26.03.2015 | Юлия Амалия Хайер

Блондинка Марион Ле Пен

Оправдает ли надежды избирателей лидер нового поколения «Национального фронта»

Депутат Марион Марешаль-Ле Пен Фото: ANDREW C. KOVALEV / DER SPIEGEL

«Национальный фронт» имеет все шансы стать самой мощной политической силой во Франции. С недавних пор у него появилась новая восходящая звезда: 25-летняя Марион Марешаль-Ле Пен, внучка основателя легендарной партии и племянница председателя.

В солнечный мартовский день Марион Марешаль-Ле Пен сидит в кафе на рыночной площади в Боллене, городке с населением 14 000 жителей на юге Франции, и не может до конца поверить в случившееся. Раньше, говорит она, членам ее партии приходилось сносить унижения. Кладет в свою чашечку сахар. А что же сегодня?

Сегодня «Национальный фронт» – партия Марешаль-Ле Пен – имеет все шансы стать самой мощной политической силой в стране. И когда она, племянница председателя партии Марин Ле Пен, появляется на публике, люди радостно кричат: Ah, la petite Marine («Маленькая Марин!») С ней хотят сфотографироваться. Ее поздравляют. На нее возлагают надежды. «Наконец-то, вы наведете порядок», – верят французы.

Марион Марешаль-Ле Пен – представительница нового поколения «Национального фронта» (НФ), которому больше не нужно мириться с ролью отверженного. С ней заговаривают на улицах, в основном те, кто благоволит к НФ.

Этим утром она раздавала на рынке синие партийные буклеты, позволяла с собой фотографироваться, не скупилась на пожелания хорошего дня – пока между торговыми рядами с китайским ширпотребом из пластмассы и французскими овощами одна женщина не выкрикнула: «Да об таких как вы слюну марать жалко!»

Словесный удар попал в цель. «А вы не особо charlie», – отвечает Марион с холодком; сегодня во Франции это значит: не особо терпимы к инакомыслящим. «Не бери в голову, Марион», – утешает ее пожилой мужчина.

Фигура национального масштаба

25-летняя Марион Марешаль-Ле Пен – самый молодой член Национального собрания Франции. Город Боллен находится в департаменте Воклюз, от которого два с половиной года назад на выборах она получила место в парламенте. Это винодельческий регион с широкими равнинами, за которыми возвышаются Альпы. Но при всех красотах природы Воклюз – один из беднейших департаментов страны. 22 марта во Франции прошли выборы в советы департаментов, к компетенции которых относятся те вопросы, которые слишком мелки для Парижа. По сути, событие не такое уж важное, если бы не «Национальный фронт».

В преддверии выборов все опросы свидетельствовали, что на этот раз НФ уж точно станет самой мощной политической силой в стране. В прошлом году партия сумела привлечь на свою сторону почти 25% избирателей; на этот раз социологи сулили ей 30-35%, на деле вышло 25,19%. На финишной прямой в лидеры вырвался «Союз за народное движение» Николя Саркози, получивший вместе с центристами 29,40% голосов. И тем не менее, у некогда презренного движения маргиналов есть все шансы стать поистине народной партией. А Марион Марешаль-Ле Пен – новая звезда НФ. Еще во время предвыборной кампании племянница председателя «Народного фронта» Марин Ле Пен, и по совместительству – любимая внучка основателя партии и главного пугала французской политики Жана-Мари ле Пена стала фигурой национального масштаба. Она вступала в острые словесные перепалки с премьер-министром Мануэлем Вальсом, ежедневно давала интервью, бессчетно выступала с речами в провинции.

Конечно же, ей помогло то, что она – ослепительная блондинка, и к тому же прехорошенькая. Но главное, она все делает очень искусно и целеустремленно. Всего три года назад она решила заняться политикой. Самый молодой депутат в Бурбонском дворце, она быстро училась. И недавно одна из газет включила ее в число самых известных женщин в стране.

Среди ее политических оппонентов есть такие, кто убежден: у Марин Ле Пен нет шансов стать президентом Франции – в отличие от Марион. Это те же, кто в коридорах Национального собрания никогда не поприветствует ее и – во всяком случае, перед телекамерами – никогда не пожмет ей руки.

Она выехала из Парижа утренним экспрессом, отправление с Лионского вокзала в семь семнадцать. В Авиньоне ее встречает помощник, около одиннадцати часов они приезжают в Боллен. Изначально она планировала быть там до девяти, но в последние дни ей как-то неможется, признается Марион Марешаль-Ле Пен: она измождена. Правда, на ее внешности это не сказывается. На ней темно-синяя куртка с золотой молнией, черные джинсы и черные ботильоны.

«Я должна была приехать раньше», – сердится она на себя. Кандидат НФ в Боллене, бывший армейский полковник 55-ти лет, благодарит Марион за то, что она вообще нашла время здесь появиться. Позднее, когда она в сопровождении помощника и телохранителя снова удалится, он с восторгом расскажет, как после одного мероприятия девушка помогала разбирать столы. Да, она выглядит как девочка из обеспеченной семьи, но ведет себя очень просто и демократично.

Мать и дитя

После того, как Марин Ле Пен была избрана председателем партии, количество членов «Национального фронта» выросло в четыре раза – с 20 тысяч до более 80 тысяч человек. Досадный побочный эффект для «Национального фронта»: рост оказался настолько быстрым, что не хватает квалифицированных кадров – людей, которые после победы на выборах действительно могли бы участвовать в политическом управлении. Стратегия Марин Ле Пен по «раздемонизации», смещению партии с крайнего правого фланга в направлении центра, похоже, приносит свои плоды. Сегодня многие видят в «Национальном фронте» альтернативу двум ведущим партиям: социалистам и «Союзу за народное движение». Но одно это не делает новый курс партии заслуживающим доверия. Достаточно вспомнить вопиюще расистские выпады отдельных кандидатов.

Для партии хорошо, когда на предвыборном мероприятии наряду с местными кандидатами присутствует и Марион Марешаль-Ле Пен. Ее харизма позволяет не замечать кое-каких промахов. В частности, поэтому в последние недели у нее был такой напряженный график: ее видели и в Парижском парламенте, и на заседаниях комитетов, и, конечно, в собственном избирательном округе.

Недавно она продала свою лошадь Диор – на верховую езду нет времени. А вот Kawasaki остался с ней; езда на мотоцикле – одно из любимых хобби Марион.

Шесть месяцев назад у Марион родилась дочь, которую назвали Олимп. Марешаль-Ле Пен исполнила свой «патриотический долг» – произвела на свет ребенка, «чтобы мы могли финансировать свои пенсии», заявила она, когда после непродолжительного перерыва вернулась к работе в парламенте. Вероятно, это высказывание тоже было частью предвыборной кампании. Между двумя встречами она уже совсем другим тоном рассказывает, как хорошо, что у ее дочери «такой неравнодушный отец». Муж Марион, ивент-менеджер (организатор меропрятий) Мэтью Декос, не интересуется политикой и много времени проводит с ребенком.

Не МАРИОНетка

Она не страшится провокаций – как и Жан-Мари Ле Пен, «марионеткой» которого ее иногда называют. Но несмотря на молодость, Марион вовсе не «куколка». Более того, она ведет собственную борьбу с «ярлыком» Ле Пен. Еще в детстве ее дразнили антисемиткой, хотя тогда она даже не знала, что значит это слово.

Сегодня она перешла от обороны к наступлению. Раньше ее считали робкой, Марион не могла слышать своего голоса по радио. Это одна из причин, по которой она не хотела и думать о карьере политика. Но теперь почти каждый день она выступает на публике.

GWENN DUBOURTHOUMIEU / DER SPIEGEL
Марион Марешаль-Ле Пен во время предвыборной кампании в департаменте ВоклюзGWENN DUBOURTHOUMIEU / DER SPIEGEL

Карпентра, городок на юге Франции; вечер понедельника. На улице дождь. Юг считают оплотом «Национального фронта», причем издавна, не только сегодня, когда партия получила популярность и на севере, и на востоке страны. Здесь население более консервативное, более католическое, зачастую в большей мере тяготеющее к неприкрытому расизму. Ксенофобские лозунги Марешаль-Ле Пен и ее однозначно правые высказывания находят здесь максимальный отклик – в частности, потому, что она выражается куда решительнее и куда жестче, чем ее тетя в Париже.

Политик сидит на первом этаже неприметного домика, в штабе своего избирательного округа. Она встречается с журналистами в кабинете помощника, поскольку до сих пор не успела нормально обставить собственный. Кондиционер наполняет помещение теплым воздухом; любопытно было бы подсчитать, чьих фотографий на стенах больше – Жана-Мари Ле Пена или Марин Ле Пен.

Она не надеялась, что ее выберут депутатом, говорит Марешаль-Ле Пен. Свой первый политический опыт в качестве «внучки» она помнит плохо. Ей было двадцать, близились региональные выборы, на одном мероприятии близ Парижа ее буквально «вытолкали перед камерами». Тогда, в 2010 году, она расплакалась, не сумев ответить на вопрос журналиста.

И только сам Жан-Мари Ле Пен два года спустя уговорил ее предпринять вторую попытку – с помощью волшебного пенделя, смеется она: «Ты молодая, у тебя есть убеждения, ты из семьи известных политиков. Если не ты, то кто сможет зажечь молодежь нашими идеями?»

Возможно, он был и правда единственным, кто знал, насколько хорошо она может вписаться в его партию. Ей было всего два года, когда она – единственная из многочисленных внуков Ле Пена – позировала на руках у деда для предвыборного плаката. «Тот самый» плакат висит в рамке рядом с ее кабинетом в Карпентра. Марион за очень короткое время превратилась в зрелую политическую фигуру, отметил недавно почетный председатель «Национального фронта», которому сегодня 86 лет. У нее сильный характер, она борется за свои принципы, но никому ничего не навязывает. «А недавно она к тому же стала матерью прекрасного младенца», – радуется ветеран от политики.

Три поколения Ле Пенов

Существует много догадок о том, как складываются отношения между тремя поколениями Ле Пенов. Марион якобы ближе деду с его католическим фундаментализмом, чем ее «более мягкая» тетя, которая открыла партию для других групп избирателей. Единственное отличие от патриарха: Марион не антисемитка.

Сама Марион не любит подобной классификации. В Париже она принимала участие в демонстрации против однополых браков, хотя главный стратег ее тети и второе лицо в партии – гомосексуалист. «В каждой партии есть люди различных взглядов», – говорит в этой связи Марион Марешаль.

А что, если за всем этим стоит изощренная стратегия распределения ролей? Социолог Сильвен Крепон, объектом исследований которого вот уже более 20 лет является «Национальный фронт», считает такую гипотезу более чем реалистичной. Он тоже говорит, что Марион Марешаль-Ле Пен «необычайно талантливый, бесстрашный» политик.

В настоящий момент «Национальный фронт» пытается удержаться на канате, говорит Крепон. С тех пор, как Марин Ле Пен стала обретать все большую популярность, движение оказалось перед дилеммой. Излишняя умеренность приведет к потере традиционного электората, чрезмерная радикальность – к маргинализации, как это случалось и прежде. Несмотря на открытость, в последние годы программа «Национального фронта» следовала, как и прежде, «ультраправой логике», основываясь на концепции национальности и идентичности. «Мы – не правые и не левые, мы – французы», – гласит один из лозунгов партии.

«Да, Марин Ле Пен дистанцировалась от отца, но никогда не порывала с идентичностью “Национального фронта”», – говорит Крепон. И даже провозглашенная главой партии приверженность лаицизму (светскости – «Профиль») из ее уст звучит не как универсальный принцип республики, а как позиция, направленная исключительно против мусульман.

Это опять-таки сближает племянницу с тетушкой. На своей встрече с крестьянами и виноделами из региона Воклюз Марион Марешаль-Ле Пен возмущается «этими левыми, которые готовы строить мечети, но не помогать французским крестьянам субсидиями».

Она отпускает язвительные шутки в адрес правительства, «которое расселяет в отелях беженцев и лиц, просящих о предоставлении убежища». Она предупреждает, что в каждом пригороде складывается параллельное общество, «с которым у французов нет ничего общего». Политическая элита распродает собственную страну, повторяет она вслед за тетей, бросая камень в огород «Союза за народное движение» и Социалистической партии.

Франция должна восстановить контроль на своих границах и оградить экономику от пагубного влияния извне. Для этого нужно выйти из Евросоюза, равно как и из еврозоны. Марион произносит те же суровые слова, что и Марин Ле Пен, разве что не так жестко и категорично.

Неужели для людей ее поколения такая перспектива может быть привлекательной: если Франция, расположенная в сердце Европы, окажется в изоляции и сможет рассчитывать только на свои силы?

Марион Марешаль остается невозмутимой: «Европейский Союз уже давно ни для кого не предел мечтаний».

Разве островная модель экономики, за которую агитирует «Национальный фронт», – не вопиющая ложь, не сценарий, реализация которого приведет к упадку экономики Франции? «Все крупные державы используют принцип протекционизма», – говорит она. И перечисляет: США, КНР, Бразилия, Индия. А что же Франция? «Европейский Союз и его внутренний рынок – это аномалия». Ее, похоже, не смущает, что этот «внутренний рынок» – крупнейший рынок сбыта для Франции.

Селфи с Марешаль

В холодный мартовский вечер Марион Марешаль произносит речь в Вальреа, провинциальной деревушке у подножья Мон-Венту. Немногочисленные магазинчики на главной улице закрылись еще в обед, безработица здесь существенно превышает среднюю по Франции. Собрались около 80 человек, среди них много пенсионеров. Они сидят в неотапливаемом помещении с покрашенными в персиковый цвет стенами. Всюду яркие постеры с надписями: «Марин – это справедливость», «Марин – это занятость», «Марин – это безопасность». Телохранитель Марион, мужчина крепкого телосложения с бритой головой, стоит в углу. Организатор, крашеный брюнет, благодарит Марешаль-Ле Пен за то, что она буквально атаковала премьер-министра во время «Вопросов к правительству» за его неприкрытое презрение к НФ.

Обычно Мануэль Вальс делегирует право отвечать на такие вопросы замминистрам или министрам, но на слова Марион Марешаль-Ле Пен он отреагировал лично. И не преминул выразить свое возмущение «ее демагогией и ханжеством». Он боится, заявил Вальс, что после выборов в советы департаментов страну ждет неприятное пробуждение и похмелье, если крайне правые снова получат внушительное количество голосов. Под конец он почти кричал: «Вы обманываете простой народ, трудящихся, крестьян. Вы не олицетворяете собой ни республику, ни Францию».

Но те люди, о которых он говорил, сидят на серых пластиковых стульях, аплодируют и скандируют: «Марион, Марион». В соцсети Facebook у Марешаль-Ле Пен почти в пять раз больше сторонников, чем у главы правительства. Она выходит к микрофону и рассказывает, что недавняя встреча с министром внутренних дел не смогла собрать даже 50 слушателей. «Тем временем Марин Ле Пен запросто собирает 500 человек», – радуется она. Даже когда она повышает голос, он не становится пронзительным. Социалисты и консерваторы, UMPS – «Союз за народное движение» плюс «Социалистическая партия», правящие страной, им «до вас дела нет, – говорит она. - А нам есть! Продемонстрируйте это тем, кто наверху, – приходите на выборы!»

После мероприятия люди становятся в очередь, чтобы заключить ее в свои объятья. Одна пенсионерка с трудом сдерживает слезы: «Эта девочка говорит то, что я думаю». Молодая женщина с длинными осветленными волосами гордо показывает селфи с Марешаль.

На следующий день в Авиньоне Марин Ле Пен произносит свою предвыборную речь. НФ арендовал огромный зал на 800 мест, которых всем не хватает, около 300 человек слушают стоя. У входа продается партийная атрибутика: винные бутылочки с Cuvée Marine, зажигалки и чехлы для мобильников с логотипом «Национального фронта» – языком пламени в цветах триколора. Когда свет гаснет, включается музыка – как перед поединком боксеров.

Марион Марешаль-Ле Пен не спеша идет по сцене, встает за пультом оратора. Она приглашает свою тетю на сцену как «следующего президента Франции».

Она все делает профессионально, как и всегда. И только голос, звучащий чуть пронзительней обычного, выдает волнение. 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

23.01.2015

Свобода без равенства и братства

Французская Республика в ее нынешнем виде нежизнеспособна

15.01.2015

Чужая беда рядом с тобой

События в Париже после теракта в редакции «Шарли Эбдо» глазами россиян, живущих во Франции

15.01.2015

«На нас навесят ярлык нацистов»

Что за люди стоят у истоков антиисламистского движения Германии и почему в последние месяцы оно стало набирать популярность

КОНТЕКСТ

24СМИ