logo
09.10.2018 |

Между дружбой и враждой

Переворот в Киеве и присоединение Крыма к России совершенно запутали отношения Белоруссии и Украины. Сложными они остаются до сих пор

Фото: Михаил Палинчак⁄ТАСС

«Мы приняли решение об укреплении границы с Украиной. Мы видим, сколько оттуда идет сегодня беды для Беларуси, и в том числе оружия переправляется. Мы должны закрыть границу», – заявил в конце сентября президент Белоруссии Александр Лукашенко.

О том, что в страну через белорусско-украинскую границу попадает оружие, силовики докладывали Лукашенко и раньше. Но до сих пор он столь жестко на эти сообщения не реагировал. Белорусские оппозиционные эксперты связали обещание усилить пограничный контроль с итогами переговоров Лукашенко и Владимира Путина в Сочи – гневная тирада белорусского лидера последовала за этой встречей.

Однако попытки оградить себя от нелегального ввоза оружия и другой контрабанды с Украины Белоруссия принимала и раньше. Так, в зоне ответственности Пинского погранотряда (300 км границы) белорусские пограничники в 2016 году начали возводить «комплекс инженерных сооружений»: контрольно-следовую полосу в 25 метров шириной и забор из сварной сетки, оборудованный видеокамерами и сигнализацией. И хотя пограничники утверждают, что возведение забора было давно запланировано и что с украинской стороны должен появиться такой же, им не очень-то верят. Гораздо правдоподобнее выглядит предположение: инженерные эксперименты на границе стали следствием проблем на Украине.

До событий 2014‑го у Минска к Киеву особых претензий не было и перетекания нестабильности со стороны соседа в Белоруссии не опасались. Страны рассматривали друг друга как братские. Но после 2014 года белорусско-украинские отношения заиграли новыми красками. Государственный переворот в Киеве поставил белорусские власти перед вопросом: как относиться к произошедшему? Белорусский МИД в начале 2014‑го сделал несколько заявлений, намекая, что «майдан» организовывался и управляется некими западными силами (что это за силы, Минск не уточнял). Но очень быстро внешнеполитическое ведомство делать такие намеки перестало. В это время на Украине неизвестные обстреляли автобус с белорусскими туристами. Реакция Минска оказалась оригинальной: протестную ноту Киеву он отправлять не стал, зато посоветовал белорусам без нужды не ездить на Украину. В марте 2014‑го после назначения Александра Турчинова исполняющим обязанности президента Украины Лукашенко провел с ним встречу в Лясковичах (Гомельская область). Турчинов, по его словам, хотел «почувствовать поддержку, добрососедское отношение, дружбу белорусского народа», и все это ему было продемонстрировано. В апреле 2018‑го Турчинов рассказал в интервью, что в конце той встречи Лукашенко пообещал предупредить его за сутки, если русские захотят ввести через Белоруссию на территорию Украины войска. Минск эти слова никак комментировать не стал. После избрания президентом Украины Петра Порошенко заверения в любой помощи от Белоруссии получал уже он.

Минск постарался извлечь финансовую выгоду из сложившейся на Украине ситуации. Так, на белорусских заводах прошли ремонт украинские истребители. Правда, похоже, об этом Минску пришлось пожалеть. В октябре 2016‑го по приказу СБУ пассажирский самолет компании «Белавиа», летевший в Минск, заставили вернуться в киевский аэропорт, пригрозив в случае неподчинения поднять в воздух истребители. Кто знает, была бы возможна такая угроза, если бы ранее Белоруссия отказалась ремонтировать украинские самолеты. Также, по украинским данным, бронеавтомобиль «Варта» в 2015 году был создан «при участии белорусских разработчиков и с использованием агрегатов автомобилей МАЗ». Двигатель «Варта» обтекаемо охарактеризован как «МАЗовской спецификации». Но достаточно быстро выяснилось, что на самом деле этот двигатель – продукция Ярославского моторного завода, поставляемая в Белоруссию для МАЗа, но никак не для украинских бронеавтомобилей. Сами МАЗы украинские силовики тоже покупали. Глава МВД Украины Арсен Аваков, говоря о поставках МАЗов, сказал, что «всего заказано 52 единицы автотранспорта. Тягачи для артиллерии, платформы, грузовики и т. д.». По состоянию на 2016 год, в Белоруссии для нужд ВСУ было заказано 120 МАЗов. Украинская корпорация «Богдан» выпускает армейские МАЗы по лицензии. В общем, белорусская сторона смогла заработать на украинском конфликте, правда, вряд ли эта сумма велика.

Виктор Толочко⁄РИА Новости
Силовики давно рапортовали Лукашенко о том, что с Украины в республику идет поток оружия и прочей контрабандыВиктор Толочко⁄РИА Новости

Не определился Минск и с ответом на вопрос «чей Крым?» Министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей как-то сказал, что Крым рассматривается «по фактической принадлежности», но это не признание новой юрисдикции, а всего лишь бытовой реализм. Ведь, если что-нибудь случится с белорусским гражданином в Крыму, Минск для получения реальной информации о нем будет вынужден обратиться именно к Москве, а не к Киеву.

Кстати, дистанцирование от вопроса о принадлежности Крыма не спасло от попадания в базу сайта «Миротворец» Бориса Андросюка, назначенного в минувшем сентябре заместителем белорусского министра здравоохранения. Андросюк до последнего времени возглавлял санаторий «Белоруссия», принадлежащий управлению делами президента Республики Беларусь и находящийся в Ялте. Чиновник попал в черный список «врагов Украины» за выполнение своих прямых обязанностей – привлечение клиентов. Украинскими радикалами это было расценено как «сознательное нарушение государственной границы Украины с целью проникновения в оккупированный Россией Крым. Участие в пропагандистских мероприятиях России. Участие в попытках легализации аннексии Крыма». На сайте управделами белорусского президента есть перечень медицинских и санаторных объектов с их полными адресами. То есть помимо улицы и номера дома указана и страна, где находится тот или иной санаторий, – Латвийская Республика, Россия, Республика Беларусь, Литовская Республика. И лишь адреса двух объектов представлены без указания страны. Почему-то адрес Республиканского клинического медицинского центра начинается сразу с области (Минская область). Также не указано государство, в котором расположен санаторий «Белоруссия». Его адрес начинается со слова «Крым». Причем после событий «крымской весны» в качестве страны нахождения здравницы была указана Россия, но позже это упоминание исчезло.

Весьма показательна история с польскими глобусами. Весной 2014 года польская компания, специализирующаяся на выпуске картографической продукции и работающая на рынок СНГ, начала изготавливать глобусы, на которых Крым изображался российским. Поставляла она такие глобусы и в Белоруссию. Через некоторое время кто-то из местных националистов обратил внимание на то, частью какой страны на них обозначен Крым, и призвал власти принять меры. Власть с этим требованием согласилась. Глобусы пообещали убрать из продажи. Националисты успокоились, но уже закупленные глобусы нужно было куда-то девать. Поэтому магазины проявили житейскую смекалку и попросту повернули глобусы к покупателю той стороной, где изображена Америка. В итоге эти глобусы до сих пор продаются в Белоруссии наравне с теми, где Крым изображен украинским. Забавно, но, озаботившись проблемой глобусов, белорусские националисты забыли о политических картах, а ведь на многих из них Крым тоже обозначен частью России. В общем, сегодня в Белоруссии и сторонники, и противники присоединения Крыма к РФ могут найти карты и глобусы на свой вкус.

Между Украиной и Белоруссией временами вспыхивают и шпионские страсти. В октябре 2017‑го в Минске по обвинению в шпионаже был задержан украинский журналист Павел Шаройко, подключивший к сбору секретных сведений в пользу Украины нескольких белорусских граждан. Задержание, скорее всего, прошло бы незамеченным для широкой публики, и дело бы разрешилось по-тихому, но украинская сторона вынесла тему в информационное пространство. Шаройко был объявлен простым украинским журналистом, арестованным белорусскими властями. Сам же «журналист» признался следователям, что является украинским разведчиком. В итоге он был осужден на восемь лет.

Летом 2017‑го на Украине был задержан белорусский гражданин Юрий Политика, подозреваемый в сборе секретных сведений в пользу то ли России, то ли Белоруссии. По информации белорусских дипломатов, сначала Политика под давлением и пытками оговорил себя, но потом от всех признаний отказался. Интересны два обстоятельства из жизни задержанного белоруса. Во‑первых, он подтвердил, что рассматривал возможность стать волонтером в зоне АТО, а во‑вторых, во время суда он потребовал, чтобы ему переводили с украинского на белорусский, т. к. он якобы плохо владеет русским языком, хотя во время следствия проблем по этой части у него не возникало. Эти обстоятельства дают основание предположить, что Юрий Политика – сторонник украинского «майдана» (если только это не какой-то расчет обвиняемого или его адвокатов), пострадавший от действий сил, пришедших к власти на Украине через «майдан». Украинский суд проигнорировал просьбу подсудимого предоставить ему переводчика.

На международной арене украинско-белорусские отношения также неоднозначны. Если на голосованиях в ООН по различным антироссийским декларациям с украинским подтекстом Белоруссия поддерживает Россию, то в европейских структурах Минск поддерживает Киев. Так, летом прошлого года во время голосования на 26‑й сессии ПАСЕ Белоруссия поддержала предложенную Украиной антироссийскую декларацию. Показательно, что Россия на этом же заседании поддержала Белоруссию и проголосовала против литовской декларации антибелорусской направленности.

Украинский кризис породил в Белоруссии и культурные изменения. Причем они больше напоминают солидаризацию с Киевом. Речь про так называемые Дни вышиванки. До 2014‑го слово «вышиванка» отсутствовало в белорусском политическом лексиконе. Но в год начала украинского кризиса белорусская оппозиция начала продвигать белорусскую вышиванку. Практически сразу вышиваночную активность перехватила власть. На фоне попытки запрета георгиевской ленты это смотрелось как однозначный реверанс в сторону Украины.

Виктор Драчев⁄ТАСС
Через границу перетекают не только нелегальные товары, но и культурные явления, например, любовь к вышиванкамВиктор Драчев⁄ТАСС

Отдельно надо упомянуть Минские соглашения. Белорусская столица стала площадкой переговоров, призванных урегулировать конфликт России и Украины. Это дало возможность властям позиционировать Белоруссию в новом качестве – донора стабильности в регионе. Но можно ли считать прием делегаций противоборствующих сторон достаточным основанием для того, чтобы называть себя донором стабильности? Если представить, что два человека серьезно повздорили, а несколько их знакомых решили помочь им достичь компромисса и для этого пригласили зайти, допустим, в кафе, будет ли кафе восприниматься донором стабильности? Можно ли считать Белоруссию донором стабильности только потому, что на ее территории другие силы стараются (к слову, пока неудачно) примирить враждующие стороны?

Минск не хочет, чтобы переговоры куда-либо переносились. В середине 2017‑го, когда американцы предположили, что Москва и Киев могут договориться и без минского формата, Лукашенко заявил: «Можно и без минского формата обойтись, найти какие-то другие способы урегулирования украинского конфликта, но начинать сначала всегда сложнее, чем продолжать доброе дело». В январе 2018‑го американцы предположили, что площадкой переговоров может стать Астана, на что отреагировал белорусский министр иностранных дел Владимир Макей. Он сказал: «Вряд ли что-либо зависит от места проведения переговоров. Переговоры по Украине можно перенести хоть в Антарктиду, если будет уверенность в их успехе». То есть, с одной стороны, Белоруссия из-за проведения в Минске переговоров, по мнению в том числе и Макея, является донором стабильности в регионе, а с другой стороны, по словам того же Макея, «вряд ли что-либо зависит от места проведения переговоров». Таким образом, министр сам дезавуировал тезис о Белоруссии как доноре стабильности. Ведь получается, что от донора стабильности в реальности «вряд ли что-то зависит». Да и разрешить конфликт Москвы и Киева ни у кого не получается: ни у самих конфликтующих сторон, ни у тех государств, что пытаются их примирить, ни у предоставляющей переговорную площадку Белоруссии. Нужно понимать, что, хотя формат и называется «минским», в самих переговорах белорусская сторона не участвует. Да и при нынешней ситуации нет смысла любую из участвующих сторон записывать в доноры стабильности. Стабильности-то нет. Перенести переговорный процесс на другую площадку предлагают и украинцы. А Белоруссия готова расширить свое донорство стабильности, направив на Донбасс миротворцев. Правда, пока о любых миротворцах на Донбассе говорят лишь в сослагательном наклонении.

Про белорусско-украинские отношения можно написать много. Эта тема не исчерпывается одной статьей. Сложно даже определить наиболее важные направления этих отношений, а украинская нестабильность придает им большую динамику. Но нужно отметить, что попытка сохранить спокойные отношения с Украиной и даже поддержать ее в некоторых случаях, скорее всего, окажется несостоятельной. Украинские политические процессы все же потребуют от Минска определиться со своим отношением к Киеву более конкретно.

КОНТЕКСТ

17.10.2018

Не съем, так понадкусываю

Украина опять мечтает взыскать с «Газпрома» миллиарды долларов за возможный отказ от ее газотранспортной системы

02.09.2018

Белоруссия «на росстанях»

Минск, формально оставаясь близким союзником России, часто старается дистанцироваться от ее политики. В самой Белоруссии это нравится не всем

01.09.2018

ВТО, давай, до свидания?

Президент США Дональд Трамп пригрозил выходом страны из Всемирной торговой организации