logo
24.03.2018 |

Надежда и погром

Почему Савченко из «украинской Жанны д’Арк» превратилась в террориста и врага государства

Фото: Максим Никитин⁄ТАСС

В последнее время новости с Украины в России не попадали в число топовых. Оно и понятно – хотя «украинская версия» фигурировала среди гипотез, объясняющих покушение на отца и дочь Скрипалей в Солсбери, сам разлад в отношениях Москвы и Лондона на пару с финалом президентской гонки в России затмили украинскую повестку. Между тем в Киеве в эти дни происходили знаковые события, связанные с именем Надежды Савченко, героя Украины, бывшей еще пару лет назад буквально символом национального сопротивления Кремлю.

Сейчас же Савченко если и предстает в образе героя, то скорее отрицательного. Она, ставшая за короткое время после возвращения из российского плена бельмом на глазу украинской власти, обвиняется в попытке государственного переворота. Причем события развиваются крайне стремительно. В четверг, 22 марта регламентный комитет Верховной рады поддержал представление генпрокурора Юрия Луценко о снятии депутатской неприкосновенности с депутата Савченко, а также о ее аресте. Задержана Савченко была непосредственно в здании парламента, откуда проследовала в здание Службы безопасности Украины (СБУ).

А началось все с задержания двумя неделями ранее, 8 марта, на линии разграничения в Донбассе Владимира Рубана – главы Центра освобождения пленных. Ему и Савченко инкриминируется участие в заговоре с целью насильственного свержения конституционного строя и захвата государственной власти. Помимо этого, Рубана подозревают в подготовке к покушению на жизнь государственных деятелей, в подготовке теракта, содействии Донецкой народной республике (ДНР), считающейся на Украине «террористической организацией», и незаконном приобретении оружия.

По словам генпрокурора Луценко, Савченко не только занималась планированием переворота, но и намеревалась лично участвовать в нападении на Верховную раду. Утверждается, что Жанна д’Арк украинской политики, как иногда называют Савченко, готовилась использовать миномет и гранаты, чтобы обрушить купол парламента, а потом добивать выживших из автомата.

Даже по меркам украинской политики такие обвинения – нечто из ряда вон выходящее и сенсационное. Обсуждение на самом высоком уровне возможных минометных обстрелов в центре Киева еще сильнее раздвинуло и без того широкие рамки дозволенного и потенциально возможного на Украине. При этом дать точный прогноз относительно того, как будет развиваться ситуация вокруг Савченко, довольно сложно, как и вообще заниматься прогнозированием украинской политики. Версий очень много: начиная с того, что была предотвращена реальная попытка государственного переворота, и заканчивая тем, что вся история с Рубаном и Савченко – это операция прикрытия для осуществления чего-то более серьезного (например, продажи доли газотранспортной системы Украины). Тем не менее ряд определенных выводов относительно обвинений Савченко можно сделать, как и выделить тенденции, в рамки которых вполне укладываются последние события вокруг ее фигуры.

В первую очередь возникает вопрос: реальны ли обвинения Луценко, могла ли Савченко технически и была ли способна психологически организовать что-то подобное тому, что произошло в парламенте Армении в 1999 году? Скорее всего, могла. Характер Савченко хорошо известен. Она – enfant terrible украинской политики, не вписывающейся в традиционные формы ведения публичного диалога. Савченко не входит в число игроков на политическом поле Украины, чье поведение поддается прогнозированию. С момента возвращения на родину она всегда была инородным телом, человеком слишком откровенным, не имеющим порой четкой позиции, путающимся в хитросплетениях национального политического дискурса. Но при этом она производила впечатление человека искреннего.

Михаил Соколов⁄ТАСС
Прокуратура утверждает, что Савченко и Рубан (на фото) собирались взорвать Раду вместе с депутатами. Сама Савченко заявила, что подобное желание испытывают все жители страны, а она лишь хотела «всколыхнуть Украину»Михаил Соколов⁄ТАСС

Степень ее радикализма, эпатажное (но не наигранное!) поведение говорят о том, что у властей, в частности у генеральной прокуратуры и СБУ, могут быть основания для предъявления Савченко серьезных обвинений, подкрепленных записями телефонных разговоров, кадрами наружного наблюдения и т. д. По словам генпрокурора Луценко, такие доказательства у него действительно есть. Если же выяснится, что документам, которыми располагает Луценко, по каким-то причинам нельзя доверять, объектом разбирательств станет уже он сам.

Возникают и вопросы относительно состава участников заговора и его характера. Если планировался не просто теракт, а именно переворот, то в его подготовку должны были быть вовлечены десятки, если не сотни людей, в том числе довольно влиятельных. Почему тогда власть не подстроила для них какую-то провокацию, чтобы можно было задержать всех скопом, поймав за руку? Идея использовать миномет в городских условиях, как и набор оружия, который вез Рубан, кажутся странными, если учесть, что применять этот арсенал предполагалось в центральных кварталах Киева. Если же планировался теракт, то в конечном счете он привел бы лишь к радикализации украинской политики, но взять власть Савченко и ее подельники все равно не смогли бы.

В конечном счете, если вина Савченко не будет доказана так, что даже ее верным сторонникам останется лишь развести руками, власть окажется в довольно странной ситуации. Вся эта история будет выглядеть обычной попыткой свести счеты и избавиться от человека, отказавшегося следовать в фарватере президента. Учитывая, что Порошенко содействовал освобождению Савченко из плена и наградил ее орденом героя Украины, желание избавиться от нее легко будет объяснить обидой на неблагодарность.

При этом обвинений в связях с Виктором Медведчуком, контактах с Россией, налаженных чуть ли не со времен евромайдана, и следующего из всего этого вывода, что Савченко – агент Кремля, может оказаться недостаточно, чтобы дискредитировать ее в глазах общества. Тем более что рейтинг нынешней украинской власти и ее лидера крайне невелик.

Shutterstock
Shutterstock

Конечно, и Савченко, которая, к слову, пообещала баллотироваться в президенты, не назовешь популярным политиком – в условиях тотального недоверия граждан к политической системе в целом сколько-нибудь серьезные электоральные показатели и рейтинг доверия сегодня есть только у Юлии Тимошенко. Однако посадить Савченко в тюрьму, не превратив в мученика, пострадавшего от произвола властей, можно, только имея на руках серьезные козыри. Если же таковых нет и обсуждение вопроса затянется на несколько недель, то выстрел властей вполне может оказаться холостым. Более того, при подобном раскладе Савченко даже может оказаться в выигрыше, укрепив реноме честного политика, противостоящего прогнившей системе.

Еще один важный момент: позиция властей относительно Савченко сегодня служит признаком того, что президент и его окружение фактически начинают предвыборную кампанию, стремясь не просто зачистить оппозиционное поле, но и сыграть на теме войны. Власть хочет не просто эксплуатировать образ внешней угрозы, но и монополизировать эту тематику. А для этого Порошенко и его команде необходимо становиться радикальнее, а следовательно, нужно минимизировать влияние людей, деятельность которых во многом была направлена на критику и подрыв военной повестки. Кроме того, ударив по Савченко, можно получить и определенные козыри для борьбы с Тимошенко, Корбаном и самим Коломойским – людьми, с которыми, по слухам, был связан Рубан, являющийся личностью с довольно мутным прошлым.

В любом случае после атаки на Савченко власть вынуждена будет идти дальше. Это дало повод некоторым украинским экспертам в последние дни говорить, что отказ Савченко возвращаться из Европы на Украину стал бы для Порошенко идеальным вариантом, однако она, будучи по характеру упорным человеком, вернулась. Теперь же власть не может спустить дело на тормозах. Правда, не исключено, что в заключении Савченко томиться придется не очень долго – до 2019 года, когда на Украине пройдут выборы и политическая ситуация изменится.

Обвинения и задержание Савченко будут иметь и внешнеполитические последствия. Как станет на все это реагировать Запад? Его представители в свое время потратили немало сил, чтобы добиться освобождения Савченко, а теперь получается, что она – агент Кремля, террорист и мятежник. Скорее всего, какой-то жесткой реакции не последует. Но имиджевыми потерями для страны и действующей власти эта история обернется.

Скандал, в центре которого находится Савченко, свидетельствует не только о трудностях процесса формирования украинского государства, конфликтности и подвижности украинского политического пространства и озабоченности власти исключительно тем, как сохранить свои позиции после выборов. Недавние события, связанные с избранием нового омбудсмена и долгожданной сменой главы Национального банка, по оценкам экспертов, могут быть признаками того, что администрация президента, Блок Петра Порошенко и «Народный фронт» вышли на определенный коалиционный консенсус. Если это так, то помимо дела Савченко в течение 2018–2019 годов мы станем свидетелями очень интересных и увлекательных событий во внутренней политике Украины, которые могут даже затмить собой то, что мы наблюдали в прошлом.

КОНТЕКСТ

20.12.2016

Надежды почти не осталось

Депутат Рады Савченко, вступившая в диалог с представителями ДНР и ЛНР, окончательно испортила отношения с коллегами

14.09.2016

Женщина, которая мешает президентам

Надежда Савченко в амплуа политика-популиста привлекает многих сограждан на Украине и внушает страх власть имущим

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас