исключением. Для всех, кто помнит СССР первой половины 80-х годов было понятно, что существовавшая система была нежизнеспособна. Общественная жизнь была построена на лжи, которая мощным потоком лилась с телевизионных экранов и страниц газет, и эта ложь была очевидна всем. Экономика централизованного планирования оказалась неспособной принять технологические вызовы и все больше отставала от западных стран; темпы роста снижались, дефицит нарастал, а гонка вооружений сжирала те нефтедоллары, которые неожиданно обрушились на страну.

Тем не менее - и в этом ситуация первой половины 80-х разительно похожа на нынешнюю - общество готово было мириться с той жизнью, не было масштабных протестов, призывы немногочисленных диссидентов не доходили до широких масс.

Дряхлые старики, руководившие страной до 85-го года, не думали о долгосрочных перспективах. Они были страшно далеки от народа и от экономических, политических, социальных проблем, которые выпирали все больше. Необходимость перемен становилась все более очевидной, но не только ничего не делалось, но и никаких разговоров об изменениях в политическом руководстве не шло. Оглядываясь назад, я думаю, что до конца 70-х у СССР сохранялась возможность пойти по «китайскому пути», т.е. проводить медленные экономические реформы при сохранении основ политического режима. Новый виток гонки вооружений и вторжение в Афганистан в 1979 году перечеркнули эту возможность. И потому перестройка к середине 80-х стала объективной необходимостью.

Вопрос о преобразованиях в СССР материализовался вместе с приходом к власти Михаила Горбачева, молодого лидера, у которого мировосприятие не было нарушено, который хорошо видел разрыв между реальностью и словами, произносимыми с трибун, который считал, что существует возможность сделать систему более эффективной. И поэтому, можно говорить о том, что перестройка стала возможной, благодаря личностным амбициям нового поколения советских лидеров.

- На ваш взгляд, перестройка —  это провал (потеряли страну, экономическая разруха) или успех (избавились от коммунизма, перешли к демократии и рынку)?

– Если смотреть на перестройку узко, ограничиваясь периодом 1985-1991 гг., то очень легко сказать, что перестройка была неудачей. Действительно, государство развалилось вместе со всеми его институтами, ликвидация руководящей роли КПСС не привела к формированию демократических механизмов власти, межнациональные противоречия вылились в кровавые конфликты, нереформированная экономическая система разрушилась, доведя страну до тотального дефицита.

Но если посмотреть на перестройку, как на часть исторического перехода от тоталитарного общества и планово-централизованной экономики, из тупика, в котором оказалась страна после 75 лет коммунистического эксперимента, к демократическому государству с рыночной экономикой, то, на мой взгляд, баланс явно складывается в пользу положительных оценок.

Россия стала частью мирового сообщества. Речь, в данном случае, идет не о государстве, а о стране и ее гражданах, которые могут свободно перемещаться по миру, принимать гостей из разных стран у себя дома, получать информацию и делиться ею. В России сформировалась рыночная экономика (со всеми ее хорошо известными дефектами), в которой нет места товарному дефициту и унизительным очередям, в которой благополучие граждан зависит, главным образом, от них самих.

Есть еще один, безусловно, положительный момент перестройки, который мало ценится в нашей стране, и высоко  - за ее пределами: мир был избавлен от опасности ядерной войны.

Однако выставлять окончательные исторические оценки перестройке я бы поостерегся. Как говорил Дэн Сяопин, «еще слишком рано подводить итоги Великой  французской революции». Очевидно, что сегодня Россия находится на очередной исторической развилке, и от того, куда она повернет, и от того, что будет происходить в стране в ближайшие десятилетия, оценка перестройки может сильно измениться.

- В чем, по вашему мнению, были основные ошибки перестройки?

- Сегодня можно уверенно говорить, что никакого «плана перестройки», никакой стратегии изменения общества, у реформаторов горбачевского призыва не было. Как не было у них планов по уничтожению советской системы или планов по разделению государства. Задачи, выдвигавшиеся на повестку дня и составившие «перестройку», были нацелены исключительно на улучшение деятельности той системы, которая существовала в Советском Союзе. И это стало главной проблемой, но не ошибкой перестройки.

Михаил Горбачев и его команда вплоть до последних дней СССР жили в парадигме модернизации советской системы, так и не поняв, что ее время ушло, и что на повестку дня нужно ставить вопрос о более радикальных изменениях. Такая позиция обусловила ту непоследовательность, в которой многие обвиняли Горбачева, но она была результатом его желания искать и строить постоянные компромиссы. Эта же позиция объясняет и нежелание Горбачева пойти на радикальное обновление и омоложение своей команды: отказ от программы «500 дней» является ярким примером этому.

Главной же ошибкой перестройки мне видится неспособность советского руководства пойти на решительные реформы в экономике. Ключевым шагом от плановой экономики к рыночной является переход к свободным ценам и свободному курсу валюты. В конце 80-х было очевидно, что старые механизмы плановой экономики уже не могли поддерживать ее равновесие, а от перехода к новым советское руководство категорически отказывалось. В результате экономический коллапс 91-го сделал экономические реформы 90-х кратно более болезненными и более дорогими.

 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

21.04.2015

Страна, потерявшая шанс

Могут ли ошибки перестроечного прошлого научить не повторять их снова

22.04.2015

Гравитация прошлого

Почему граждане СССР разочаровались в перестройке, а российские – радостно воспринимают возвращение советских порядков

13.02.2015

Россию спасет крестьянин

Главный критик российской власти от аграриев Василий Мельниченко об ультиматуме Путину, борьбе с кризисом и об убийцах сельского хозяйства

24СМИ