logo
15.11.2017 |

Помощь в неизбежном

Москва и Каракас договорились о реструктуризации долга Венесуэлы

Фото: shutterstock

Общий размер задолженности южноамериканской страны перед Россией на данный момент составляет 3,15 миллиарда долларов. Выплачивать их теперь можно будет в течение десяти лет, причем первые шесть — по чуть-чуть. Москва — пока единственный кредитор Венесуэлы, который откликнулся на просьбу о глобальной реструктуризации долгов. Более того, помогать партнерам продолжает «Роснефть».

О соглашении, которое подписали в Москве представители правительств двух стран, на своем сайте рассказал Минфин РФ. «Облегчение долгового бремени, предоставляемое республике в результате реструктуризации задолженности, позволит направить высвободившиеся средства на развитие экономики страны, улучшит платежеспособность дебитора, повысит шансы всех кредиторов на возврат ранее предоставленных Венесуэле кредитов», — говорится в сообщении ведомства.

Долг, о котором идет речь, появился в 2011 году. Тогда во время визита в Каракас Игорь Сечин (на тот момент — вице-премьер правительства России) договорился о межгосударственном кредите на 2,2 миллиарда долларов. Правительство тогда еще Уго Чавеса выпустило еврооблигации на эту сумму сроком на восемь лет. Деньги, как ожидалось, пойдут на закупку российских же вооружений.

Однако довольно быстро у заемщика возникли сложности с погашением. Часть платежей поступали своевременно, однако большинство были просрочены. Уже в 2014 году российское правительство согласилось пересмотреть условия: вместо 2019 года погашение частично перенесли на 2022-й. Спустя два года, после очередного пропущенного платежа Москва предоставила новую отсрочку — на этот раз выплатить в 2022 году разрешили уже всю сумму целиком. К тому моменту изначальные 2,2 миллиарда выросли до 2,84 миллиарда (в эту сумму входили проценты за просрочку по ставке 8% годовых и за использование по ставке 12%).

Но даже это не спасло Венесуэлу от нового невыполнения обязательств. Уже весной нынешнего года она саботировала выплату 362 миллионов долларов. Счетная палата тогда доложила, что федеральный бюджет не досчитается 54 миллиардов рублей, и это почти половина от всех выплат по предоставленным Россией зарубежным кредитам в этом году.

Все это, впрочем, не остановило Москву от дальнейшего кредитования Каракаса — теперь уже не напрямую, а через государственную «Роснефть». Компания Игоря Сечина в августе выдала венесуэльской PDVSA аванс за будущие поставки нефти на шесть миллиардов долларов (в дополнение к предыдущим аналогичным договорам на общую сумму в 2,5 миллиарда). По сути, такой платеж является кредитом, ведь по нему предусмотрены проценты на 300 миллионов долларов. Аналитики тогда сходились во мнении, что такой шаг является, скорее, политическим, а не экономическим — к тому моменту из Венесуэлы ушли не только западные, но и российские нефтегазовые компании («Газпромнефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз»).

В октябре Николас Мадуро приезжал в Москву. На встрече с Владимиром Путиным он назвал реструктуризацию текущего долга «предметом переговоров двух правительств». При этом президент заверил, что Венесуэла выполняет все обязательства по своим долга и будет делать это впредь: «У нас есть план B и C. Самые крупные компании мира заинтересованы в том, чтобы закупать нашу нефть и нефтепродукты. Мы создадим для них максимальные условия. Что до обязательств... основные обязательства, которые еще не покрыты, — это североамериканские. Администрация США затрудняет нормальный ход переговоров между нами и держателями облигаций».

При этом совсем недавно страна едва не столкнулась с дефолтом. Он мог наступить 15 октября, но Каракас все же нашел деньги на очередные выплаты. Его общий (по обязательствам правительства и PDVSA) долг на данный момент, по оценкам аналитиков, составляет от 100 до 150 миллиардов долларов (точную оценку произвести невозможно из-за дополнительных претензий поставщиков и бывших владельцев национализированных активов, которые массово обращаются в суды).

В начале ноября Мадуро объявил гражданам и инвесторам, что собирается полностью реструктурировать все имеющиеся обязательства. Сделать это будет сложно, поскольку Венесуэла находится под санкциями, которые запрещают держателям облигаций покупать новые бумаги, а американским банкам вести любые переговоры и участвовать в сделках подобного рода. Под персональными санкциями находится и вице-президент Тарек Эль-Аиссами, которого Мадуро назначил главой комиссии по переговорам (официально — по «борьбе с финансовым преследованием Венесуэлы»).

Однако эксперты отмечают интересную деталь: Мадуро заявил, что во время переговоров Каракас будет платить по долгам. Это лишает инвесторов стимулов к какой-либо реструктуризации, ведь в противном случае они смогут защищать свои интересы через арест активов должника, в том числе и нефтяных поставок.

Пока власти ведут переговоры, рейтинговые агентства все-таки фиксируют дефолт страны по валютным обязательствам. Накануне S&P опустило рейтинг правительственных еврооблигаций до уровня SD из-за отказа от отдельных выплат (что идет вразрез со словами Мадуро). Fitch, в свою очередь, пересмотрело показатели бумаг PDVSA — с уровня СС (возможен дефолт) до С (дефолт неизбежен). Оплачивать просроченные долги будет крайне сложно — по последним оценкам, золотовалютные резервы страны сократились до десяти миллиардов долларов.

И вот на этом фоне Россия пока остается единственной, кто пошел навстречу южноамериканскому партнеру и согласился пересмотреть условия кредитования. Теперь рассчитаться с Москвой Каракас должен до 2027 года. В ближайшие шесть лет, как говорится в сообщении Минфина, объем платежей будет минимальным.

КОНТЕКСТ

09.06.2018

Россия и футбольная геополитика

На футбольной карте мира наша страна всегда занимала довольно скромное место

09.02.2018

Праздник на улице WADA

Спортивный арбитраж не допустил 45 российских атлетов до Олимпиады в Пхенчхане

08.02.2018

Отели на финишной прямой

В городах чемпионата мира в 2018 году откроется еще 18 брендированных гостиниц

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас