logo
22.02.2018 |

Ракетная засада или раннее обнаружение?

Как был сбит F-16I ВВС Израиля

Фото: JACK GUEZ⁄AFP⁄East News

Активность израильских ВВС в воздушном пространстве Сирии давно стала привычным явлением, однако в субботу, 10 февраля впервые за длительное время очередной налет завершился потерей боевого самолета – многоцелевого истребителя F‑16I Sufa. «Профиль» разбирался в обстоятельствах и возможных последствиях происшествия.

Кого бомбим?

В основном Хель Ха’авир (ВВС Израиля) в небо Сирии залетают, чтобы уничтожить объекты, принадлежащие движению «Хезболла» или Ирану. Кроме того, удары наносятся по сирийским объектам, на которых фиксируется активность, связанная, по мнению израильских военных и спецслужб, с передачей Ирану либо «Хезболле» военного оборудования.

Попутно обстреливаются также сирийские системы ПВО, пытающиеся помешать израильским налетам.

Атаки при этом организуются так, чтобы в первую очередь была обеспечена максимальная безопасность израильских сил, а не эффективность налета. Удары наносятся, как правило, с большого расстояния (из воздушного пространства Израиля или соседнего Ливана), вне зоны действия объектовой ПВО, с применением управляемых ракет. Часто атаки не наносят реального ущерба – и сирийцы, и иранцы давно научились создавать ложные цели, выглядящие на разведывательных фото, как реальные военные объекты.

Тем не менее израильские самолеты регулярно уничтожают ценные объекты, при этом практически не неся потерь (даже если предположить, что часть списанных в результате аварий машин была на самом деле сбита).

На руку израильтянам играет и устарелость большинства сирийских систем ПВО, осложняющая обнаружение и сопровождение целей, особенно в условиях применения помех. Еще одна проблема – плохая подготовка личного состава. Учения ПВО должны проводиться регулярно и требуют больших расходов, которые страна, охваченная гражданской войной, не может себе позволить.

Немногие современные системы ПВО в Сирии имеют ограниченную дальность поражения и, как правило, сосредоточены вокруг важнейших военных объектов. Это позволяет периодически сбивать запущенные израильскими самолетами ракеты, но не дает возможности полностью сорвать атаку.

Что произошло 10 февраля?

Все началось с проникновения в израильское воздушное пространство иранского беспилотника. Судя по видео, размещенному в Сети израильскими военными, это была копия американского RQ‑170 Sentinel, захваченного иранцами 4 декабря 2011 года с помощью перехвата управления.

Вторгшийся на территорию еврейского государства БПЛА был сбит вертолетом AH‑64A Apache. После этого ВВС Израиля нанесли ответный визит – в воздух поднялись восемь боевых самолетов, целями которых стали иранские военные объекты, в первую очередь, пункты управления БПЛА. Атака велась с нескольких направлений: в небо Сирии самолеты входили со стороны Ливана и Иордании.

Сирийская ПВО открыла ответный огонь. По израильским данным, работали зенитные ракетные комплексы SA‑2 (С‑75 М «Волга»), SA‑3 (С‑125 «Печора», в том числе, возможно, модернизированный «Печора‑2 М»), SA‑5 (С‑200 ВЭ «Вега-Э»), SA‑6 (2 К12 «Куб») и SA‑17 (9 К317Э «Бук-М2Э»). Активность сирийской ПВО, особенно дальнобойных систем С‑200, привела к временному закрытию международного аэропорта Бен Гурион.

Чуть позже появились сообщения о результатах инцидента. Сирийское агентство SANA отрапортовало о нескольких сбитых израильских самолетах. Однако подтвержден был лишь F‑16I Sufa, упавший на Голанских высотах.

Участники событий

Перечисленные выше системы ПВО заслуживают поименного представления.

С‑75 М «Волга» – экспортный вариант одного из первых советских зенитных ракетных комплексов. Всемирную известность он получил после перехвата разведывательного самолета U‑2 1 мая 1960 года над Свердловском. Этот комплекс активно использовался во вьетнамской войне. Несколько десятков ЗРК этого типа (и, возможно, их китайских копий) остаются на вооружении ПВО Сирии, а их усовершенствованные ракеты оцениваются как достаточно эффективные при обеспечении раннего обнаружения целей.

С‑125 «Печора». Этот комплекс создавался для борьбы с низколетящими целями, но в своем исходном «полустационарном» виде устарел. Однако его модернизированный вариант «Печора‑2 М» с мобильной пусковой установкой, возросшей дальностью и устойчивостью к помехам мог добиться успеха. Их, впрочем, у Сирии относительно немного – по разным оценкам, до 12–16 комплексов.

С‑200 «Вега-Э». Одна из самых серьезных систем на вооружении сирийской ПВО. Ракета этого комплекса с дальностью под 250 км очень сложна для противодействия. Дальность позволяет этим системам эффективно работать, несмотря на малую мобильность, – подходить к ним близко, подставляясь под огонь менее дальнобойных средств ПВО, рискованно даже для самых современных самолетов.

«Куб». Этот мобильный комплекс, созданный на рубеже 1960–1970‑х годов служит одной из основ сирийской ПВО. К сегодняшнему дню он также устарел, но представляет серьезную угрозу при своевременном обнаружении цели.

«Бук-М2Э». Экспортная модификация одного из самых известных российских комплексов ПВО. Дальность стрельбы до 50 км в сочетании с высокой помехозащищенностью делают его грозным противником, но почти все «Буки» собраны в ПВО Дамаска и по таким поводам, как налет израильских самолетов на иранские военные объекты близ границы, огонь не открывают.

«Панцирь-С1». Эта система не называлась среди участников событий, однако остается лучшим кандидатом на исполнение «ракетной засады» (о ней – чуть ниже). Сирия располагает несколькими десятками «Панцирей», их точная дислокация неизвестна, а мобильность позволяет быстро передислоцировать системы.

Что могло произойти?

Израильская тактика позволяет свести вероятность перехвата самолетов к минимуму – обычно сирийской ПВО остается обстреливать выпущенные ими ракеты. Однако истребитель, причем достаточно современный, – «Суфа», (что в переводе означает «песчаная буря»), одна из наиболее продвинутых модификаций F‑16, – был сбит.

F‑16I представляет собой двухместный многоцелевой самолет, ориентированный на уничтожение наземных целей. Он оснащен современным оборудованием, включая системы радиоэлектронной борьбы (а вот это уже важно). В общей сложности Израиль располагает почти сотней F‑16I.

Сбить подобную машину могла как какая-либо из современных систем ПВО (например, модернизированная «Печора», или «Куб», или не упомянутый израильтянами, но имеющийся у Сирии «Панцирь»), так и устаревшая – при условии грамотного управления, в первую очередь обеспечения раннего обнаружения целей. Другим вариантом остается ракетная засада, организованная на одном из ожидаемых маршрутов подхода/отхода израильских самолетов и отработавшая по появившейся цели. В пользу второго варианта говорит тот факт, что сирийцы сбили уже уходящий самолет, – в случае с ранним обнаружением, скорее всего, самолет атаковали бы еще до захода в атаку.

Метод ракетной засады не нов – с его помощью 27 марта 1999 года был сбит устаревшим комплексом С‑125 М самолет-«невидимка» F‑117 над Сербией. Руководивший этой операцией полковник ПВО Югославии Золтан Дани обладал отличной тактической и инженерной подготовкой, что позволило ему успешно использовать возможности имеющейся системы, несмотря на ее устаревание.

Сбил ли F‑16I кто-то из хорошо подготовленных сирийских военных или же им помогли иностранные специалисты, – пока неизвестно.

Как бы то ни было, расплаты за уничтожение истребителя долго ждать не пришлось. После полудня 10 февраля израильские ВВС нанесли еще один удар по сирийской территории, выбрав в качестве целей системы ПВО. На сей раз самолеты не входили в воздушное пространство Сирии. Утверждается, что сирийцам удалось перехватить несколько ракет, результат удара остается неясным.

Что дальше?

Сирийская ПВО представляет собой «микс» устаревших систем советского производства, разбавленный некоторым количеством современных комплексов, сосредоточенных вокруг наиболее важных объектов. Технически для ВВС Израиля не составит проблемы провести воздушную операцию, нацеленную на подавление ПВО Сирии. Однако это приведет к тому, что вместо устаревших систем у Дамаска появятся современные, и, скорее всего, под управлением иностранных специалистов.

Понимая это, Израиль предпочел заявить, что считает инцидент исчерпанным и продолжит координацию с Россией по вопросу предотвращения конфликтных ситуаций.

Очевидно, впрочем, что главный раздражитель для Израиля – иранская активность в Сирии – не прекратится ни завтра, ни в ближайшей перспективе, что делает повторение подобных стычек весьма вероятным.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

21.02.2018

Время кондотьеров

Что произошло с российскими наемниками в Сирии?

КОНТЕКСТ

26.08.2018

Муки выбора

Развеселый Тель-Авив или строгий Иерусалим? Израиль до сих пор не определился с тем, в каком городе будет принимать «Евровидение»

17.07.2018

Время договариваться

Мировым лидерам и их дипломатам предстоит найти взаимоприемлемое решение по Сирии

14.05.2018

«На четверть бывший наш народ»

Кто и как создавал Государство Израиль

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас