logo
26.01.2018 |

Взорвано, уложено, сколото

Западные СМИ уличили КНДР в поставках северокорейского угля в третьи страны через Россию

Фото: shutterstock

Москва продолжает закупать уголь у Пхеньяна, несмотря на прямой запрет ООН. К таким выводам пришли журналисты Reuters по итогам своего расследования. Топливо перепродается в другие страны, в том числе в Японию и Южную Корею.

По данным издания, в прошлом году КНДР как минимум трижды отправляла свой уголь в Россию. При этом наша страна была не конечным покупателем, а только посредником при дальнейших поставках в Японию и Южную Корею. Топливо сначала доставлялось в российские порты Находка и Холмск, а затем грузилось на торговые суда, следующие в азиатские страны, утверждают источники Reuters в западноевропейских разведслужбах. Контакты в американских службах безопасности подтверждают эту информацию и настаивают, что такая торговля ведется до сих пор.

Сами журналисты оговариваются, что не смогли достоверно выяснить, действительно ли речь идет об одном и том же угле, или в Японию с Кореей направляется уже другой груз. Более того, не факт, что перевозчики и владельцы судов в курсе происхождения топлива.

Если изложенное в материале правда, действия России действительно нарушают наложенные на Пхеньян ограничения. До 2009 года они вводились отдельными странами (в основном, США), а на уровне ООН был запрещен только экспорт вооружений. С 2009 года санкции стали международными и обязательными для всех членов организации, но и тогда, по сегодняшним меркам, оставались несущественными. Все корабли, следующие в Северную Корею, должны были досматриваться на предмет наличия военных грузов, особенно имеющих отношение к ракетно-ядерной программе страны.

В 2013 году были запрещены денежные переводы в КНДР из-за рубежа, а в 2016-м — импорт северокорейских полезных ископаемых: золота, ванадия, титана, редких и редкоземельных металлов. Ограничения коснулись также угля и железа, но только в тех случаях, когда компании из КНДР стремились таким образом заработать. Если же поставки были вынужденными и производились для поддержания средств к существованию, запрет не применялся. Этим пользовался Китай — основной торговый партнер Северной Кореи на протяжении последних десятилетий.

Тем не менее, Пхеньян не прекращал проводить ракетные испытания, которые и послужили поводом для санкций. В конце того же 2016 года Совбез ООН еще больше ужесточил правила экспорта из КНДР. Был установлен лимит на вывоз из страны угля — не больше, чем на 500 миллионов долларов в год. Медь, никель, цинк и серебро попали под полный запрет. Что характерно, его стал соблюдать Китай, хотя западные СМИ продолжали находить нарушения. Так, прошлой весной The Wall Street Journal написала о совместном предприятии китайской государственной Limac Corporation и северокорейской Ryonbong General Corporation, специализирующейся на добыче металлов. В Пекине все обвинения отвергали, но журналисты продолжали настаивать.

Уже в 2017 году экспорт северокорейского угля (а заодно железа, свинца и морепродуктов) был полностью запрещен. Отдельный пункт — запрет на работу граждан КНДР за границей. Иностранным компаниям нельзя создавать с северокорейскими совместные предприятия и производить инвестиции, а также ввозить в страну нефть и нефтепродукты. В конце прошлого года все тот же Reuters уже обвинял Москву в нарушении как раз этого правила. По данным издания, российские корабли переправляли нефть на северокорейские суда. Теперь речь идет об угле и уже не об импорте в КНДР, а об экспорте из нее. Правда, когда происходило большинство описанных изданием операций, журналисты не знают. Известно лишь, что некоторые из них имели место в октябре, когда запретительная резолюция ООН уже вышла.

Российское посольство опровергло претензии журналистов. «Россия не покупает уголь у КНДР и при этом не является транзитным пунктом доставки угля в третьи страны», — заявили в ведомстве.

Похожие обвинения предъявляли и Китаю. Его корабли якобы регулярно заходят в порты КНДР и вывозят оттуда некие незаконные грузы в направлении Вьетнама. Вообще, за последний год западные издания проводили сразу несколько расследований о КНДР и о том, как ей удается обходить санкции. По их данным, в Китае открыто работают как минимум два северокорейских банка, которым на родине запрещен доступ к системе SWIFT. Кроме того, в Поднебесной действуют и другие фирмы с капиталом из Пхеньяна, которые по сложным схемам поучают иностранную валюту и переправляют ее на родину. Некоторые, к тому же, занимаются ритейлом дешевой азиатской электроники.

В совсем свежем расследовании The Wall Street Journal рассказывается о контрабанде сигарет, большая часть которой в мировых масштабах приходится как раз на Пхеньян, и которая приносит бюджету «миллиарды долларов в год». Также журналисты нашли новые совместные предприятия, в том числе с египетскими и тайскими компаниями и даже с British American Tobacco.

При этом у КНДР остается множество совершенно легальных возможностей поставить свою продукцию за рубеж, в основном, конечно же, в Китай. Еще с 1970-х годов в стране была фактически (хоть и не формально) отменена госмонополия на экспорт. При многих ведомствах, в том числе и при ЦК Трудовой партии, были созданы внешнеторговые предприятия, а в соседнюю страну отправились их представители.

Два главных направления северокорейской торговли — города Шеньян и Даньдун, отделенный от КНДР рекой Яла и старым мостом через нее. В этих населенных пунктах продаются самые разнообразные товары, включая, например, корень женьшеня. Также северокорейские бизнесмены открывают для местных жителей кафе с национальной кухней. По некоторым данным, многие торговые представители, отработав в Китае несколько лет, смогли стать долларовыми миллионерами. Руководство родной страны требует с них фиксированный налог, поскольку не состоянии уследить за оборотом, и разрешает оставлять себе всю остальную выручку.

Легальные и нелегальные операции привели к тому, что прошлым летом Центробанк Южной Кореи оценил рост ВВП соседа в 3,9%. Это больше, чем в самом Сеуле и даже Вашингтоне. Судя по всему, у таких результатов все же больше вполне законных причин: среди них горнодобывающая промышленность, химическое производство, торговля и строительство. Свой вклад внесло и сельское хозяйство, преодолевшее последствия засухи последних нескольких лет.

На этом фоне Ким Чен Ын заявляет, что его страна способна пережить сто лет санкций благодаря научному и техническому потенциалу. Словно бы желая проверить это утверждение, Белый дом на этой неделе ввел новую порцию ограничений. В новом санкционном списке граждане КНДР и Китая, компании из обеих стран, а также обладательница паспортов России и ЮАР Ирина Хуиш.

КОНТЕКСТ

09.06.2018

Россия и футбольная геополитика

На футбольной карте мира наша страна всегда занимала довольно скромное место

02.06.2018

В торговой войне нет победителей

Участники ПМЭФ-2018 выступают за будущее без санкций и взаимных обвинений

26.05.2018

Саммит, которого не было

Почему, несмотря на уступки и примирительные заявления КНДР, встреча Ким Чен Ына и Дональда Трампа так и не состоялась

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас