logo
19.02.2018 |

Горячий сезон

Курортные Мальдивы стали полем битвы между Индией и Китаем

Размеренная жизнь Мальдив была нарушена 6 февраля известием о введении на островах чрезвычайного положения Фото: Mohamed Sharuhaan⁄AP⁄TASS

На Мальдивских островах – политический кризис. В столицу, город Мале, введены войска, идут аресты оппозиционеров, задержан глава Верховного суда. Президент Абдулла Ямин обвинил его в подготовке государственного переворота. Бывший глава страны Мухаммед Нашид призвал Индию ввести войска на острова, что неминуемо приведет к обострению отношений с Китаем.

«Российским гражданам рекомендуется тщательно взвешивать целесообразность посещения Мальдивской Республики до отмены чрезвычайного положения. Тем, кто не может отказаться от поездки, настоятельно рекомендуется по прибытии в аэропорт направляться в места отдыха без заезда в Мале и проявлять максимальную осторожность».

Эти сухие строки на сайте МИД России заставили немало понервничать туристов и операторов. Мальдивские острова – райский курорт в экваториальных водах Индийского океана – внезапно оказались в эпицентре политического урагана. Если российские дипломаты просто рекомендуют тщательно взвесить целесообразность вояжа, то китайцам, к примеру, рекомендовано отложить все поездки на Мальдивы до окончания кризиса. Для мальдивской экономики, основной отраслью которой служит туризм, это может оказаться тяжелым ударом: ежегодно страну посещают более 400 тысяч китайцев. А после присоединения к пекинской «Инициативе пояса и пути» мальдивские власти и вовсе рассчитывали на миллион китайских туристов в год.

Что же пошло не так? Почему Си Цзиньпин, еще два месяца назад называвший Мальдивы «членом большой китайской семьи», внезапно решил оставить мальдивских родственников без туристических денег?

Храните средства под матрасом

Утро вторника, 6 февраля. Мальдивское телевидение передает экстренное обращение президента. «Я вынужден объявить чрезвычайное положение, потому что иначе не смогу привлечь к ответственности судей Верховного суда, – вещает с экрана действующий глава государства Абдулла Ямин. – Они предприняли попытку переворота. И я хотел бы знать, насколько хорошо эта попытка была спланирована».

Несколькими часами ранее верные президенту полицейские подразделения штурмом взяли здание Верховного суда, арестовав двух человек – главного судью Абдуллу Саида и его соратника Али Хаммеда. При обыске у них дома, как заявили следователи, под матрасами нашлись залежи наличных денег, очевидно, полученных в результате взяток и предназначавшихся для дестабилизации обстановки в стране. После этого на улицы Мале были введены армейские части, начались массовые аресты оппозиционных политиков. Задержан бывший президент и сводный брат Ямина – Абдул Гаюм.

Все произошедшее стало полной неожиданностью для мальдивцев. Еще несколько недель назад никто и подумать не мог, что президент насмерть рассорится с Верховным судом.

А судьи кто?

Судебная система на Мальдивах изначально напоминала британскую. Уходя из бывшего протектората, англичане оставили Мальдивскому султанату, вскоре ставшему республикой, все достижения парламентской демократии, включая сильную и независимую судебную систему. Мальдивцы, правда, распорядились этим достоянием по-своему.

При президенте Абдуле Момуне Гаюме, правившем с 1978 по 2008 год, о независимом суде никто и не заикался: глава государства на свой вкус менял судей, добиваясь их абсолютной лояльности. В том числе благодаря этому Гаюму удалось продержаться у власти так долго: он пять раз выигрывал выборы с результатом более 90%, будучи единственным кандидатом. Все попытки оспорить законность процедуры блокировались судебным корпусом, который все больше превращался в закрытый клуб, основанный на личной преданности и объединенный общими коррупционными интересами.

В 2008 году Гаюм все-таки согласился на альтернативные выборы, которые с треском проиграл. Президентом стал либерал Мухаммед Нашид, получивший образование в Британии. Президента Нашида очень любили мировые СМИ. Он много говорил о проблеме глобального потепления, публично боролся с коррупцией, пытался заменить традиционные электростанции солнечными батареями и ветряками и даже провел как-то заседание кабинета министров под водой, чтобы привлечь внимание мирового сообщества к опасности, угрожающей Мальдивам, – уйти под воду в случае повышения уровня океана из-за таяния полярных льдов.

Но во внутренней политике дела у Нашида шли не очень. Для простого мальдивского народа многие его реформы оказались слишком радикальными, к тому же часть из них была остановлена на полпути. Не последнюю роль в этом сыграла судебная власть, лояльная экс-президенту Гаюму: судьи блокировали инициативы Нашида одну за другой, представая в глазах мальдивцев защитниками традиционных исламских ценностей. Нашид так и не сумел найти баланс между интересами различных групп элит. Он шел на многочисленные уступки судейскому аппарату, включая пожизненное пребывание судей в должности. Судьи благосклонно принимали президентские подарки и продолжали совать ему палки в колеса. Когда Мухаммед Нашид это понял, было уже слишком поздно. Он распорядился арестовать верховного судью, но на его защиту вышли огромные толпы народа. Полиция отказалась стрелять по демонстрантам, встав на их сторону. Нашид подал в отставку.

На последующих выборах триумфальную победу одержал сводный брат Гаюма, Абдулла Ямин. Верные клану Гаюмов судьи помогли ему удержаться у власти, по привычной схеме оставив без внимания все жалобы, касавшиеся проведения выборов.

Бунт в руку

Но братский союз оказался недолгим. Ямин вскоре продемонстрировал, что не собирается быть марионеткой Гаюма, и принялся снимать его сторонников с ключевых должностей, расставляя там своих людей. Чистка коснулась и судебной системы.

По правде сказать, реформа давно уже назрела: третья ветвь власти за годы президентства Нашида полностью отбилась от рук. Достаточно упомянуть, что половина судей на Мальдивах не окончили и семи классов школы, а у четверти за плечами – уголовное преследование, в том числе за серьезные преступления, такие как изнасилование.

Однако Ямин не собирался проводить коренные реформы. Речь шла лишь о том, чтобы лишить судейский корпус самостоятельности. Судьи, разумеется, взбунтовались. 1 февраля они потребовали от президента, во‑первых, отпустить арестованных ранее оппозиционеров (включая Фариса – сына Гаюма, который к тому моменту перешел в другой лагерь и заключил союз со своим злейшим врагом Нашидом), а во‑вторых, восстановить в правах депутатов парламента, покинувших Прогрессивную партию. Если Ямин не согласится, судьи пригрозили импичментом.

Для Абдуллы Ямина этот плохо организованный бунт стал настоящим подарком. На конец лета–начало осени этого года в стране намечены президентские выборы, и перед Ямином маячила перспектива поражения от коалиции Гаюма и Нашида. Верховный суд дал президенту долгожданный повод для разгрома оппозиции. Стоило только арестовать двух судей-зачинщиков, как остальные тут же отменили собственное решение об освобождении заключенных. Все попытки раздуть пламя народных волнений в поддержку оппозиции были пресечены в зародыше полицией и армией, оставшимися верными президенту.

Но как раз в момент, когда Ямин начал праздновать победу, с севера пришли тревожные вести.

Shutterstock
Китайцам рекомендовано отложить все поездки на Мальдивы до окончания кризиса. Для мальдивской экономики, основной отраслью которой служит туризм, это может оказаться тяжелым ударомShutterstock

Моди, введи войска

О расположенном на юге Индии городе Бангалор – третьем по величине городе страны, «индийской Кремниевой долине», – знают многие. О его пригороде – Йелаханке – куда меньше. А уж на расположенной там базе индийских ВВС бывали только те, кому это положено по должности.

С 6 февраля база в Йелаханке живет в состоянии повышенной готовности. 600 спецназовцев с приданной бронетехникой ждут приказа на погрузку в самолеты для броска на Мальдивы. Задача может быть любой – от эвакуации индийских граждан до восстановления конституционного порядка. Индийские военные уверены, что много времени это не займет: мальдивская армия, даром что насчитывает несколько тысяч человек, вряд ли окажет серьезное сопротивление. Но время идет, а приказа все нет.

Сразу после захвата Верховного суда бывший президент Нашид, находящийся сейчас на Шри-Ланке, призвал Индию ввести в страну войска. «Мы бы хотели, чтобы индийское правительство направило на Мальдивы своего посланника, поддержав его военной силой, и освободило бы судей и политических узников, включая бывшего президента Мамуна Абдула Гаюма, – говорится в заявлении, – спасло бы их из тюрем и вернуло домой. Мы просим о физическом присутствии индийских представителей на месте событий».

Нашид знает, о чем говорит. Без малого 30 лет назад на Мальдивах высадились 100 боевиков шриланкийской террористической организации «Тигры освобождения Тамил-Илама». Они захватили все стратегические объекты, включая аэропорт, здание правительства, теле- и радиостанции. Но президент Гаюм сумел скрыться и обратился за помощью к Нью-Дели. Не прошло и девяти часов, как в аэропорту Мале сел первый Ил‑76, набитый индийскими десантниками. Против 1600 солдат, которых Индия направила на острова в рамках операции «Кактус», у боевиков не было ни единого шанса. Гаюм был восстановлен на президентском посту и с тех пор стал вернейшим другом и союзником Нью-Дели, провозгласив политику «Индия – в первую очередь» (India First).

Мальдивец с китайцем – братья навек

Но при Нашиде и особенно при Ямине эта дружба дала трещину. Мухаммед Нашид, который призывает сейчас индийские войска на помощь, разрешил китайцам открыть посольство в Мале и подписал с ними первые контракты. При Ямине этот процесс ускорился: нынешний президент все активнее разворачивал Мальдивы к сближению с Пекином, убеждая при этом Индию в своей бесконечной преданности. Китайские компании вкладывали в Мальдивы огромные суммы, в декабре прошлого года был подписан договор между Мале и Пекином о создании зоны свободной торговли – и это при том, что Ямин за пару месяцев до того клялся, что подпишет его сначала с Индией. Для Нью-Дели это как красная тряпка для быка: индийские власти давно с тревогой следят за действиями КНР в Индийском океане, опасаясь, что китайцы собираются затянуть вокруг индийских берегов «жемчужную нить» – сеть своих баз.

Соблазн для Индии велик: ввести войска и разом покончить с двуличным президентом, одним решительным ходом вернув Мальдивы в орбиту своего влияния. Но если в 1988 году индийские солдаты прибыли на острова по приглашению действующего лидера, то теперь единственным поводом для интервенции стал бы призыв оппозиционера-изгнанника, и происходящее выглядело бы не как восстановление законной власти, а как банальное вторжение. Имиджу Индии, которая годами объясняла малым странам региона, что ее единственная цель – защитить их от китайского империализма, в этом случае будет нанесен непоправимый ущерб. Ну и главное – вторжение на Мальдивы неминуемо приведет к обострению отношений с КНР.

Пекин также оказался в сложной ситуации. Там отлично понимают, что каждый рискованный шаг президента Ямина дает лишь новые аргументы сторонникам вторжения в индийских политических и военных кругах. Интервенция, конечно, подпортит имидж Индии в регионе, но одновременно и покончит с китайским влиянием на Мальдивах: новый президент неизбежно окажется ставленником Нью-Дели. КНР нужно постепенное укрепление позиций на островах, занимающих стратегически важное положение на пути нефтяного транзита из Персидского залива, а не конфликт с южным соседом.

В итоге у китайского и индийского руководства хватило мудрости не обострять ситуацию. Судя по всему, спецназ на Йелаханке так и останется незадействованным. Индийский премьер Нарендра Моди, невзирая на давление «ястребов» в собственной партии БДП (один из них, популярный политик Яшвант Синха, прямо заявил: «Нет нужды выяснять чье-либо мнение, нужно просто действовать. Если вы решительно действуете, мир вас уважает. Но если нет – вас считают слабыми. Мальдивское правительство почувствовало, что Индия считает себя слабой и не может действовать жестко. И поэтому Мальдивы полагают, что могут делать, что им вздумается»), предпочел обратиться в международные институты, призвав ООН направить на Мальдивы спецкомиссию по урегулированию кризиса.

Сейчас между Нью-Дели и Пекином идут оживленные консультации – китайцы и индийцы ищут точки соприкосновения, чтобы покончить с мальдивским кризисом ко взаимному удовлетворению. Призрак конфликта между двумя ядерными державами отступил, но непонятно, надолго ли. Как показали последние дни, мальдивские политики склонны выкидывать неожиданные фортели, способные в считаные часы поставить регион на грань войны.

КОНТЕКСТ

26.07.2018

Великая индийская война

За один из крупнейших рынков в мире насмерть бьются два агрегатора такси – Uber и Ola

19.07.2018

Любители быстрой езды

Китайцы построили самую крутую в мире систему высокоскоростных железных дорог. Но их рецепты успеха могут не сработать в других странах

12.07.2018

Диалог во имя мира

Зачем шеф Пентагона ездил в Китай, и почему контакты по линии военных становятся важнее дипломатических

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас