Ошибка
  • Ошибка при загрузке компонента: com_content, 1
logo
26.06.2018 |

Война на газовое истощение

«Газпром» и «Нафтогаз» стоят на пороге новой судебной тяжбы

Фото: РИА Новости

Апелляционный суд округа Свеа в Швеции 14 июня огласил приказ, которым приостановил исполнение решения Стокгольмского арбитража, обязавшего «Газпром» выплатить украинскому «Нафтогазу» $2,6 млрд. Тем самым суд удовлетворил ходатайство российской компании.

«Вынесение приказа лишает «Нафтогаз Украины» в том числе оснований для попыток ареста активов «Газпрома» за рубежом», – сообщает пресс-служба «Газпрома».

Еще один важный нюанс – приказ апелляционной инстанции в соответствии с законом Швеции «Об арбитраже» не может быть обжалован. Однако Киев все-таки попытается это сделать на том основании, что решение якобы было принято судом без вызова представителей «Нафтогаза» и, соответственно, без учета пояснений и аргументов, которые были бы представлены, если бы «суд уведомил его о наличии такого ходатайства «Газпрома» и рассмотрении судом этого вопроса».

Провал блицкрига

Газовая война между Россией и Украиной вышла на европейские просторы, когда несколько недель назад в Швейцарии и Голландии по требованию «Нафтогаза» были арестованы активы российской компании. Это пакеты акций в Nord Stream AG и Nord Stream 2 AG и South Stream Transport B. V. Данные компании являются операторами проектов «Северный поток» – «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Украинская сторона также заявляла о готовности предпринять аналогичные шаги и на территории Великобритании, там интерес представляет компания Gazprom Marketing&Trading.

В Киеве не скрывают, что рассчитывают взыскать многомиллиардный долг по решению Стокгольмского арбитража в течение года. Это вопрос не просто принципа, а выживания украинского государства, погрязшего в долгах. На 2019 и 2020 годы приходятся пики по выплате внешних займов – примерно по $9 млрд ежегодно. Однако с учетом позиции Апелляционного суда округа Свеа рассчитывать на то, что за счет «Газпрома» удастся закрыть хотя бы часть этой дыры, не приходится.

У юристов российской компании появились весомые аргументы, чтобы обжаловать действия голландских и швейцарских приставов‑исполнителей. Очевидно, что сторонам предстоит судебная тяжба, которая может растянуться даже не на месяцы – на годы. Причем это будет война на истощение, к которой объективно больше готов «Газпром». Проблемы же «Нафтогаза», связанные с задержкой взыскания долга, могут быть критичны не только для компании, но и для украинской экономики в целом.

Двуликий шведский Янус

В конце февраля текущего года Стокгольмский арбитраж огласил вердикт по трехлетнему спору между «Газпромом» и «Нафтогазом» в рамках контракта на транзит газа через территорию Украины. Шведские судьи на этот раз приняли сторону украинской компании, тогда как двумя месяцами ранее по другому делу они вынесли решение в пользу российской. Однако суммы, подлежащие взысканию, отличались более чем в два раза: «Газпрому» причиталось чуть более $2 млрд, а «Нафтогазу» – $4,63 млрд. Таким образом, российской компании выставлен итоговый счет на $2,56 млрд.

Справедливости ради необходимо признать, что условия контракта на поставку и транзит газа не соблюдали обе стороны. В частности, нарушался принцип «бери или плати» (take-or-pay). «Нафтогаз» никогда не закупал заявленных объемов голубого топлива, в свою очередь, «Газпром» из-за снижения спроса на газ в странах Евросоюза не мог загрузить украинскую трубу. В этом контексте решение шведских арбитров выглядело нелогичным. Комментируя ситуацию, глава Министерства энергетики РФ Александр Новак указал, что в одном случае Стокгольмский арбитраж не принял во внимание условия, которые прописаны в контракте, связанные с требованием «бери или плати», а в другом насчитал штраф за условия, не оговоренные контрактом. «Суд, по сути дела, решил, чтобы за счет «Газпрома» субсидировать украинскую экономику», – заявил министр.

Стокгольмский арбитражный суд рассматривает дела между хозяйствующими субъектами разных стран при условии, что они заключили соглашение, по которому признают его решения обязательными к исполнению. Но в «Газпроме» усмотрели в скандальном вердикте «двойные стандарты» и «существенные процессуальные нарушения». Чтобы не платить штрафы в 2018 и 2019 годах, компания в марте инициировала процедуру расторжения контрактов на поставку и транзит газа через Украину. А 28 мая в апелляционный суд был подан иск о полной отмене сомнительного вердикта арбитража.

«Поскольку окончательное решение арбитров по этому спору основано на тех же выводах, что и ранее принятое отдельное решение по арбитражному разбирательству, ходатайство подано на аналогичных основаниях, а именно – по причине превышения арбитрами своих полномочий при вынесении решений и допущенных ими серьезных процессуальных ошибках», – указано в заявлении «Газпрома».

Nord Stream
Все юридические претензии «Нафтогаза» к «Газпрому» начались после объявления о строительстве газопровода «Северный поток-2», который отнимет у Украины роль транзитераNord Stream

Правовые коллизии

Эксперты дают разные прогнозы о том, чем закончится рассмотрение апелляции «Газпрома». Адвокат Евгений Шмидт, отвечая на вопрос «Профиля», предположил, что решение Стокгольмского арбитража, несмотря на позицию Апелляционного суда округа Свеа, все-таки может быть оставлено в силе. С точки зрения исполнения обязательств у «Газпрома» сложностей нет. «Компания зарезервировала полную сумму взыскания на своих счетах, поэтому в любой момент может погасить имеющийся долг, что прекратит все исполнительные действия в Швейцарии и Голландии», – подчеркнул Шмидт.

Юрист считает, что в данном случае речь не о том, что такое решение не будет исполнено, а о том, что его исполнение окажется длительным, трудным и займет многие месяцы, если не годы. Рассмотрение судами одних жалоб сторон спора будет приостанавливать рассмотрение других дел и совершение исполнительских действий. За это время обстоятельства вокруг дела о взыскании с «Газпрома» денежных средств могут сильно измениться, не исключил собеседник «Профиля».

Со своей стороны, представитель юридической фирмы «Хренов и партнеры» Александр Костин напоминает, что сам по себе арест активов «Газпрома» в Нидерландах или Швейцарии не может служить основанием для обращения на них взыскания судебными приставами-исполнителями. «Принудительная продажа этого имущества будет произведена лишь в том случае, если суд соответствующего государства допустит признание и исполнение решения Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма.

«Газпром» добивался отмены арбитражного решения в Апелляционном суде Швеции, поэтому рассмотрение дела о его признании и исполнении будет отложено», – полагает юрист. Вместе с тем, согласно пункту «е» статьи V Нью-Йоркской конвенции 1958 года, суд может, но не обязан отказывать в признании и исполнении иностранного арбитражного решения, если оно было отменено в государстве вынесения.

Назвать точные сроки рассмотрения апелляции «Газпрома» сейчас сложно, но с учетом практики средний срок рассмотрения подобных дел составляет не менее года, отметил Костин. По его словам, новая судебная тяжба в любом случае не должна повлиять на процесс признания и исполнения уже вынесенного арбитражного решения, поскольку данные разбирательства основываются на различных требованиях и фактических обстоятельствах.

Интересы «дочек» и долги «матери»

В этом споре хозяйствующих субъектов очень много политической составляющей. Эксперты обращают внимание, что «Нафтогаз» интересуют в первую очередь активы «Газпрома», связанные с реализацией проектов морских газопроводов, идущих в обход Украины. Однако российская компания действует в рамках международного права, и реальной угрозы для его деятельности в Европе в настоящее время нет, говорит заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева.

При этом надо помнить, что дочерние компании не несут ответственности за долги материнской. Это еще один весомый аргумент «Газпрома» при обжаловании действий судебных приставов в Швейцарии и Голландии, считает она. Кроме того, акции компаний, на которые положил глаз «Нафтогаз», наверняка находятся в залоге у западных партнеров российского холдинга. «Значит, можно говорить об ущемлении прав третьих лиц, что также является важным обстоятельством для суда. Так что у «Газпрома» большие шансы отстоять свои права в международных инстанциях», – уверена Кокорева. Она напомнила о негативном опыте швейцарской фирмы «Нога», которая долгие годы безуспешно пыталась взыскать с России долг. В конечном счете суды отменили все решения об аресте российской собственности в европейских странах.

Прямой угрозы для арестованных активов в виде акции дочерних компаний «Газпрома» нет, подтверждает Шмидт. По его мнению, компания и ее партнеры в Евросоюзе не допустят изменения сложившегося баланса на энергорынке Европы, что понимают все стороны конфликта. Возможно, российская сторона связывает исполнение по решению Стокгольмского арбитража о взыскании с нее долга со встречными требованиями к «Нафтогазу», предположил эксперт. Если дело дойдет до взаимозачетов, то чистых денег от «Газпрома» украинский партнер может не получить вовсе, не исключил он.

«Формально каждое решение суда должно исполняться самостоятельно, но разумное поведение требует от сторон учитывать взаимные обязательства и действовать добросовестно. Взыскивать, но не платить самому нельзя назвать добросовестным поведением Киева, который, в частности, не исполняет решение Лондонского суда о возврате России $3 млрд просроченных платежей по государственным обязательствам Украины», – констатировал Шмидт.

Вопрос принципа

«Газпром» является публичным акционерным обществом. Государство владеет крупным пакетом акций компании – более половины акций компании контролируются государством через различные структуры. Но компания – не часть российского государства. Поэтому спор по ее международным контрактам не имеет отношения к суверенному долгу Украины по евробондам, говорит доцент факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Евгений Ицаков. По его словам, формально Москва не может использовать вердикт, вынесенный Высоким судом Лондона по этому делу, для давления на Киев. К тому же украинская сторона подала апелляцию, до рассмотрения которой Россия не может заявлять о существовании суверенного долга.

Нет рычагов воздействия и через международные финансовые организации. Так, МВФ хоть и признал долг Украины перед Россией суверенным, но сохранил программу поддержки в обход общепринятого правила не кредитовать страны, находящиеся в состоянии дефолта. Что касается вердикта шведских арбитров, то в нем Ицаков усматривает стремление поддержать украинский режим и ослабить «Газпром» – главного конкурента американских производителей СПГ. «Исполнение этого решения будет продавливаться через лояльных европейских политиков, нечестных судей, накручивание русофобской истерии в медийном пространстве. К сожалению, сегодня в международных отношениях действует право сильного. Россия либо научится использовать свою силу в политике, либо и дальше будет платить прямо или косвенно по сомнительным вердиктам различных судов», – резюмировал Ицаков.

«Нафтогаз» сегодня крайне нуждается в свободных денежных средствах для упорядочения своего баланса. Прекращение поставок дешевого российского газа, равно как и невозможность быстро взыскать долг с «Газпрома» могут сделать компанию более сговорчивой, отметил Шмидт. В противном случае «Нафтогазу» придется пойти по пути сторонних заимствований, что только ухудшит финансовое положение. Выиграет же тот, кто готов к затяжному противостоянию и при этом располагает значительными ресурсами, убежден юрист. «У Украины сегодня репутация далеко не самого надежного транзитера газа. А впереди – дальнейшая эскалация конфликта с «Газпромом». Хуже последствий придумать для «Нафтогаза», наверное, невозможно», – философски заметил Шмидт.

КОНТЕКСТ

15.09.2018

По зову трубы

У противников строительства «Северного потока-2» все меньше шансов сорвать этот масштабный международный проект

26.05.2018

Дорожает вопреки всему

Цены на бензин бьют один рекорд за другим

24.03.2018

Своим – всё, чужим – пошлины

Америка вышла на тропу торговой войны

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас