06.04.2015 | Эрих Фоллат

Азиатский король Лир

Бессменный лидер Узбекистана Ислам Каримов организует свои очередные перевыборы и санкционирует расследование против собственной дочери Гульнары

Президент Узбекистана Ислам Каримов Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Подпольное ателье Вячеслава Ахунова находится в наиболее запущенном районе столичного Ташкента. Между грязью и колдобинами «зияет» мрачное сборище панельных многоэтажек; куда ни глянь, везде осыпающаяся штукатурка. Прежде чем отпереть железную дверь, художник осматривается по сторонам: нет ли шпиков из спецслужб? По счастью, у узбекских чекистов обеденный перерыв.

«Не взыщите, пол весь волнами, – предупреждает он. – Сверху капает вода». Мужчина с белоснежной бородой пожимает плечами, на его губах играет полуироничная–полусмиренная улыбка. В студии творческий беспорядок: размашисто расписанные холсты, скульптуры с мусульманской и христианской символикой, оленьи рога на стене. Это царство, пожалуй, самого знаменитого узбекского художника, которому за критику режима закрыт выезд из страны.

66‑летний Ахунов – это как среднеазиатский Ай Вейвей. Его работы выставлялись в парижском Центре Жоржа Помпиду, на кассельской «Документе», на Венецианском биеннале. В числе самых известных инсталляций – «Клетка для вождей», в которую он втиснул 250 бюстов Ленина из полистирола.

Кто он – политический диссидент?

Ахунов колеблется. «Я автоматически оказался в противостоянии с нашим авторитарным правительством, – говорит он. – Ислам Каримов – диктатор, он со своей мафиозной кликой тиранит нас всех. И с ним становится все хуже и хуже». Так называемые выборы, на которых в минувшее воскресенье Каримов в очередной раз позволил народу подтвердить свое право оставаться на высоком посту, Ахунов называет не иначе как фарсом.

Фото: Erich Follath / Der Spiegel
Противник правительства Вячеслав Ахунов в своем ательеФото: Erich Follath / Der Spiegel

Добро пожаловать в Узбекистан – страну, в которой вот уже несколько месяцев разыгрывается шекспировская драма. В главных ролях: диктатор, четверть века железной хваткой удерживающий страну. Его гламурная дочь, которую он готовил на роль преемницы. И жена, которая вместе с главой спецслужб интригует против такого плана. Сюжет таков: власть, миллиарды долларов и коррупция. А также возможное судебное разбирательство, в результате которого некогда любимая дочь может надолго оказаться за решеткой. Художник Ахунов играет в этой драме небольшую, но важную второстепенную роль: критического наблюдателя.

Узбекистан наряду с Казахстаном является важнейшим среднеазиатским государством, мировым культурным наследием. Самарканд, Бухара, Хива – эти знаменитые города Великого шелкового пути с бирюзовыми куполами, украшенными мозаикой мечетями и караван-сараями подобны драгоценным жемчужинам. Кроме того, Узбекистан – это потенциально богатая страна с огромными месторождениями урана, золотыми приисками и залежами природного газа, а также один из крупнейших экспортеров хлопка. Желанный партнер для России, Китая и США – 30 миллионов жителей и территория, на треть превосходящая площадь Германии, – находится на линии разлома новой холодной войны.

Независимые международные организации, такие как Human Rights Watch, обвиняют власти в Ташкенте в злейших нарушениях прав человека. Любая политическая оппозиция подавляется, отмечают они, в тюрьмах применяются такие пытки, как вырывание ногтей, обливание раздетых догола заключенных кипятком и последующее изнасилование. Организация Transparency International относит Узбекистан к десяти самым коррумпированным странам мира. Однако, несмотря на это, главу Узбекистана Каримова в Брюсселе со всеми почестями принимает глава ЕС, а НАТО в Ташкенте открыл свое региональное представительство.

Прежде всего Германия относится с удивительным пониманием к узбекским властям предержащим. После бойни в Андижане, в результате которой погибли более 500 мирных жителей, Берлин обходил санкции, введенные в 2005 году Евросоюзом и отмененные лишь позднее. Правительство ФРГ разрешало обучать узбекских офицеров в Германии и долгое время платило за пользование военной базой в Термесе десятки миллионов евро в год. Термес был нужен для обеспечения операции в Афганистане, а теперь – для вывода войск. Похоже, сегодня Берлин надеется, что в будущем сможет воспользоваться преимуществами газопроводов, которые должны пройти через территорию Средней Азии.

Художник Ахунов в своих блогах, эссе и инсталляциях неоднократно атаковал режим. Однако, в отличие от Китая, в Узбекистане гражданского общества практически не существует. Он – одинокий борец с кланом «Коррупцистан». «Не далее как вчера я был на вернисаже – все отворачивались, никто не хотел рискнуть и пожать мне руку», – рассказывает он.

Сегодня Узбекистан больше походит на Северную Корею, чем на Китай. Все выпуски новостей начинаются с Ислама Каримова, который где-то перерезает очередную ленточку. Если верить управляемой прессе, в стране есть только движение вперед и счастливые подданные. Таким же ореолом неприкосновенности, что и первый человек в государстве, долго были окружены все члены первой семьи, включая двух дочерей диктатора. Однако это осталось в прошлом.

77‑летний ныне Ислам Каримов еще в советские времена искусно обезвреживал своих конкурентов в Компартии. В 1989 году он стал председателем Компартии Узбекистана. После провозглашения независимости в 1991 году он был избран президентом новой республики; тогда он сетовал, что Узбекистан превратился в «сырьевую колонию» и что Москва искоренила политический плюрализм. После этого он сам запретил все оппозиционные партии и провел референдум, на котором 99,6% голосов были поданы за то, чтобы он остался на посту.

После взрывов, устроенных исламистами, Каримов не только принял жесткие меры против фанатиков‑террористов, но и распорядился стрелять по демонстрантам, а также задержать тысячи мусульман. Возмущение на Западе было сдержанным: США и Европа видели в Каримове прежде всего союзника в антитеррористической борьбе против «Аль-Каиды» и афганских талибов. Когда в июне 2012 года Каримов открыто выступил против Владимира Путина и Узбекистан вышел из военного союза, в котором доминирует Россия, диктатор заручился благосклонностью Запада.

Он умело настраивал друг против друга влиятельные семейства в разных регионах страны. Алишер Ильхамов, ученый, который, как и многие узбеки, был вынужден эмигрировать, описывает систему Каримова так: «Если представить себе борьбу между разными кланами в стране как банку с пауками, получится модель власти. Каримов, одновременно являющийся властелином этой банки, арбитром и укротителем, неустанно заботится о том, чтобы банка регулярно опустошалась и наполнялась новыми пауками».

Константой в этой игре долгое время была его собственная семья. Из круга кровных родственников, согласно дворцовым утечкам, планировалось назначить преемника. Фавориткой считалась старшая дочь президента: властная, гламурная, дипломатичная.

42‑летняя Гульнара Каримова училась в Ташкенте и в Гарварде, еще совсем молодой она стала советником посольства Узбекистана в Москве. Как считается, она приобрела долю в прибыльном нефтяном бизнесе, а также в экспорте хлопка – благодаря отцовской поддержке для нее были открыты все двери.

Однако ее истинной страстью издавна были мода и поп-музыка. «Гули» дала свое уменьшительно-ласкательное имя коллекции одежды и украшений, представленной в 2011 году на Нью-Йоркской неделе моды. Она записала Besame Mucho с Хулио Иглесиасом; стоя на сцене в воздушном наряде рядом с Жераром Депардье, она исполнила песню о любви. Для одного дорогого видеоклипа она выписала издалека каскадера, который искусно преодолевал средневековые стены и вместе с ней на целый день практически парализовал движение в Бухаре. Согласно опубликованным на портале WikiLeaks внутренним депешам американского посольства, она еще в 2011 году считалась «самой ненавистной женщиной» в Узбекистане.

Фото: Игорь Акимов / ТАСС
Дочь президента Узбекистана Гульнара КаримоваФото: Игорь Акимов / ТАСС

Противник режима Ахунов написал тогда язвительную сатиру о ее эгоизме и страсти к расточительству. «Гули любит Гули» – так я назвал свое эссе», – рассказывает он. Текст оставался в интернете недолго, цензоры быстро его удалили.

Но потом дочка впала в немилость у собственного отца. В марте 2014 года прокуратура Швейцарии сообщила, что начала расследование против Гульнары Каримовой «по подозрению в отмывании денег». В Скандинавии следователи тоже начали копать под дочь узбекского президента, которая отрицает свою причастность к сомнительным транзакциям.

Отец никак не комментирует обвинения против Гульнары. А вот младшая сестра выступила против нее. «Я больше не рассматриваю ее как часть семьи», – заявила Лола Каримова, работающая постоянным представителем Узбекистана при ЮНЕСКО и сама проживающая в Женеве на вилле стоимостью 40 млн долларов. Она обвиняет Гульнару в коррупции и слабости характера.

Последняя в долгу не остается. «Мы ведь все небезгрешны», – пишет она в своем микроблоге Twitter, обличает свою сестру в употреблении кокаина и обвиняет ее в подготовке заговора. Дескать, Лола пристрастилась к черной магии, мать с ней заодно, она прячет в тайнике за ванной на президентской вилле доллары в большом количестве. С февраля 2014 года Гульнара Каримова находится под домашним арестом.

Она утверждает, что ее саму и ее 16‑летнюю дочь и близко не подпускают к президенту. «Полицейские пытались сломать мне пальцы, я нахожусь под страшным давлением», – жалуется она. Ей якобы отказывают в медицинской и психологической помощи: «С нами обращаются хуже, чем с собаками!» Последней «весточкой» стали фотографии, на которых она запечатлена под охраной мужчин в форме; вид у нее странный, потерянный. А осенью 2014 года прокуратура официально сообщила: против Гульнары Каримовой ведется расследование по подозрению в коррупции.

Что означает такое глубокое падение для системы Каримова? Почему официальные СМИ Узбекистана замалчивают скандал вокруг дочери президента? Возможно, такое сведение счетов – это спектакль для внешнего мира?

Противник правительства Ахунов не думает, что самому диктатору есть чего бояться – «за исключением того, что сам он не вечный». Подорванное здоровье Каримова – это табу. Самый известный художник Узбекистана понимает, на какой риск он идет, обсуждая эту тему со «Шпигелем».

Однако он смотрит в будущее спокойно: «Ну и пусть меня посадят».

Последняя поездка по ночному, погруженному в призрачный свет Ташкенту. На широких бульварах, проложенных Каримовым через море домов, почти безлюдно. Только перед новыми монументальными строениями стоят охранники с оружием наизготовку. Как и многие диктаторы, Каримов считает себя великим строителем. Он хочет оставить после себя прекрасный новый мир, но это наследие, как и в случае с Пхеньяном династии Кимов, лишь указывает на манию величия.

Новое произведение Ахунова – видеоинсталляция: люди бегут навстречу стенам, разворачиваются, разворачиваются, и все повторяется снова – опять неудача. Ничто не позволяет отчаявшимся приблизиться к выходу хоть на шаг.

Произведение называется «Тупики».

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

02.03.2015

Последние могикане СССР

Что будет, если Нурсултан Назарбаев не пойдет на очередные внеочередные выборы

28.04.2014

Последний русский в Таджикистане

Чем живут, как работают и какую страну считают родиной представители самой поредевшей русской диаспоры на постсоветском пространстве

КОНТЕКСТ

29.08.2017

По заветам китайского дедушки

Спустя год после смерти Ислама Каримова его преемники демонстрируют готовность сохранить политическую систему Узбекистана, осторожно и постепенно проводя рыночные реформы в экономике

14.12.2016

Мирзиёев вступил в должность президента Узбекистана

Мирзиёев вступил в должность президента Узбекистана

05.12.2016

Путин пригласил в Москву нового президента Узбекистана

Путин пригласил в Москву нового президента Узбекистана

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ