31.07.2017 | Марианна Беленькая

Призрак восстания

Кто заинтересован в обострении палестино-израильского противостояния

Фото: EPA/Vostock Photo

Россия всегда готова организовать в Москве встречу президента Государства Палестина Махмуда Аббаса и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху, заявил на минувшей неделе заместитель постоянного представителя России при ООН Владимир Сафронков. Администрация Дональда Трампа также активизировала консультации с Израилем и Палестиной. Всплеск дипломатической активности вполне объясним – перед Израилем возник призрак новой интифады (палестинского восстания).

На фоне происходящих на Ближнем Востоке событий палестино-израильский конфликт выглядел до сей поры как застоявшееся болото. Единичные теракты, дежурные заявления политиков и никаких переговоров, которые могут изменить статус-кво. Все поменялось за один день. Слишком взрывоопасно это болото, достаточно поднести спичку. В этот раз роль спички сыграли металлодетекторы, установленные израильскими властями при входе на Храмовую гору в Иерусалиме. Позднее это решение было отменено. Но успокоится ли ситуация?

Что произошло

В пятницу, 14 июля трое вооруженных арабов, граждан Израиля, убили двух израильских полицейских оружием, спрятанным заранее на Храмовой горе. В ответ Израиль ввел дополнительные меры безопасности при входе в комплекс, где находятся мечети Аль-Акса и Куббат ас-Сахра. Израильтяне начали устанавливать металлодетекторы. Мусульмане сочли это посягательством на их религиозные права и ограничение суверенитета, ведь Храмовая гора – фактически единственное место, где палестинцы, по их словам, чувствуют себя свободными от оккупации. Как снежный ком среди палестинцев росли слухи, что Израиль намерен в одностороннем порядке изменить статус Иерусалима и Храмовой горы.

Религиозные лидеры призвали верующих отказаться от прохода через установленные рамки. Вместо этого предписывалось проводить молитву у стен Старого города. В итоге все обернулось новыми столкновениями с полицией и новыми жертвами. По данным палестинского Красного полумесяца, за 10 дней пострадали около 900 человек. 21 июля, в пятницу, погибли четыре палестинца. В тот же день палестинский террорист проник на территорию еврейского поселения на Западном берегу реки Иордан и напал с ножом на мирно ужинавшую семью. Он убил троих израильтян. За полтора часа до убийства 20летний Омар аль-Абед оставил на своей странице в Facebook пост, в котором написал, что не может спокойно жить, видя происходящее у Аль-Аксы.

Тех, кто готов последовать примеру аль-Абеда, десятки. В 2015–2016 годах Израиль столкнулся с «интифадой одиночек», или «интифадой ножей». Она также была спровоцирована событиями на Храмовой горе, когда полиция попыталась разоружить арабскую молодежь, собравшуюся в мечети Аль-Акса, чтобы сорвать проход на Храмовую гору религиозных евреев накануне празднования еврейского Нового года. Постепенно массовые беспорядки в Иерусалиме перешли в одиночные акции террористов. Но в последнее время израильские силы безопасности смогли взять ситуацию под контроль.
Изменилась и геополитическая ситуация. Идея «сопротивления израильской оккупации» потеряла привлекательность для многих арабских политиков. Напротив, реальностью стал союз Израиля с Саудовской Аравией, основанный на противостоянии иранскому влиянию в регионе. Израильские и палестинские власти активно сотрудничали в сфере безопасности, противостоя ХАМАС.

Фото: EPA/Vostock Photo
Фото: EPA/Vostock Photo

Но многих в регионе, в том числе и в Палестине, такой расклад не устраивал. Нужен был повод, чтобы взорвать ситуацию и держать всех в напряжении на протяжении долгого времени. Не все успели заработать политические дивиденды за 10 дней, прошедших с начала конфликта и до решения Израиля демонтировать металлодетекторы и видеокамеры.

27 июля религиозные лидеры дали согласие верующим вернуться на Храмовую гору. Муфтий Иерусалима призвал закрыть в пятницу все мечети в городе, чтобы как можно больше мусульман пришло в Аль-Аксу отпраздновать победу. Впрочем, празднования начались еще в ночь на четверг, когда были демонтированы последние устройства. Решение возобновить молитвы на Храмовой горе приветствовал и глава Палестины Махмуд Аббас. По его мнению, победа стала возможной потому, что все палестинцы, как один, без страха и колебаний стояли на своем.

Аббас – один из тех, кто абсолютно не был заинтересован в том, чтобы конфликт разрастался: чем больше жертв, тем больше сторонников радикальных мер. Но он не мог открыто выступить против тех, кто нагнетал ситуацию. Иерусалим и Аль-Акса – это красные линии, игнорировать которые никто из арабских политиков не имеет права. Однако народные мирные протесты в Иерусалиме и победа палестинцев играют ему на руку. Появился лишний повод указать международным посредникам, что необходимо вернуться к переговорам о статусе Иерусалима, и ситуация не может оставаться без решений. Новый взрыв может произойти в любой момент.

Кого обрадует интифада

Вопрос о статусе Иерусалима формально объединяет всех палестинцев. Вернее, не объединяет, а активизирует соперничество – кто истинный защитник Иерусалима и Аль-Аксы?

Так случилось и на этот раз. ХАМАС и ФАТХ – две враждующие силы, поделившие между собой Палестину, – выступили фактически с идентичными заявлениями о недопустимости посягательства израильтян на Храмовую гору. Оба движения призвали к Дню гнева у стен Аль-Аксы. Они же еще в начале прошлой недели запланировали акции протеста против израильской армии во всех палестинских населенных пунктах на пятницу, 28 июля.

Внутри ФАТХ разжиганием страстей занимались многие политики из окружения Аббаса. Источники аналитического портала «Аль-Монитор» утверждают, что Израиль предоставил сотрудничающим с ними палестинским силам безопасности список членов ФАТХ, которые ​подстрекают молодежь. Номером один в списке идет заместитель Аббаса в ФАТХ Мухаммед аль-Алуль. Он был назначен на этот пост в феврале, чтобы отодвинуть на второй план такие популярные и влиятельные фигуры среди палестинцев, как Джибриль аль-Раджуб и сидящий в израильской тюрьме Марван аль-Баргути. Сейчас аль-Алуля называют одним из возможных преемников палестинского лидера. Очевидно, что он не остановится, так как фактически уже начал борьбу за кресла главы ФАТХ и главы Палестины. И не в его интересах, так же, как не в интересах других лидеров ФАТХ, чтобы волна протестов сошла на нет. Им нужно восстановить свою популярность среди молодежи. Важно и не отдать все лавры «сопротивления» ХАМАС и другим радикальным группировкам. Но есть и нюанс – если ситуация слишком выйдет из-под контроля, то можно нарваться и на ответные меры Израиля, тем более израильтяне уже пообещали разобраться с подстрекателями, если палестинские силы безопасности не примут необходимых мер.

Для Израиля одинаково опасно и затягивание конфликта, и общее празднование победы палестинцами. Пока шла борьба за Храмовую гору, появились шансы на сближение, хотя бы временное, между ХАМАС и ФАТХ. 25 июля стало известно, что член Центрального комитета ФАТХ Аззам аль-Ахмад на протяжении десяти дней с начала конфликта вокруг Храмовой горы проводил переговоры с руководством ХАМАС как напрямую, так и через другие страны. «Разве Аль-Акса недостойна того, чтобы все граждане объединились ради ее защиты и будущего решения палестинской проблемы?» – заявил он, призвав ХАМАС согласиться на диалог.

Фото: EPA/Vostock Photo
Ни Махмуд Аббас (слева), ни Биньямин Нетаньяху не были заинтересованы в эскалации палестино-израильского противостоянияФото: EPA/Vostock Photo

Конфликт между двумя палестинскими движениями продолжается уже больше десяти лет, но все попытки примирить их терпели крах. До сих пор одним из самых активных посредников между ХАМАС и ФАТХ был Катар. Он же являлся и основным спонсором и политическим опекуном ХАМАС. Теперь от Дохи требуют отказаться от поддержки исламистов. Это одно из условий ультиматума, выдвинутого Катару Саудовской Аравией и ее союзниками. Сейчас идет активный торг вокруг того, на какие уступки пойдет Доха. Эмир Катара уже внес поправки в закон по противодействию терроризму, но он не отказывается от поддержки идеологически близких ему исламских движений – «Братьевмусульман» и родственной им ХАМАС.

Сейчас в интересах Дохи сближение ФАТХ и ХАМАС, а также возвращение идеи сопротивления в политическую повестку дня. Но открыто разжигать ситуацию катарцы не будут, чтобы не ссориться с США. Можно сказать, что голосом Дохи стал ее близкий союзник, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

«Я хочу обратиться к своим гражданам и всем мусульманам. Пусть каждый, кто может, посетит Иерусалим и мечеть Аль-Акса. Кто не сможет поехать, пусть направит помощь нашим братьям там. Причина того, что Израиль сейчас безрассудно проливает мусульманскую кровь, в том, что мы не проявляем заботу о своей святыне», – сказал он, добавив, что защищать Иерусалим надо так же, как Мекку и Медину.

При этом Саудовская Аравия, король которой является хранителем исламских святынь, достаточно спокойно отнеслась к происходящему в Иерусалиме. Главное для Эр-Рияда, чтобы израильтяне не ограничивали доступ для верующих на Храмовую гору. Как они это делают, их личное дело. Сдержанно, в информационном режиме освещали конфликт и подконтрольные Саудовской Аравии СМИ, в отличие от катарской «Аль-Джазиры». Для Эр-Рияда обострение конфликта означает реванш Дохи и смещение акцентов с создания антииранского блока.

Похоже отнеслись к происходящему в Иерусалиме и в Каире, и в Аммане. В Египте, как сообщают СМИ, муфтии даже получили указание не упоминать об Аль-Аксе во время пятничных проповедей в мечетях, чтобы не разжигать ситуацию и не давать людям повод выйти на улицу. Было очевидно, что первую скрипку в таких протестах будет играть находящееся в оппозиции движение «Братьямусульмане». И это не нужно Каиру. В похожей ситуации и другие арабские страны, где сильна исламская оппозиция и очень зыбкая внутриполитическая ситуация.

В случае обострения конфликта и роста жертв среди палестинцев саудовские власти, как и власти Египта и Иордании, были бы вынуждены сменить риторику в адрес Израиля. Иначе они могли потерять очки на внутриполитической арене, что позволило бы исламистским силам, достаточно активно действующим в их странах, взять верх. В интересах этих стран было нормализовать ситуацию как можно скорее.

Израилю придется учитывать положение, в котором находятся его союзники. По мнению депутата кнессета от оппозиционной фракции «Сионистский лагерь» Ксении Светловой, кризиса вокруг Храмовой горы могло и не быть, если бы Израиль заранее провел консультации о мерах безопасности на Храмовой горе с арабскими и исламскими странами, с которыми поддерживает отношения.

«Израиль обязан решить вопрос о мерах безопасности на Храмовой горе вместе со своими партнерами в арабском мире, которые точно так же ненавидят ХАМАС, «Братьевмусульман» и прочие исламистские организации. Только тихая, подпольная дипломатия может сейчас способствовать договоренности о том, что будет происходить вокруг Аль-Аксы в ближайшее время. Разумеется, нельзя забывать о том, что все, что творится в Восточном Иерусалиме, – результат неудачной и ошибочной политики статус-кво, в которую истово верит нынешнее правительство», – считает она.

При этом, согласно опросу Второго канала израильского ТВ, 77% израильтян восприняли демонтаж металлодетекторов как капитуляцию. 68% одобряли факт их установки как меру безопасности. Именно на это одобрение и рассчитывал премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Метания туда и обратно возымели обратный эффект. Это дает израильской оппозиции дополнительный шанс усилить кампанию против Нетаньяху. Новый, а значит, достаточно амбициозный лидер основной оппозиционной партии «Авода» Ави Габай уже пообещал вынести вотум недоверия правительству. Ему тоже надо зарабатывать популярность. Но не будут молчать и сторонники правых партий, те, кто особо остро переживает «капитуляцию» Нетаньяху. На фоне внутренних баталий все же придется продолжать и переговоры с палестинцами, вдохновленными победой. Этот опыт массового протеста может быть активно использован и стать поводом для новых столкновений. Они отстояли Храмовую гору, теперь предстоит борьба за Восточный Иерусалим – как столицу Палестины. Именно так видят ситуацию на палестинской улице.

Ситуация остается взрывоопасной. В середине сентября начинается еврейский Новый год, а вслед за ним череда праздников длиной в месяц. В это время еврейские паломники стремятся попасть в Иерусалим, в том числе и на Храмовую гору. Именно с такого паломничества лидера оппозиции Ариэля Шарона началась в 2000 году вторая интифада. В эти же дни обострилась ситуация в 2015 году.

Единственное, что пока спасает ситуацию от масштабной интифады, – отсутствие единого лидера среди палестинцев, а также разногласия среди арабских стран, занятых своими проблемами. С другой стороны, интифада всегда начиналась снизу, когда «улица» испытывала разочарование в политических лидерах. До осенних праздников есть время раскачать ситуацию, тем более что есть кому. Вопрос в том, есть ли кому ее успокоить. 

КОНТЕКСТ

13.10.2017

Отверженные

США и Израиль решили выйти из Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры

22.05.2017

С миром на Восток

Дональд Трамп проводит свое первое большое дипломатическое турне

29.12.2016

Парфянская стрела госсекретаря

Джон Керри в течение 70 минут отвечал на обвинения Израиля в срежессированной Белым домом резолюции Совбеза ООН

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ