17.07.2017 | Александр Баринов

Ждите повестку

Международное следствие по делу о гибели Boeing 777 на востоке Украины больше не интересуется мнением России

Оглашенные в сентябре 2016 года Объединенной следственной группой (JIT) выводы о том, что малайзийский «Боинг» был сбит российским ЗРК «Бук», в Кремле отказались признать «окончательной правдой», но и свою правду до международного следствия донести не смогли Фото: EPA/Vostock Photo

Расследование катастрофы пассажирского Boeing‑777 авиакомпании Malaysia Airlines, разбившегося на востоке Украины 17 июля 2014 года, спустя три года грозит России новым международным скандалом. Заинтересованные страны, каковых насчитывается больше десятка, договорились о проведении суда над виновными, из чего следует, что им уже все ясно, а в преддверии траурной годовщины адвокат родственников жертв трагедии обратился к Владимиру Путину с призывом признать вину за трагедию и выплатить компенсации.

При таком подходе очевидно, что мнение России относительно причин трагедии и выводов следственной группы уже мало кого в мире волнует. И далее ситуация будет развиваться вполне предсказуемо – приговор, объявление осужденных в розыск, гарантированный отказ российской стороны от какого-либо сотрудничества и признания суда. В итоге, вероятнее всего, вновь будет запущена уже известная схема по конфронтации и ужесточению международных санкций. Причем на этот раз их принятие будет делом куда более быстрым и простым, нежели те, что принимались до сих пор из-за конфликта на Украине. Тогда речь шла о сторонней оценке международным сообществом конфликта между двумя странами. В случае с малайзийским Boeing Россия выступает напрямую против как минимум десятка стран, чьи граждане погибли в катастрофе и которые санкционировали создание при прокуратуре Нидерландов Объединенной следственной группы (Joint investigation team – JIT) для установления виновных. Этим расследованием в составе JIT продолжают заниматься специалисты пяти стран – помимо Голландии это Австралия, Малайзия, Бельгия (чьи граждане составили большинство жертв авиакатастрофы), а также Украина как страна, на территории которой произошло преступление. Также интересантом этого дела являются США как страна–производитель разбившегося самолета, чьи представители принимали участие в техническом расследовании ЧП как воздушного происшествия.

Прочь сомненья

Судя по информации, выложенной на страничке JIT на сайте прокуратуры Нидерландов, у следователей нет никаких сомнений в том, что это было именно преступление, и в том, как именно оно было совершено. Специальный доклад на этот счет был опубликован еще в сентябре прошлого года. Из него следует, что Boeing‑777, выполнявший 17 июля 2014 года рейс Амстердам–Куала-Лумпур, был сбит в небе над Донецкой областью ракетой серии 9 М38, запущенной с самоходной огневой установки зенитно-ракетного комплекса (ЗРК) «Бук». По данным следствия, в момент запуска ЗРК находился на поле в районе села Первомайское на территории, контролировавшейся сепаратистами. А доставлен он был туда чуть ранее с территории России. Свой доклад JIT сопроводила несколькими видеопрезентациями, в которых предельно подробно и доходчиво рассказывается, как устроен и действует ЗРК «Бук», как – по каким дорогам и через какие населенные пункты, иногда с поминутной синхронизацией и фотоснимками свидетелей – он был доставлен к месту рокового пуска, и приводится несколько записей телефонных переговоров лиц, обеспечивавших его транспортировку.

Сбором и анализом улик в составе JIT одновременно занимались от 100 до 200 следователей и экспертов, которые за время работы над делом зафиксировали 5 млрд страниц интернета, которые могли представлять интерес для расследования, порядка 500 тыс. видеосъемок и фотографий, прослушали записи 150 тыс. телефонных разговоров, допросили более 200 свидетелей, что в итоге было оформлено в более чем 6 тыс. протоколов. Исходя из всего этого, в своем докладе представители JIT отметили: «И мы уверены, что собранные нами доказательства исключат любые сомнения в причинах катастрофы».

Уверенность эту, за исключением России, пока разделяют все заинтересованные стороны и наблюдатели. Именно благодаря доверию к работе JIT правительства участвующих в ней стран 5 июля объявили о решении провести суд по этому делу в Нидерландах согласно национальному законодательству. Поэтому маловероятно, что на суде версия JIT о причинах гибели малайзийского Boeing и находившихся на его борту 298 человек будет опровергнута, а если и подвергнется критике, то лишь в деталях. Так что теперь единственной интригой в этой истории остается вопрос, кого же именно будут судить или назовут подозреваемыми. Пока JIT не назвала ни одной фамилии и даже не раскрыла их гражданство, пояснив, что оценивать действия конкретных лиц – только прерогатива суда. В ее докладе в прошлом году сообщалось, что на тот момент было установлено около 100 лиц, так или иначе имевших отношение к роковому залпу «Бука». В их число вошли все, кто обеспечивал доставку ЗРК под село Первомайское и его обслуживание. При этом в JIT подчеркивали, что не все эти лица автоматически являются подозреваемыми, пока до конца не выяснена их роль, не установлено, действовали ли они осознанно или просто выполняли чужие указания, не подозревая о возможных последствиях. Поэтому главной задачей следствия год назад назывался поиск ответов на вопросы, кто дал приказ об отправке ЗРК на территорию Украины и о его боевом применении, принял ли экипаж решение произвести тот залп самостоятельно или по приказу сверху.

Фото: Wikimedia Commons
По последней версии Росавиации, лайнер все же не мог быть сбит зенитной ракетой ЗРК «Бук», поскольку ее должны были засечь радары, хотя раньше это считалось вполне возможнымФото: Wikimedia Commons

Круг очерчен

Поскольку теперь речь идет уже о судебном процессе, можно предположить, что хоть некоторая ясность у следствия на этот счет появилась. Это отчасти подтвердили власти стран, которые представляет JIT. Так, 13 июля министр транспорта Малайзии Лиоу Тионг Лай после траурной церемонии, посвященной трехлетней годовщине трагедии (она проводилась в Малайзии раньше, поскольку основные мероприятия пройдут на этой неделе в Голландии и на Украине), выразил надежду, что уже в конце этого или начале следующего года «мы получим решение, кому можно предъявить обвинение в суде». Причем в целом круг подозреваемых понятен, исходя из информации, публиковавшейся украинскими спецслужбами и частными расследователями, вроде группы Bellingcat, которая позже частично нашла подтверждение в материалах JIT. В этих неофициальных материалах давно уже названы фамилии некоторых российских военных, предположительно имевших отношение к переброске «Бука» под село Первомайское. Так что с большой вероятностью подавляющее большинство подозреваемых JIT составляют российские и украинские граждане из числа сепаратистов, как в докладе названы представители ДНР.

Об этом прямо указал в открытом письме Владимиру Путину (опубликовано 12 июля в The Sydney Morning Gerald) и адвокат Джером Скиннер, представляющий интересы родственников жертв катастрофы. «Вы не смогли ответить на сотни фотографий, видеозаписей, снимков, сделанных со спутников и очевидцами, – говорится в письме. – Вы не дали объяснений присутствию множества российских военных, публиковавших свои фото и фото товарищей в интернете, когда конвой из 53‑й зенитно-ракетной бригады вторгся на Украину 17 июля 2014 года». В конце юрист пообещал использовать все возможности, чтобы «призвать Кремль к ответу», и попросил предоставить компенсации семьям жертв трагедии.

Стоит отметить, что JIT уделила отдельное внимание всем возможным версиям гибели малайзийского Boeing, о которых постоянно до сих пор рассказывает российская сторона. В частности, были изучены и исключены вероятность как теракта или технической неисправности на борту лайнера, так и атаки его другим самолетом.

На страничке JIT также специально выложен файл, опровергающий вероятность того, что, как настаивала российская сторона летом 2015 года, лайнер был сбит «Буком» украинской армии, находившимся в районе села Зарощенское. На этот счет следователи получили запись телефонного разговора о том, как сепаратисты обсуждают, кто именно – украинские военные или силы ДНР – контролировали это село в июле 2014 года, и выясняют, что там были именно сепаратисты.

При этом в открытых материалах JIT, что примечательно, нет ссылок на другой известный факт – что первыми о гибели самолета в Донецкой области в тот день сообщили сами сепаратисты. Соответствующая запись появилась на страничке в соцсетях Игоря Стрелкова (Гиркина), занимавшего тогда пост «командующего вооруженными силами ДНР». Правда, там говорилось, что они сбили Ан‑26 украинских ВВС, а когда выяснилось, что это был пассажирский Boeing, сообщение было удалено с объяснением, что это была провокация их противников. Не исключено, что, поскольку то сообщение было персонифицировано, JIT его придерживает до суда.

А был ли «Бук»?

Но в любом случае мнение российской стороны о достоверности тех или иных улик, собранных JIT, уже вряд ли кого будет интересовать за границей. В отличие от международных следователей, ее эксперты и выступающие в такой роли политики и журналисты лимит доверия исчерпали, поскольку за прошедшие три года выдвинули наибольшее число версий гибели малайзийского Boeing. И почти все противоречили друг другу, а часть была основана на грубо сфальсифицированных материалах.

В разное время Россия пыталась кого-то (правда, непонятно, кого именно) убедить, что лайнер был сбит то украинским «Буком», который целился в пролетавший рядом самолет президента Путина; то украинским штурмовиком Су‑25, который на самом деле имеет намного меньшие скорость и «потолок», нежели Boeing‑777 (то есть просто физически не мог до него долететь); то украинским истребителем МиГ‑29, якобы попавшим на снимок со спутника, который на самом деле никак не мог бы его «разглядеть»; то опять же украинским «Буком» специально (а не по ошибке, как с самолетом Путина). Причем этот «творческий процесс» все продолжается. Только за последний месяц были обнародованы две новые версии. Согласно первой, лайнер был все же взорван бомбой, находившейся на борту. Вторая, изложенная руководством Росавиации, говорит о том, что Boeing все же не мог быть сбит «Буком», поскольку ракету должны были засечь радары (хотя раньше предполагалось, что зенитная ракета  – слишком мелкая цель для радаров).

На фоне такой путаницы в показаниях неудивительно, что российская сторона сразу же заявила и о нелегитимности готовящегося в Нидерландах судебного процесса, причем сделав это в том же абсурдистском духе. «Не важно, где состоится суд. Он не будет легитимным», – отреагировал на заявление правительства Нидерландов на своей страничке в Facebook председатель комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. К Малайзии и Нидерландам у него вопросов не возникло – «они главные пострадавшие». А вот Австралию с Бельгией Косачев назвал олицетворением позиции «коллективного Запада» по конфликту на юго-востоке Украины (хотя в катастрофе погибли 27 австралийцев и 4 бельгийца). При этом сама Украина, по мнению сенатора, не имела права участвовать в расследовании, так как «могла быть причастна к совершению преступления». Между тем на самом деле, согласно правилам Международной организации гражданской авиации (ICAO), Украина не только имеет такое право, но даже обязана участвовать в расследовании воздушных инцидентов, как и любая другая страна, случись это на ее территории.

КОНТЕКСТ

22.11.2017

Два Игоря

Глава ЛНР Плотницкий бежал в Россию после «переворота» в Луганске

11.09.2017

Жест мифотворца

Почему Владимир Путин вдруг согласился обсуждать вопрос размещения на Украине миротворческой миссии

18.07.2017

Дело о госзамене

Александр Захарченко провозгласил создание Малороссии — к удивлению ЛНР

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ