21.08.2017 | Марианна Беленькая

Фельдмаршал соблазняет контрактами

Почему ливийские политики зачастили в Москву

На переговорах с российскими дипломатами фельдмаршал Халифа Хафтар просил посодействовать в снятии с Ливии эмбарго на поставки вооружений Фото: МИД РФ

Третий визит за 14 месяцев. Ни один влиятельный зарубежный политик не посещает Москву так часто, как командующий так называемой Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар – человек, который претендует на единоличный контроль над разорванной гражданской войной страной. И он как никогда близок к осуществлению своих желаний.

Приехал победителем

Со времени последнего визита в Москву в декабре Хафтар одержал победу над исламистами в Бенгази – втором по значимости и величине городе Ливии, а также заставил считаться с собой европейские столицы. Выжидательную позицию пока занимает администрация президента США Дональда Трампа, но и в Вашингтоне активно действует прохафтаровское лобби.

14 августа Хафтар провел переговоры с главами МИД и Минобороны России Сергеем Лавровым и Сергеем Шойгу. Фельдмаршал приехал как победитель и сразу обозначил, что ему нужно и что он может предложить взамен.

«Вы наверняка знаете те огромные жертвы, на которые идет Ливийская национальная армия, для того чтобы уничтожить терроризм… И все это в условиях продолжающегося эмбарго на поставки оружия, в то время как у террористов была неограниченная поддержка финансами и оружием. Все эти бои закончились объявлением об освобождении Бенгази и взятием Ливийской национальной армией под контроль всех нефтяных месторождений, нефтяных портов и военных баз в стране. Таким образом, не менее 90% территории страны было освобождено», – заявил фельдмаршал в ходе переговоров с Лавровым в присутствии журналистов.

Смысл сказанного прост – дайте деньги и оружие (для начала пролоббируйте снятие эмбарго на его поставки в СБ ООН), взамен получите нефть.

По итогам встречи с Лавровым Хафтар заявил, что ни о какой конкретной роли России в ливийском урегулировании речь не шла, хотя любые инициативы приветствуются.

Одной из таких инициатив в теории может стать встреча на российской территории Хафтара и его политического оппонента, главы правительства национального согласия Фаиза Сараджа. Такую возможность не исключил в беседе с «Коммерсантом» глава российской контактной группы по внутриливийскому урегулированию при российском МИД и Госдуме, помощник главы Чеченской Республики Лев Деньгов. Он также подчеркнул, что Москва не делает ставку только на Хафтара, а пытается выстраивать отношения с разными политическими силами в стране. В частности, в сентябре, возможно, в Россию приедет Сарадж – тоже не первый раз за год. Деньгов рассказал и о визите российской делегации в Мисурату – один из городов, чьи вооруженные формирования так хочет подчинить Хафтар.

В Ливии Москва учла сирийский опыт, когда важно наладить контакты со всеми сторонами конфликта и застолбить территорию. Особенно когда на кону – потенциальные нефтяные контракты и военные сделки. Нелишне показать конкурентам на Западе свои возможности и связи, а также намекнуть, что в случае чего можно и пригрозить кулаком. Но бороться за отмену эмбарго, пока не решен политический конфликт, Москва не будет. Тем более здесь понимают, что реальную политику в Ливии вершат региональные государства, а Запад и Россия для них – всего лишь источник политического влияния и инвестиций, а также потенциальная военная поддержка в случае необходимости.

Региональная игра

Хафтар – в первую очередь креатура ОАЭ и Египта. Его стремительный взлет начался в 2014 году, когда эти две страны при активном участии Саудовской Аравии выступили против Катара, обвинив последний в поддержке терроризма и вмешательстве во внутренние дела соседей по региону. Хафтар оказался удачным вложением средств.

Непризнанный генерал, на которого когда-то махнуло рукой ЦРУ, за три года превратился в одного из самых влиятельных игроков в Ливии. Гораздо более влиятельного, чем правительство национального согласия, которое было признано международным сообществом единственной легитимной властью в стране на основе Ливийского политического соглашения, подписанного в декабре 2015 года в марокканском городе Схират. По сути, эта легитимность является единственным преимуществом Сараджа, не имеющего влияния даже на вооруженные группировки, действующие на управляемой из Триполи территории. Бизнесмен Сарадж так и не смог добиться национального примирения в Ливии и привести страну к новым парламентским выборам. Однако отказаться от схиратских соглашений международное сообщество не может, они в любом случае являются картой по выводу Ливии из кризиса (другую придумать сложно), просто делать это должны другие люди, раз не смог Сарадж. Но вывести его из игры нужно легитимно.

25 июля в Париже Хафтар и Сарадж договорились об установлении режима прекращения огня, а также проведении выборов при появлении соответствующей возможности. Оба политика были приглашены во французскую столицу президентом республики Эммануэлем Макроном, что вызвало ревность Италии, считающей себя основной европейской державой в Ливии. Однако и Макрон не может похвастаться тем, что достижение соглашения – его заслуга. Аналог документа появился еще зимой, когда делегации во главе с двумя ливийскими политиками приехали в Каир. Тогда прямые переговоры между Хафтаром и Сараджем не состоялись, но диалог был начат. В начале мая встречу политиков все же удалось организовать в Абу-Даби. И вот третья попытка за год в Париже увенчалась наконец успехом. Другой вопрос – надолго ли, ведь после парижской встречи Триполи и Тобрук повздорили из-за того, что Сарадж договорился с Римом о совместной операции против нелегальной миграции без участия Хафтара и палаты представителей. Впрочем, недовольные были не только на востоке страны, но и в Триполи. Италии пришлось умерить свои желания и ограничить операцию. И это еще один момент, продемонстрировавший миру влияние Хафтара и бессилие Сараджа.

После Бенгази Хафтар чувствует себя очень уверенно, и для него диалог с Сараджем – это путь к официальному международному признанию. А у Сараджа просто нет выбора. Остается вопрос с вооруженными группировками, которые так мечтал подчинить себе Хафтар.

В первую очередь фельдмаршалу надо договориться с «мисуратскими бригадами», которые в конце прошлого года при поддержке американских военных освободили от ИГ (запрещено в России) город Сирт. Без этого ни о какой действительно единой армии для Ливии речи быть не может. Еще полгода назад Хафтар был весьма категоричен по отношению к мисуратским «коллегам». Так, в декабре он говорил о победе в Сирте, как об игре между различными военными группировками. В июле, после того как ему самому удалось освободить Бенгази, Хафтар назвал освобождение Сирта «национальным достижением» и призвал военных в Мисурате к диалогу. Однако здесь по-прежнему велико влияние Катара. Почти одновременно с визитом Хафтара в Москву мисуратские военные отправились в Доху, где их заверили в поддержке. Впрочем, среди лидеров в Мисурате начался раскол. Часть влиятельных городских политиков обвинила военных в самоуправстве, ибо они отправились в Катар без согласования с Триполи, которому должны подчиняться. Кроме того, эти критики в начале августа сами побывали в Каире, где провели переговоры с представителями территорий, подконтрольных Хафтару. Теперь все зависит, какая фракция перетянет в Мисурате, а вернее кто кого – Каир или Доха. Ситуацию обостряет и кризис вокруг самого Катара. Доха при желании может очень сильно навредить соседям именно через Ливию. И нет другого варианта, как сначала решить проблему Катара.

Следующий вопрос – готовы ли все задействованные в ливийском конфликте силы признать одного лидера и начать договариваться с ним. Все-таки ситуация не выглядит сейчас столь плачевно, как в Сирии, где нет лидера, который устроил бы хотя бы 2/3 страны. Хафтар, несмотря на множество оговорок, близок к этому результату. Других вариантов пока не просматривается. Ливия может получить нового Муамара Каддафи, просто не столь эксцентричного и не угрожающего внешнему миру. А все что будет происходить внутри Ливии, никого не касается – лишь бы нефтяные компании могли спокойно работать в этой стране.

КОНТЕКСТ

21.02.2017

Новый повелитель песков

Зачем Россия пытается посредничать в Ливии

23.12.2016

Угонщики ливийского лайнера сдались властям

Угонщики ливийского лайнера сдались властям

23.12.2016

Угонщики ливийского самолета потребовали создания каддафистской партии

Угонщики ливийского самолета потребовали создания каддафистской партии

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ