28.08.2017 | Алексей Баусин

До последнего талиба

США и Россия сошлись в Афганистане

Фото: US Air Force⁄Flickr

На минувшей неделе Дональд Трамп объявил, что США намерены воевать в Афганистане с террористами до победного конца. В Москве говорят, что американские методы борьбы с терроризмом неэффективны. Возможно ли сотрудничество Москвы и Вашингтона на афганском направлении в ситуации, когда отношения между двумя странами стремительно перерастают в новую «холодную войну»?

Армии и народу

Для презентации своей политики в отношении Афганистана Дональд Трамп выбрал базу Форт-Майер в Арлингтоне (штат Вирджиния). Где он и выступил в минувший понедельник со специальным обращением «к армии и американскому народу». От Трампа уже давно ждали, что он как-то сформулирует свою позицию в отношении самой длительной военной операции американских вооруженных сил. Суть заявленной 45‑м президентом стратегии можно резюмировать так – «будем мочить в сортире».

Трамп особо подчеркнул, что «американская военная сила отныне не будет использована для того, чтобы строить демократии на отдаленных территориях или пытаться перестроить другие страны на свой лад». Главная их задача – борьба с терроризмом. И никто уже не ставит никаких конкретных временных рамок пребывания американцев в Афганистане. Все будет зависеть исключительно от того, как будет развиваться ситуация «на земле».

При этом полномочия американских вооруженных сил в борьбе «с террористическими и преступными сетями» в Афганистане будут расширены. «Мы не занимаемся строительством наций… Мы убиваем террористов, – заявил Трамп. – Убийцы должны знать, что им негде укрыться, что американская мощь и американское оружие настигнет их везде. Возмездие будет быстрым и мощным».

В общем и целом использование террористической угрозы во внутриполитических целях – прием отнюдь не новый. Авторство фразы про сор-тир принадлежит Владимиру Путину, который в столь жестких терминах описывал политику борьбы с терроризмом в свою бытность еще премьер-министром в 1999 году.

Как поговаривают злые американские аналитики, от Трампа ждали неких жестких заявлений. В ситуации, когда его политические противники уже в открытую задаются вопросом «А этот миллиардер вообще может управлять страной?», Трампу нужно было продемонстрировать высокий стиль.

«Когда мы прекратим транжирить деньги на восстановление Афганистана? Сначала мы должны восстановить свою страну» – такую запись оставил Трамп в своем Twitter в 2011 году. Но, въехав в Белый дом, миллиардер был вынужден модифицировать свою оптику. «Мои инстинкты изначально подсказывали мне уйти [из Афганистана], и я исторически люблю действовать согласно инстинктам. Однако всю жизнь мне говорили, что решения будут совсем иные, когда ты сядешь за стол в Овальном кабинете», – заявил Трамп на базе Форт-Майер.

Американские эксперты считают, что Трамп прислушался к мнению своих генералов. Видимо, они сумели убедить его, что если экспедиционный корпус уйдет из Афганистана, то повторится иракская история. Когда после восьмилетней «командировки» американские военные ушли из Ирака, туда тут же хлынули террористы всех мастей.

Сейчас в Афганистане дислоцированы примерно 13 тыс. военнослужащих международной коалиции, в том числе около 8,4 тыс. американских солдат и офицеров. Они занимаются обучением афганских подразделений, а также проводят контртеррористические операции.

Телеканал Fox News сообщил, что Трамп уже подписал приказ об отправке в Афганистан еще 4 тыс. американских военных. Но скептики задаются вопросом: сработает ли новая стратегия Трампа? Ведь было время, когда экспедиционный корпус насчитывал более 100 тыс. человек. Но радикаль-но ситуацию переломить и тогда не удалось.

Фото: EPA⁄Vostock Photo
Дональд Трамп решил заняться в Афганистане исключительно борьбой с терроризмом, а строительство «нового сияющего мира» отложил на потомФото: EPA⁄Vostock Photo

В поисках выхода из тупика

Сразу после выступления Трампа Госдепартамент распространил заявление госсекретаря Рекса Тиллерсона, в котором отмечалось, что Соединенные Штаты готовы поддержать мирные переговоры между правительством Афганистана и движением «Талибан» без предварительных условий.

«Мы ясно говорим «Талибану», что ему не удастся победить на поле боя. Но у «Талибана» есть путь к миру и политической легитимности, которые можно обрести с помощью политического урегулирования на основе переговоров и с целью прекращения войны», – отмечал Тиллерсон.

Радикальное исламское движение «Талибан» (в 2003 году Верховный суд России признал его террористической организацией) зародилось в середине 80‑х годов на территории Пакистана близ афганской границы. Талибы, поставившие перед собой задачу ввести в стране законы шариата, к 1996 году взяли под свой контроль около 70% всей территории Афганистана.

Искоренением талибов США занялись после терактов 11 сентября 2001 года, организованных «Аль-Каидой» (запрещена в России). Талибы отказались выдать террористов, базировавшихся на территории Афганистана. И уже в октябре этого года США и Великобритания начали операцию «Несокрушимая свобода». В ходе этой операции погибли более 20 тысяч мирных жителей, более двух тысяч американских солдат и более тысячи военнослужащих международной коалиции.

В 2014 году предшественник Трампа Барак Обама объявил об окончании крупных боевых операций. Предполагалось, что на территории Афганистана останется лишь несколько тысяч американских солдат, которые будут играть вспомогательную роль. Талибы тут же решили взять реванш. Непопулярное правительство в Кабуле, обвиняемое в коррупции, мало что могло им противопоставить. По данным американских официальных лиц, если в ноябре 2015 года центральные власти удерживали под полным контролем 72% территории страны, то в ноябре 2016-го – 57%.

Есть много объяснений, почему США не смогли построить в Афганистане образцово‑показательное государство и победить талибов. Одни эксперты говорят, что войск было недостаточно, другие указывают на этнические противоречия в стране и дырявые границы с соседями.

«Говорить о провале американской стратегии нельзя, своих целей – истинных, а не тех, что декларировались, – США достигли», – считает глава секции Афганистана Института востоковедения РАН, эксперт РСМД Рамазан Дауров. «Война против террора помогла США сплотить вокруг себя союзников. Колоссальные военные затраты на эту операцию позволили поддержать на плаву американскую экономику. Эти же средства не ушли на помощь афганскому народу. Кроме того, надо учитывать географическое положение этой страны. Нахождение на этой территории всего лишь нескольких военных баз позволяет США решать колоссальное количество вопросов», – полагает Дауров.

Фото: US Air Force⁄Flickr
Фото: US Air Force⁄Flickr

Враг моего врага

Отношение Москвы к американской операции менялось со временем. В 2001 году Москва поддержала действия коалиции и в дальнейшем даже закрыла глаза на размещение американских военных баз в республиках Центральной Азии. Через территорию России шел транзит грузов для международной коалиции. Но в последние несколько лет в Москве все чаще говорят, что США в Афганистане потерпели поражение. «Военная операция международной коалиции во главе с США, к сожалению, спокойствия туда не принесла», – заявил министр обороны Сергей Шойгу на совещании министров обороны государств – членов ШОС в Казахстане в июне этого года. При этом, как особо отмечают в Москве, в Афганистане усиливаются позиции ИГ (запрещено в РФ). Сейчас игиловцев там насчитывается порядка трех тысяч человек, многие из них – выходцы из Центральной Азии.

Под флагами «Талибана» воюют примерно 35 тыс. боевиков. Если талибы не претендуют на территории за пределами Афганистана, то ИГ прямо говорит о создании «халифата», который будет распространяться на территорию государств Центральной Азии.

Но в адрес Москвы тоже летят обвинения. В марте этого года верховный главнокомандующий Объединенными Вооруженными силами (ОВС) НАТО в Европе американский генерал Кертис Скапарротти заявил, что Россия за последнее время увеличила влияние на «Талибан» и, возможно, даже приступила к оказанию ему поддержки.

«Генералу Скапарротти следовало бы требовать от подчиненных уделять больше внимания качественному планированию операций против «Талибана», вместо того чтобы оправдывать неудачи в Афганистане мифическим влиянием «руки Москвы», – парировал тогда официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков.

«Они стараются убедить талибов сражаться с силами ИГ», – говорил в мае этого года директор Разведывательного управления министерства обороны США (РУМО) Винсент Стюарт на слушаниях в сенате. «Они ведут этот диалог, потому что хотят участвовать в решении проблемы в Афганистане», – отметил Стюарт.

Эту тему затронул на минувшей неделе и госсекретарь Рекс Тиллерсон. Отвечая на вопрос журналистов, он заявил, что возможные поставки российского оружия талибам – это, безусловно, нарушение международных норм.

В Москве сам факт контактов с талибами и не скрывают. Но при этом все обвинения в поставках им вооружений жестко отметают. «До сих пор мы объясняли наличие у нас контактов с талибами двумя вещами – во‑первых, решением практических вопросов, от которых зависит безопасность наших граждан и учреждений в Афганистане, а во‑вторых, побуждением талибов к диалогу с правительством, официальными властями Афганистана на основе критериев (обращаю на это внимание), установленных Советом Безопасности ООН», – заявил на минувшей неделе глава МИД Сергей Лавров. Критерии СБ ООН для талибов – это размежевание с террористами, прекращение вооруженной борьбы и уважение конституции Афганистана.

Впрочем, у Москвы есть и свои претензии к «американским партнерам». Российские дипломаты неоднократно говорили о том, что в Афганистане «неопознанная авиация» перебрасывает боевикам ИГ оружие и боеприпасы. «Если это очередная попытка использовать экстремистов в качестве временных союзников, для того чтобы достичь каких-то целей, то это абсолютно близорукая тактика», – говорил в мае этого года Сергей Лавров.

Диалог глухих

Рекс Тиллерсон на днях заявил, что США вели переговоры с Россией о роли, которую она может сыграть в Афганистане. Но насколько реально это сотрудничество?

«Вроде бы мы нашли какие-то возможности решать совместно проблемы в Сирии. Но говорить о Сирии как о некоей универсальной модели, которую можно будет использовать в других «горячих точках», я бы не торопился, – отмечает директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов. – Тем более что в конгрессе сейчас говорят о том, чтобы свернуть всякие контакты с Россией».

Когда в конце 70‑х годов Советский Союз вторгся в Афганистан, чтобы поддержать местное просоветское правительство, администрация Джимми Картера ввела экономические санкции и призвала к бойкоту Московской Олимпиады. В рамках стратегии по «сдерживанию советской экспансии» ЦРУ активно вооружало и тренировало местных исламистов.

Готова ли Россия приступить к «сдерживанию» США в Афганистане? «В международной политике нет моральных ограничителей, главное здесь – голый государственный интерес, как его понимает политическая элита того или иного государства. Теоретически этого исключать нельзя», – говорит Валерий Гарбузов.

КОНТЕКСТ

10.05.2017

Война до победных переговоров

Соединенные Штаты собираются увеличить военный контингент в Афганистане

14.04.2017

«Кузькина мать» Дональда Трампа

Сильнейшая в мире неядерная бомба убила 36 исламистов в Афганистане

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ