18.03.2015 | Беньямин Биддер

Спусковой крючок

Война и мир Игоря Стрелкова

Игорь Стрелков (27 июня 2014 г. в Славянске). Человек, мечтающий о новом царе Фото: Андрей Стенин / РИА Новости

Благодаря войне на Украине московский доброволец Игорь Стрелков стал знаменитостью национального значения. Он ненавидит либералов и недоволен нерешительностью Владимира Путина.

Человек, принесший войну на восток Украины, говорит холодно и сдержанно. Мужчина с усами и сутулой спиной чем–то походит на офицера времен царской армии. Его резиденция расположена в офисном здании на территории бывшей промзоны на юге Москвы. 

По паспорту он Игорь Гиркин, 1970 года рождения. Но вся Россия знает его под боевым псевдонимом Стрелков. В глазах Запада он – фигура, внушающая ужас, однако в последние месяцы на правом фланге российского общества его стали считать чуть ли не святым. Сегодня его относят к тем силам, которые считают, что Путин не проявляет на Украине достаточной решительности и которые ненавидят оппозиционеров, таких как убитый Борис Немцов.

Стрелков сидит за массивным письменным столом темного дерева, пол в его кабинете выложен дорогим паркетом. «Я мечтаю, чтобы Россия вернулась к своим естественным границам, – признает он. – Как минимум – 1939 года». Стрелков хвалится: это он вынудил Путина к военному вмешательству на Украине – в то время, когда в Кремле еще спорили о правильной стратегии.

«Спусковой крючок войны всё–таки нажал я», – говорит Стрелков. Подобно тому, как кто-то нажимает на курок. В беседе он сравнивает себя с боснийско–сербским националистом Гаврилой Принципом, в 1914 году стрелявшим в наследника австрийского престола Франца Фердинанда и тем самым давшим толчок Первой мировой.

В России получил большой резонанс документальный фильм, в котором Путин впервые без обиняков признает, что принял решение об аннексии Крыма непосредственно после свержения украинского президента Виктора Януковича. Стрелков говорит, что сам он находился в Крыму еще 21 февраля 2014 года – в тот самый день, когда Янукович бежал из Киева. До этого он следил на Майдане за своими будущими врагами.

Однако его «большой выход» был еще впереди: в апреле 2014 года Стрелков с группой вооруженных добровольцев из России с территории Крыма отправился в Славянск – стратегически важный населенный пункт между городами–миллионниками Донецком и Харьковым. «Сначала там никто не хотел сражаться», – вспоминает Стрелков. Он инициировал штурм славянского отделения милиции. Он создавал факты. Позднее он стал «министром обороны» «Донецкой народной республики» и получил такую известность, что, вероятно, даже Путину стало немного не по себе.

На информационном фронте

Стрелков до сих пор переживает, что в прошлом августе Кремль потребовал от него вернуться из Донецка в Москву.

Сегодня он обосновался в новой штаб–квартире на территории бывшего медеплавильного завода, однако продолжает бороться. Часть его сподвижников сидят перед мониторами. Некоторые в камуфляжной форме, какую они носили там, на фронте, на востоке Украины. Теперь они записывают видеообращения, редактируют сообщения для прессы. Кто–то жалуется: «Пользоваться минометом проще, чем этим компьютером».

Сегодняшние его враги, говорит Стрелков, – это сторонники либеральной оппозиции, которые якобы планируют в Москве прозападную революцию по лекалам Майдана. Жалко ли ему застреленного оппозиционера Бориса Немцова? – В этом месте вмешивается пресс–секретарь Стрелкова: это слишком провокационный вопрос. Однако сам лидер ополченцев отвечает с готовностью и холодностью: «У Немцова не было никаких заслуг или талантов. Он был врагом российского государства и всего российского народа». Значит, он одобряет это убийство? Нет, говорит Стрелков. Ведь в конечном итоге оно наносит урон репутации Путина.

До того как Стрелков в результате войны на востоке Украины стал публичной фигурой, он сам еще причислял Путина к лагерю врагов. Тогда он с иронией называл Путина «латиноамериканским диктаторишкой», опирающимся на свое коррумпированное окружение. Путин ничуть не лучше оппозиции, вместе они – «два фланга одного и того же антирусского фронта», заявлял он. Такие комментарии Стрелков годами оставлял на российских интернет–форумах.

В кабинете Стрелкова висит портрет Путина в военно–морской форме. Однако в действительности российский президент кажется ему излишне либеральным и мягким. Стрелков хочет возрождения российской империи в форме тоталитарного государства, возглавляемого вождем. Он мечтает о царе, о Сталине – дескать, с демократией человечество накопило еще слишком мало опыта. Он называет себя сторонником «православной монархии». Обстановка в кабинете отражает его кредо: с письменного стола глядит портрет царя Николая II. На стене – украшенные золотом иконы.

С наступлением украинского кризиса Кремль «спустил с цепи» таких людей как Стрелков. Государственное телевидение находит эфирное время для неофашистов и сталинистов, чтобы они могли дать волю своему негодованию против Запада. Путин пользуется их имперскими лозунгами, воспевающими «русский мир». К нему, по мнению Стрелкова, относится Беларусь, Грузия, Армения, возможно, Средняя Азия, и уж точно Украина. «Истинные сепаратисты сидят в Киеве, – говорит Стрелков, – поскольку они хотят оторвать украинцев от Москвы».

Отношения между правыми и Кремлем – это любовь, переходящая в ненависть. Националистам нравятся воинственные речи Путина, однако они считают его человеком колеблющимся, а некоторые и вовсе приспешником Запада. «Почему мы не уничтожили украинскую армию еще в сентябре?» – недоумевает Стрелков. Такой вопрос напоминает разговоры в Германии о том, что революция стала ножом в спину, из–за чего страна проиграла Первую мировую.

Этапы большого пути

Когда год назад Стрелков появился на Украине, спецслужбы идентифицировали его как агента российской военной разведки ГРУ. На самом деле все сложнее: ранее Стрелков служил в рядах ФСБ, среди прочего – в Чечне, и закончил службу в звании полковника.

Однако в то же время он – фанатик, действующий из убеждений, как и многие другие из российских добровольцев на Украине.

Война на Украине была уже пятой для Стрелкова. В 1992 году он сражался в Приднестровье на стороне промосковских сепаратистов. Он добровольно участвовал в обеих чеченских кампаниях, ездил даже на войну в Боснию. В составе отрядов «Царские волки», сформированных из добровольцев–россиян, он воевал на стороне сербов. На востоке Украины Стрелков лично отдавал приказы о казни. При этом он ссылался на указ, изданный советскими властями летом 1941 года, изданный после нападения гитлеровской Германии на Советский Союз.

Стрелков – персонаж из глубин постсоветского общества, экстремальный, но достаточно типичный для мужчин его поколения. Поворотный момент их жизни – 1991 год. Страна их молодости – Советский Союз – распалась. Как новой России трудно найти свое место в мире, так им трудно найти свое место в этой стране.

 

Кто–то сегодня восхищается Сталиным, кто–то, как Стрелков, оплакивает монархию, но это не делает их друг для друга врагами. Большинство из этих мужчин разменяли пятый десяток. Многие рано женились и, как Стрелков, рано развелись. Жизнь на гражданке мало что может им предложить. Их не интересуют автомобили и возможность отдохнуть за границей. Начатая Горбачевым перестройка для них – это предательство. В результате драматических перемен последних трех десятилетий они остались в проигрыше – и нынешний конфликт с Западом им кажется шансом отыграться за поражение Москвы в холодной войне.

Стрелков считает себя бойцом на передовой большой войны, в которой Россия пытается вернуть себе свое якобы исконное место в мироустройстве. В рамках такой картины мира есть враги: это Европа, США и россияне, не разделяющие взгляды Стрелкова. К их числу относятся не только оппозиционеры, такие как Немцов, но и часть кремлевской элиты. «Ведь высшие чиновники тесно связаны с олигархами и Западом», – убежден он.

Появление Стрелкова на Украине поначалу стало удачей для российской пропаганды: у войны появилось лицо. А поскольку он питает слабость к военной форме прошлых эпох и к реконструкциям былых сражений, он казался чудаком. Однако в глазах многих россиян он в то же время был человеком строгих нравов, эдаким рыцарем, а главное – не был замешан в коррупции. В газетах писали о «русском Че Геваре» и о «народном генералиссимусе».

Кремлевская пропаганда за короткое время сделала из оригинала национального героя. Однако, возможно, Стрелков вышел из–под контроля кремлевских кукловодов. Сегодня он – символ ультраправых. Многие из них недовольны, что Путин до сих пор не присоединил к России Донецк и Луганск. Как долго эта радикальная часть российского общества еще будет видеть в Кремле союзника, сказать трудно.

«Москва позволяет превращать Донбасс в выжженную пустыню», – возмущается Стрелков. Президент должен наконец–то навести порядок в Кремле, убежден он. Стрелков говорит в этой связи о «чистках» – слово, которое у каждого в России ассоциируется со сталинским террором. У российского президента нет пути назад, примирение с Западом невозможно, «и я надеюсь, что Путин и сам понимает это», – говорит Стрелков напоследок.

От патриотизма к политическому террору 04.03.2015
От патриотизма к политическому террору

К чему может привести госпропаганда в нынешнем виде

«Будет потеряно еще одно поколение» 23.03.2015
«Будет потеряно еще одно поколение»

Глеб Павловский о том, что строит сегодня власть и чем все это кончится

Бурный рост на рынке консерватизма 19.03.2015
Бурный рост на рынке консерватизма

Чем грозит отсутствие цельной государственной идеологии

Игорь Стрелков: «Я мечтаю о России в границах 1939 года» 22.03.2015
Игорь Стрелков: «Я мечтаю о России в границах 1939 года»

Экс-министр обороны Донецкой народной республики об ополченцах и сепаратистах, о дворцовом перевороте в Киеве и сомнениях в Кремле

«В России произойдет не оранжевое действо, а государственный переворот» 19.03.2015
«В России произойдет не оранжевое действо, а государственный переворот»

Сергей Кургинян о том, кто готовит заговор против Владимира Путина, почему «Антимайдан» – это провокация и чем опасен Игорь Стрелков

«Правительство и Центробанк действуют не в интересах России» 12.03.2015
«Правительство и Центробанк действуют не в интересах России»

Лидеры движения «Антимайдан» о своей борьбе с США и пятой колонне в правительстве и Госдуме

«Невозможно вести диалог с погромщиками» 13.02.2015
«Невозможно вести диалог с погромщиками»

Ирина Прохорова о социальной ответственности интеллектуала, разделенном обществе и психологии гражданской войны

Враги вымышленные и настоящие 14.02.2015
Враги вымышленные и настоящие

Почему по всей России ищут предателей и шпионов и чем это может закончиться

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

12.03.2015

«Западный Берлин» Украины

Репортаж корреспондента «Шпигеля», который попытался попасть на территорию самопровозглашенной донецкой республики

16.02.2015

«ДНР может стать центром всех сепаратистских сил мира»

Министр иностранных дел ДНР об оптимальном варианте разрешения ситуации на Украине, диванных русских националистах и противовесе США

12.02.2015

«Там десять медиков наших ехали. Сгорели все»

Репортаж из занятого ополченцами Углегорска

КОНТЕКСТ

17.10.2016

Русская осень

Идеолог «русской весны» Игорь Стрелков столкнулся с серьезными финансовыми проблемами

16.07.2015

Почти миллиардер

Близкие жертв катастрофы Boeing 777 подали иск против экс-министра обороны ДНР Игоря Гиркина

22.03.2015

Игорь Стрелков: «Я мечтаю о России в границах 1939 года»

Экс-министр обороны Донецкой народной республики об ополченцах и сепаратистах, о дворцовом перевороте в Киеве и сомнениях в Кремле

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ