20.11.2017 | Алексей Афонский

Невозможное осталось невозможным

Немецкие либералы отказались от коалиции с Ангелой Меркель и «зелеными»

Фото: shutterstock

Свободная демократическая партия Германии (СвДП) прекратила переговоры о создании новой парламентской коалиции спустя почти два месяца после выборов. Либералы не смогли договориться с консерваторами и «зелеными» по ключевым вопросам, среди которых миграция, налоги и экология. Теперь у Германии два пути: коалиция меньшинства (без участия отказавшихся «зеленых») или новые выборы.

О провале переговоров с несостоявшимися партнерами объявил лидер «свободных демократов» Кристиан Линднер. «Лучше вообще не управлять страной, чем управлять плохо. До свидания», — сказал он. Последние недели он вместе с коллегами по ХДС/ХСС и «Союзу 90/зелеными» Ангелой Меркель и Катрин Геринг-Эккардт пытался найти компромисс по ключевым вопросам внешней и внутренней политики. Встречи нередко заканчивались далеко за полночь, но так ни к чему и не привели.

О том, что договариваться, скорее всего, придется именно в таком составе, стало ясно еще до сентябрьских выборов. Союзник блока ХДС/ХДС по предыдущей «большой коалиции» Социал-демократическая партия Германии (СДПГ) во главе с Мартином Шульцем заранее объявила, что не будет снова делить правительство с партией Меркель. Социал-демократы решили замахнуться на роль не просто младшего партнера очевидного лидера, но и партии большинства в бундестаге. Сам Шульц не скрывал своих канцлерских амбиций.

В итоге это вышло боком обеим сторонам. И ХДС/ХСС, и СДПГ показали на выборах свои худшие результаты за долгие десятилетия — 32,9% (246 из 709 мест в парламенте) и 20,5% (153 места) соответственно. На этом фоне небывалого успеха добилась ультраправая партия «Альтернатива для Германии». Еще на прошлых выборах 2013 года она не попала в бундестаг, не сумев преодолеть барьер в 5%, а теперь стала третьей парламентской силой с 12,6% и 94 местами в зале заседаний.

Сотрудничество с АдГ пока еще остается неприемлемым для всех остальных партий, а потому ХДС и ХСС (два христианских союза традиционно идут на выборы единым блоком) ничего не оставалось, как попытаться создать коалицию с СвДП и «зелеными». Первые заняли четвертое место с 10,7% голосов и 80 местами в Бундестаге, вторые замкнули таблицу тех, кто вообще прошел в парламент нового созыва — шестое место с 8,9% и 67 мандатами.

Либералы из СвДП попали в неоднозначное положение. С одной стороны, они вернулись в бундстаг после четырехлетнего отсутствия. С другой, причиной этого отсутствия, как считается, стало предыдущее сотрудничество с партией Меркель (посты министра иностранных дел и вице-канцлера тогда занимал Гидо Вестервелле). После него рейтинги СвДП резко пошли вниз и восстановились только теперь.

Тем не менее, либералы решили рискнуть и попробовать договориться с ХДС/ХСС и «зелеными». Такой союз уже прозвали «Ямайкой» за соответствие партийных цветов флагу этого островного государства (ХДС/ХСС — черный, СвДП — желтый и зеленый). Вместе три партии получили 55,4% мест в бундестаге, но объединить их не вышло из-за накопившихся противоречий.

Так, ХДС и особенно их более консервативные союзники и ХСС в последнее время выступали за введение квот по притоку беженцев — как на федеральном (не больше 200 тысяч человек в год по сравнению с въехавшими за два года 1,2 миллиона), так и на региональном уровне (тут верхний порог должны устанавливать власти каждой федеральной земли в отдельности).

С самого начала европейского миграционного кризиса Меркель придерживалась противоположной политики: два года назад она открывала границы Германии для всех нуждающихся. То решение она и сейчас считает верным, но в условиях успехов «Альтернативы для Германии» вынуждена была пересмотреть свои взгляды. Оппоненты часто ставили расцвет ультраправых в вину как раз правящему блоку и его мягкой миграционной политике.

««Зеленые» выступают строго против такой верхней границы по приему беженцев. СвДП в этом вопросе нейтральна. А ХДС/ХСС выступают за. Договориться здесь было крайне сложно», — отметил в разговоре с «Профилем» научный сотрудник ИМЭМО РАН Федор Басов.

Окончательное решение по этому вопросу отложено до марта следующего года. Пока все, чего удалось добиться «зеленым», — сохранить за Алжиром, Тунисом и Марокко статус «опасных стран», жители которых имеют право на временное убежище в Германии.

Еще один пункт — профильные экологические требования «зеленых», которые многие называют популистскими. Партия Геринг-Эккардт давно добивается перехода Германии на «чистую» энергетику. Случиться это должно уже в 2025 году. Ближайшая же цель — закрытие 20 угольных электростанций. В СвДП считают это невозможным, особенно в свете того, что сейчас в стране строятся сразу 23 новых таких станции. Министр окружающей среды Питер Альтмайер называет такую политику вынужденной — атомная энергетика слишком опасна (в Берлине помнят аварию на японской Фукусиме шестилетней давности), а альтернативная (ветряные мельницы и солнечные батареи) слишком дорога.

Также «зеленые» собираются пересадить немцев на электромобили, запретив выпуск машин с бензиновыми и дизельными двигателями. Точные сроки тут не называются, но партия сделала этот пункт одним из центральных в своей программе еще в преддверии федеральных выборов. Руководство во главе с сопредседателем Джемом Оздемиром настаивает, что сейчас автоконцерны по всей стране используют картельный сговор, чтобы обходить запреты на выбросы вредных веществ в атмосферу.

Такие планы не могли устраивать СвДП с ее репутацией партии, отстаивающей интересы бизнеса. Из этих же соображений она настаивала на сокращении налогов, в частности, на полной отмене «налога солидарности»: с начала 1990-х с небольшим перерывом граждане и предприятия объединенной Германии платят 5,5% своих доходов на развитие бывшей ГДР. «Зеленые», напротив, лоббируют увеличение налоговой нагрузки, например, возрождение налога на имущество.

«Еще одно разногласие касается обороны и расходов на нее, — продолжает Федор Басов из РАН. — "Зеленые" против их повышения. Они считают, что 2% ВВП, которые Берлин перечисляет в бюджет НАТО, — это предел. Нельзя сказать, что СвДП сильно хочет повысить оборонные траты, скорее, они занимают нейтральную позицию, но и резко сокращать их тоже не собираются».

Наконец, все три партии по-разному партии смотрят и на будущее Европы. Уже бывшие партнеры сходятся в необходимости реформ ЕС, но выдвигают противоположные предложения. «Зеленые» поддерживают французского президента Эмманюэля Макрона и призывают создать единый бюджет для всех стран-членов еврозоны. ХДС/ХСС и СвДП считают недопустимым любое объединение суверенных обязательств — нынешнюю модель с выделением финансовой помощи нуждающимся они считают вполне жизнеспособной.

«Таким образом, можно сказать, что больших претензий именно к ХДС/ХСС ни у кого и не было. Ну, разве что у "зеленых" — по поводу миграционной политики. В остальном можно сказать, что "зеленые" и СвДП не смогли договориться между собой. И такая эмоциональная реакция Линднера вызвана именно несговорчивостью партии Геринг-Эккардт. Я до последнего думал, что коалицию все-таки удастся создать, ведь никто не хочет перевыборов. Но теперь уже не знаю, какое развитие событий предполагать. Видимо, возможны оба варианта: и перевыборы, и коалиция меньшинства», — говорит Басов.

По его словам, второй вариант будет шатким из-за того, что фракции партнеров в парламенте окажутся в меньшинстве, им придется искать поддержки у оппонентов: «По некоторым законопроектам это будет несложно, а по другим чревато парламентским кризисом. И тогда все придет к перевыборам».

Впрочем, такой вариант уже отвергли «зеленые». Их представитель на переговорах Юрген Триттин заявил, что «у Германии должно быть стабильное правительство, и для этого необходимо большинство в парламенте».

«Последний шанс — коалиция черных и желтых, то есть ХДС/ХСС и СвДП. Либералы, хоть и вышли из переговоров, но, может быть, все-таки согласятся сотрудничать с консерваторами, без участия "зеленых"», — надеется собеседник «Профиля».

По закону, на это у них есть чуть больше месяца — правительство должно быть сформировано не позднее, чем через три месяца после выборов, то есть 24 декабря. В противном случае, на авансцену выйдет президент Германии Франк-Вальтер Штайнмайер. Давний член СДПГ, решивший в свое время не бороться с Меркель за место канцлера и спокойно завершить политическую карьеру на президентском посту, он сможет самостоятельно выдвинуть кандидатуру Меркель во главу правительства.

Тогда ей предстоит выдержать голосование в бундестаге. Если с первых двух раз получить абсолютное большинство не удастся, есть третья попытка, на которой достаточно уже большинства простого. Правда, и после этого Штайнмайер сможет либо утвердить ее в должности, либо распустить парламент и назначить перевыборы. Даже при самом благоприятном исходе Меркель, очевидно, ждет очень непростой четырехлетний срок, который, к тому же, как ожидается, должен стать для нее последним.

Политологи не исключают, что кто-то из оппонентов (скорее всего, Мартин Шульц из СДПГ) попробует провернуть трюк, который удался на заре карьеры Гельмуту Колю. В 1980 году будущий объединитель Германии, возглавлявший все ту же ХДС, дал возглавить общий список Францу-Йозефу Штраусу из ХСС, заведомо не имевшему шансов на победу. Коль стал лидером оппозиции и уже через два года, после развала коалиции СДПГ и СвДП, сменил во главе правительства социал-демократа Гельмута Шмидта.

Пока же все участники переговоров, внезапно оборвавшихся в воскресенье, публично сожалеют о неудаче. «Мы считали, что находимся на пути, на котором могли бы достичь соглашения», — сказала Меркель. Уже в понедельник она доложила о произошедшем президенту. «ХДС возьмет на себя ответственность даже в трудные времена и будет действовать ответственно», — подытожила и.о. канцлера.

На провал переговоров уже отреагировали правительства и парламенты разных стран, главы ведущих промышленных профсоюзов Германии и курс евро. Британские власти переживают из-за внезапных сложностей с процедурой Brexit. Профсоюзы беспокоятся о будущем национальной экономики в период неопределенности, а евро падает по отношению к котировкам других валют: на 0,52% — к доллару и на 0,4% — к йене.

КОНТЕКСТ

30.11.2017

Госпрятки

Российские компании и силовики получили право скрывать поставщиков и подрядчиков

21.11.2017

Слово о бедных захватчиках

Школьник из Нового Уренгоя вернулся домой в разгар скандала по поводу его выступления в Бундестаге

08.11.2017

Природная вражда

Ольга Романова покинула Россию после «доноса» замдиректора ФСИН

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ