08.08.2017 | Алексей Афонский

В знак скромной дружбы

США выразили готовность помочь Родриго Дутерте победить исламистов на Филиппинах

Фото: Sherbien D/BarcroftMedia/TASS

Пентагон разрабатывает план военной операции на Филиппинах для борьбы с боевиками ИГИЛ (запрещена в России). О ее начале может быть объявлено уже сегодня. Проблема существует уже несколько столетий, со времен испанского колониального господства, и решить ее окончательно будет трудно, считают политологи. Но у нынешних властей есть шанс справиться с ситуацией на Минданао. Для этого надо согласиться на помощь Вашингтона, с которым Дутерте конфликтует с самого прихода к власти.

О планах военного ведомства США покончить с исламистами на Филиппинах рассказал телеканал NBC. По данным его источников, Вашингтон обеспокоен угрозой, которую орудующие на островах боевики представляют для союзников США в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Чтобы нейтрализовать террористов, планируется атаковать их позиции с воздуха, предположительно, беспилотниками. Одновременно филиппинская армия будет проводить наземную операцию в провинции Минданао, куда входит второй по величине остров страны вместе с близлежащим архипелагом.

Эти территории традиционно населяют сразу несколько народностей, объединенных общим названием моро. В отличие от большей части населения Филиппин, которая под влиянием испанских колонизаторов (в 1574-1898 гг.) приняла католичество, моро продолжают исповедовать ислам суннитского толка. Само название моро местным жителям тоже дали испанцы — из-за созвучности со словом мавры. В 1898 году Мадрид проиграл испано-американскую войну и вынужден был передать контроль над Филиппинами США (полную независимость страна обрела только 48 лет спустя).

С конца XVI века все правительства Манилы пытались укрепить свою власть над Минданао и близлежащими островами. Для этого на юг Филиппин активно переселяли христиан из других частей страны и давали им в пользование земли, веками принадлежавшие мусульманам. Это привело к тому, что значительная часть населения моро радикализировались и стали бороться за независимость от Манилы. Лидер сепаратистского движения Нур Мисуари в 1971 году основал Национально-освободительный фронт моро (НОФМ) — террористическую, по сути, организацию.

Через пять лет при посредничестве ООН, организации Исламская конференция (с 2011 года называется Организацией исламского сотрудничества) и Муаммара Каддафи в столице Ливии Триполи было подписано мирное соглашение между НОФМ и правительством Филиппин. Центральные власти согласились предоставить жителям Минданао широкую автономию, но сделано это было только в 1989 году. Не дождавшись, пока условия соглашения будут выполняться, от НОФМ откололись наиболее радикальные члены. Они напомнили своим бывшим соратникам, что те в свое время обязались вести джихад вплоть до создания независимого шариатского государства на Минданао.

Новая организация взяла название Исламский освободительный фронт моро (ИОФМ) и несколько десятилетий отказывалась от мирных переговоров с властями. Даже долгожданное создание на Минданао в 1989 году автономного региона с собственным правительством в 1989 году не подтолкнуло их к примирению.

В начале 1990-х от ИОФМ откололись несколько еще более радикальных движений. Самые крупные и известные из них — «Мауте» и «Абу Сайяф». Обе в 2014 году присягнули на верность ИГИЛ и ее лидеру Абу Бакру аль-Багдади, обе регулярно устраивали теракты и похищения в разных частях страны, особенно на юге. Однако в полную силу боевики заявили о себе в мае 2017 года, напав на город Марави. До сих пор неясно, кто спровоцировал столкновения. По официальной версии властей, армия начала наступление на город, чтобы задержать лидера «Абу Сайяфа» Иснилона Хапилона, и встретила отпор боевиков. По другим данным, первыми начали сами террористы. Так или иначе, уже в первые дни конфликта им удалось захватить университет, больницу, церковь, городскую тюрьму Марави, главную улицу и даже военную базу в окрестностях. Город был взят в осаду.

Сразу после начала боев президент Родриго Дутерте ввел на Минданао военное положение. Сам он в это время находился с визитом в Москве, который вынужден был прервать. На встрече с Владимиром Путиным, которая состоялась на два дня раньше запланированного, он заявил о готовности закупать российское оружие. «Я приехал, чтобы заручиться поддержкой и попросить вашей помощи. Наша страна нуждается в современных вооружениях. У нас были некоторые заказы в США, но там ситуация не вполне ясна. Чтобы бороться с ИГИЛ, нам нужно современное оружие», — говорил Дутерте. Российские СМИ вместе с ним называли нападавших членами непосредственно ИГИЛ (а не присягнувших ему местных группировок).

К тому моменту недавно избранный президент уже успел поругаться со своим американским коллегой Бараком Обамой: осенью он назвал его «сукиным сыном» в ответ на критику своих методов борьбы с наркоторговлей. Правда, на следующий день Дутерте пожалел о своих словах и извинился, но запланированная личная встреча с Обамой уже была отменена. Еще раньше он обвинял Вашингтон в проблемах на Минданао, где и до мая нынешнего года периодически вспыхивали беспорядки. «На самом деле мы получили это в наследство от Соединенных Штатов. Почему? Потому что они оккупировали нашу страну и поработили наш народ», — горячился Дутерте.

Такие заявления были совсем не характерны для предыдущих президентов Филиппин — после обретения независимости от США страна сохранила тесные партнерские отношения с Вашингтоном. Однако Дутерте переломил эту тенденцию, сразу после вступления в должность прошлым летом он дал понять, что поменяет внешнеполитический курс и будет сближаться с Москвой и Пекином. Уже этой весной филиппинский лидер отклонил предложение о встрече от Дональда Трампа, сославшись на занятость. Тогда же он еще раз заявил, что не будет покупать оружие у США, хотя Трамп все же назвал их телефонный разговор «очень дружелюбным».

Теперь Пентагон все-таки готовится нанести воздушный удар по позициям «Мауте» и «Абу Сайяфа», чтобы помочь правительственным войскам. Еще в июле генерал Пол Сельва доказывал Конгрессу США необходимость операции, которой, к тому же, должно быть присвоено официальное название. «Террористические организации находятся на подъеме. В особенности это касается юга Филиппин. И я думаю, что нам нужно восстановить там операцию с официальным названием. Это не только поможет с ее финансированием, но и позволит Тихоокеанскому командованию США лучше взаимодействовать с местными силами безопасности», — утверждал военный, напоминая, что последние 15 лет на Филиппинах действует американский отряд специальных операций Trident («Трезубец»).

В понедельник об этом же говорил госсекретарь Рекс Тиллерсон, прилетевший в Манилу на встречу стран-членов АСЕАН (Ассоциации государств Юго-Восточной Азии). «Мы регулярно снабжаем филиппинское правительство свежими разведданными. Недавно мы передали им несколько самолетов Cessna и боевых дронов, чтобы они могли лучше понимать, что происходит на земле», — отметил чиновник.

При этом он уточнил, что помощь Маниле в борьбе с исламистами не идет вразрез с общей позицией Белого дома, который по-прежнему осуждает Дутерте за жестокость и внесудебные убийства в рамках антинаркотической кампании — за прошедший год полиция и специальные отряды убили и похитили более девяти тысяч человек.

К обвинениям присоединяются и правозащитники — они припоминают Дутерте его собственные слова. В прошлом году президент сознался, что участвовал в массовых расправах над предполагаемыми преступниками в бытность мэром города Давао — главного порта Минданао. «У всех есть ужасный послужной список внесудебных убийств. Зачем делать из этого проблему, когда речь идет о борьбе с преступниками?» — обычно отвечает на это филиппинский лидер.

Несмотря на плохие отношения с большинством американских чиновников (в конце июля Дутерте, ко всему прочему, заявил, что никогда не поедет в «паршивую Америку»), он смог найти контакт с Тиллерсоном. «Я ваш скромный друг в Юго-Восточной Азии», — сказал президент Филиппин главе Госдепартамента США.

США никогда не воспринимали слова Дутерте всерьез и весь последний год были настроены на сотрудничество с ним, считает научный сотрудник Центра изучения Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дарья Панарина. «На протяжении всего последнего года американская сторона неоднократно заявляла, что она сохраняет и дипломатические, и политические отношения с Филиппинами. Они очень осторожно давали понять, что, несмотря на формулировки Дутерте, их отношения все равно остаются в силе. Поэтому я думаю, что больших трудностей у них возникнуть не должно», — отметила Панарина в разговоре с «Профилем».

В целом, на совместную военную операцию востоковед смотрит со сдержанным оптимизмом: «Если соотношение сил в пользу американских и филиппинских военных, все должно получиться. За исключением последнего года, армии обеих стран регулярно проводили учения. Другое дело, что боевиков сложно будет победить окончательно. Их нельзя просто вырезать под корень и таким образом решить проблему. Потому что постоянно приходят новые члены и далеко не всегда по идеологическим соображениям. Очень часто это просто люди, которые готовы зарабатывать легкие деньги — в Филиппинах очень высокий уровень бедности. Но, по крайней мере, на некую передышку Дутерте, скорее всего, сможет рассчитывать, с тем чтобы попытаться еще раз провести с этими группировками переговоры».

КОНТЕКСТ

11.08.2017

Вспомогательный канал

ФБР раскрыла схему финансирования исламистов через онлайн-аукцион eBay

29.06.2017

Антивирус под подозрением

В Сенате США предложили запретить Пентагону использовать программное обеспечение «Лаборатории Касперского»

16.06.2017

Пациент скорее мертв

Минобороны не уверено в том, что удалось ликвидировать главаря ИГ Абу Бакра аль-Багдади

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ