logo
02.10.2018 |

Падение президента

Заносчивость, нежелание дружить с прессой и мутная история с приближенным охранником тянут рейтинг Макрона вниз

Фото: Abaca Press⁄TASS

Самый молодой президент в истории Франции, амбициозный и энергичный Эммануэль Макрон стремительно теряет популярность в стране. Только 19% французов считают его деятельность на посту главы государства «позитивной». Это на 16 пунктов меньше, чем при аналогичном опросе полгода назад. «Профиль» проанализировал причины растущего негативного отношения французов к главе государства.

На той стороне улицы я найду тебе работу

«Если вы готовы [работать], мотивированы, в гостиницах, кафе, ресторанах – куда бы я ни приходил – мне везде говорили, что требуются люди. Я перейду улицу и найду вам ее [работу]». Эта фраза, брошенная Макроном 25‑летнему парижскому безработному Джонатану Жаану, взорвала французское общество. На главу Республики обрушился шквал критики как со стороны политических оппонентов, так и со стороны простых людей, начавших бурное обсуждение слов президента в соцсетях.

«Макрон приглашает шесть миллионов человек (число безработных во Франции. – «Профиль») пересечь улицу, чтобы получить работу. Для него безработные виновны в своей безработице. В каком мире живет этот человек?» – возмутилась газета Le Monde. «Эммануэль Макрон слаб по отношению к сильному, богатому и всегда высокомерен по отношению к более слабому», – заявил лидер голлистской партии «Вставай, Франция» Николя Дюпон-Эньян.

За последние несколько месяцев Макрон не раз оказывался объектом жесткой критики из-за, мягко говоря, неосторожных высказываний. В июле демонстрантов, протестовавших против реформы трудового законодательства, глава государства назвал «лодырями, устроившими бардак». Месяцем ранее одна из сотрудниц Елисейского дворца выложила в Twitter ролик, на котором Макрон высказывается о французской системе социальной поддержки. По словам президента, на поддержание наименее обеспеченных граждан расходуются «сумасшедшие бабки», но бедняки все равно остаются бедняками. Это заявление было расценено многими как упрек, брошенный 12 миллионам граждан, получающих государственную помощь.

Дело Беналля, или Уотергейт по-французски?

Оскорбления и упреки в адрес сограждан, а также высокомерие хозяина Елисейского дворца – далеко не полный перечень причин, по которым рейтинг Макрона опускается все ниже.

Летом разразился скандал, главным фигурантом которого стал Александр Беналля – на тот момент начальник службы безопасности французского президента. В середине июля Le Monde опубликовала видеозапись действий полицейских против демонстрантов, вышедших на манифестацию 1 мая. Внимание журналистов привлек человек, очень похожий на главного президентского охранника, который сначала с упоением избивал молодого человека, а потом схватил за горло девушку. При этом у него на голове был полицейский шлем, на рукаве – повязка с надписью «Полиция», а в руке – рация. Как удалось выяснить журналистам, этим человеком действительно оказался Александр Беналля.

EFE⁄EPA⁄Vostock Photo
Поводов для критики Макрона у французов хватает. Скандальная история с Беналля – то ли просто любимчиком, то ли любовником президента – озлила граждан Пятой республики еще сильнее. На фото внизу: Макрон и БеналляEFE⁄EPA⁄Vostock Photo
Уже на следующий после публикации день пресс-секретарь Елисейского дворца Брюно Роже-Пети заявил, что у Беналля не было санкции контролировать порядок на протестах 1 мая, а находился он там в качестве наблюдателя и «превысил свои полномочия». Еще спустя сутки Беналля был уволен. Но скандал лишь начал набирать обороты.

В частности, выяснилось, что уже 2 мая о содержании видеозаписи было известно в президентской администрации, а 4 мая Беналля якобы отстранили от работы. Однако издание Liberation опубликовало снимки, датированные июлем, на которых Беналля находится рядом с главой государства во время торжеств по случаю Дня взятия Бастилии, а затем во время церемонии встречи французской сборной по футболу, победившей на чемпионате мира в России.

Лидер партии «Непокоренная Франция» Жан-Люк Меланшон заявил в этой связи, что ситуация с экс-телохранителем Макрона – «новый уотергейт». «Макрон думал, что все рассосется само собой, но никто не собирается закрывать на это глаза», – сказал Меланшон.

А глава правоцентристской партии «Республиканцы» Лоран Вакье в Twitter написал, что дело Беналля положило конец разговорам Макрона о безупречной республике. «Все это было болтовней и иллюзией. За кулисами театра «макронии» есть темные углы», – констатировал политик.

Противники Макрона считают, что скандал с Беналля является «государственным», так как президент знал об избиении манифестантов своим приближенным, но не передал информацию в прокуратуру и не уволил сразу своего фаворита. Именно замедленная реакция главы государства на произошедшее и запоздалое увольнение Беналля вновь вернули в публичное пространство слухи о нетрадиционной ориентации главы государства. Эти разговоры в разгар скандала достигли такого масштаба, что Макрону пришлось публично их опровергать: «У Александра Беналля никогда не было доступа к кодам для запуска ядерных ракет. Александр Беналля никогда не жил в квартире в 300 квадратных метров в районе моста Альма. Он никогда не получал [зарплату] 10 тысяч евро и не был моим любовником». Но последнее утверждение президента, наоборот, только укрепило обывателей в мысли о том, что глава государства неуклюже скрывает свои сексуальные предпочтения.

Макрон уже опровергал наличие у него «сердечного друга». Во время предвыборной кампании злые языки судачили о якобы имевшем место романе Макрона с главой «Радио Франс» Матье Галле, которых вроде как видели державшимися за руки во время трапезы в одном из ресторанов. Тогда будущий президент отшутился: «Если во время обсуждения сплетен на кухне или в частном письме вам сообщают, что я веду двойную жизнь и встречаюсь с Матье Галле или с кем-то еще, то это моя голограмма, но никак не я».

Но дело в том, что Макрон никогда бы не занял пост президента, если бы признался в нетрадиционной сексуальной ориентации. Французское общественное мнение в этом смысле не отличается большой толерантностью – достаточно вспомнить, что введение в стране разрешения на однополые браки при предыдущем президенте Франсуа Олланде было встречено массовыми демонстрациями протеста. Только в Париже на улицы вышли до миллиона человек.

Но в любом случае скандал с приближенным Макрона нанес ему колоссальный репутационный ущерб. «Сегодня уже не остается сомнений: сам стиль президента, его манера управлять и манера общаться – то, что часто воспринималось как высокомерие или пренебрежение, – все больше раздражают. Он хотел укрепить вертикаль власти, чтобы укрепить президентскую власть. Но вертикаль эта может стать его ахиллесовой пятой. Он намеревался придать большую значимость президентской функции. Но он может сам себе навредить, утрируя черты, путая процесс исполнения власти с авторитаризмом в стиле власти цезаря», – написала Le Figaro.

Даже сейчас, спустя два месяца после того, как история стала достоянием гласности, 74% французов «шокированы случившимся», а 73% участников опроса считают репутацию Макрона «запятнанной». При этом половина респондентов уверены, что глава государства несет ответственность за произошедшее.

Ничего не сделал, только вошел

Длинный шлейф неудачных решений и заявлений, способствующих падению популярности, тянется за Макроном практически с начала его президентства. Менее чем за полтора года он умудрился испортить отношения с представителями самых разных государственных и социальных институтов страны.

Взаимодействие с «четвертой властью» у Макрона не заладилось сразу. В июле прошлого года, в День взятия Бастилии, Макрон, что называется, кинул камень в журналистов. Он отказался от традиционного общения с прессой, надменно заявив, что его «мысль слишком сложна для того, чтобы излагать ее в интервью».

Уже в августе стало известно, что французский президент подал жалобу на фотографа, который снимал его во время отпуска в Марселе. Макрон обвинил папарацци в «преследовании и вторжении в личную жизнь». В результате фотограф шесть часов провел в отделении полиции. Несмотря на то, что гнев президента обрушился на папарацци, а не «серьезного» журналиста, жесткая реакция Макрона дала повод говорить о закрытости главы государства от общества.

На этом противостояние с прессой не закончилось. Администрация Макрона выступила с проектом закона, который предусматривает лишение СМИ аккредитации за публикацию ложных и неточных новостей в период предвыборных кампаний. Но поскольку данное в законопроекте определение «неточная новость» очень расплывчато, журналисты и оппозиция в один голос заговорили о попытке введения цензуры.

В мае этого года (в годовщину победы Макрона на президентских выборах) две исследовательские фирмы провели опрос 30 французских журналистов, освещающих деятельность главы государства. Представители прессы признались, что работать с информацией, поступающей из Елисейского дворца, им стало сложнее. «Он [Макрон] не практикует освещение каждого своего шага, как это было при Саркози, не идет на сближение с прессой, как это было при Олланде», – констатировали исследователи. «Мы не можем сказать, что появилась цензура, но журналисты уверены, что президент пытается контролировать информационные потоки, а в некоторых случаях информация просто недоступна», – говорится в докладе. При этом в документе подмечена еще одна «примета времени»: журналистов приглашают на пресс-конференции в Елисейский дворец, но не дают задавать вопросы. «Власть избрала странную стратегию поведения: журналистам зачитывают пресс-релиз, не сообщая подробностей», – утверждают авторы доклада. В нем же приводится рассказ журналиста Фрэнка Аннеза из Society. По его словам, пресс-служба потребовала внести правки в текст интервью Макрона, а когда корреспондент отказался это сделать, сославшись на то, что опубликовано должно быть именно то, что президент действительно сказал, Society наказали, лишив на пять лет возможности общаться с главой государства.

Макрон испортил отношения и с военными. Летом прошлого года в отставку ушел начальник Генерального штаба генерал Пьер де Вилье. Он был вне себя из-за намерения главы государства сократить расходы на оборону до конца 2017 года на 850 млн евро, при том что во время предвыборной кампании Макрон обещал увеличить военные ассигнования с 32 млрд до 50 млрд евро. Генерал позволил себе резкое высказывание, суть которого сводилась к тому, что он не даст минфину «поиметь» армию. Эти слова дошли до ушей Макрона, после чего он напомнил военному, кто в стране главный, а затем порекомендовал тому покинуть свой пост.

Любопытно, что фактически Макрон своего обещания о повышении военных расходов не нарушал – увеличение финансирования армии запланировано на срок до 2025 года. Но симпатии граждан оказались на стороне генерала. По опросам, проведенным в то время Ifop (Французский институт изучения общественного мнения), 41% респондентов заняли сторону де Вилье и лишь 18% – Макрона.

Не добавил популярности президенту и скандал, связанный с отставкой четырех министров на тот момент только что сформированного правительства, которых заподозрили в причастности к коррупционным схемам. А настоящую бурю негодования среди населения вызвало намерение Макрона учредить официальный пост «первой дамы» для своей жены Брижит. Из-за возмущенной реакции общественности инициатива была свернута, но Макрон все-таки успел обеспечить супругу двумя советниками, зарплата которым выплачивается из госказны.

Еще одним поводом для недовольства французов стала инициированная Макроном реформа налога на крупные состояния. Заменив солидарный налог на состояние налогом на дорогую недвижимость, он, по сути, вывел из-под фискальной нагрузки акции, облигации и другие ценные бумаги, что, по мнению критиков, стало настоящим подарком наиболее богатым гражданам. Именно за эту реформу Макрон получил прозвище «президент богачей».

Газета Le Figaro в августе прошлого года к 100 дням президентства Макрона провела свой опрос, в результате которого выяснилось, что его первыми действиями на новом посту недовольны 64% респондентов. Для сравнения: число французов, недовольных его предшественником Франсуа Олландом, которого пресса прозвала «самым непопулярным президентом Пятой республики», за аналогичный период было на 10 процентных пунктов ниже.

Раздраженные Макроном

Недовольство президентом сейчас прослеживается практически во всех слоях французского общества. Госслужащие ожидают массовых увольнений – до 2022 года по инициативе Макрона в стране будет сокращено 120 тысяч рабочих мест. И это на фоне того, что по новым правилам, внесенным в Трудовой кодекс главой государства, уволить работника стало гораздо проще, а суммы выплат при расторжении контракта по инициативе работодателя уменьшились.

Согласно утечкам из правительства, министры и другие высшие чиновники крайне недовольны авторитарным стилем управления Макрона. Он избегает обсуждений и дискуссий, советуясь лишь с двумя-тремя приближенными, после чего фактически отдает приказы министрам и требует их безоговорочного выполнения.

Общее настроение французов по этому поводу выразила Le Monde: «У Макрона есть слабость. Из-за хронического отсутствия скромности он верит, что шоу, которое он дает, всегда интересно». Как итог, по данным социологов из Sofres, только 3% французов считают, что президентская работа «очень позитивна» для их страны; 16% называют ее «скорее позитивной, чем негативной». При этом 27% говорят, что деятельность Макрона «скорее негативна, чем позитивна», а 33% оценивают ее как «резко негативную». Остальные участники опроса либо затруднились оценить деятельность президента, либо считают, что оценивать ее слишком рано.

КОНТЕКСТ

20.01.2018

Крыло взаймы

Мексиканская Interjet вынуждена ремонтировать свои Sukhoi Superjet 100, заимствуя детали у таких же лайнеров из своего авиапарка

19.01.2018

От своего крыльца до нашего дворца

Борис Джонсон предложил Эмманюэлю Макрону построить мост через Дуврский пролив

22.12.2017

Чушь и парижский компот

Песков опроверг сообщения о покупке бывшей жене квартиры в столице Франции

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас