29.06.2017 | Алексей Афонский

Круговое эмбарго

Правительство России продлит контрсанкции до конца 2018 года

Фото: kremlin.ru

Правительство РФ собирается продлить действие ответных мер в отношении стран Запада до конца 2018 года. Это станет ответом на аналогичные действия Евросоюза, который не видит прогресса в исполнении Минских соглашений. Аграрии во главе с министром Такчевым радуются продлению эмбарго. Аналитики не согласны с ними и считают, что ограничения почти не отразятся на рынке.

«Вчера ЕС принял решение о продлении антироссийских санкций. К сожалению, наши европейские партнеры продолжают эту неконструктивную линию в отношении нашего государства. В очередной раз политика берет верх над экономикой и вообще, по большому счету, над здравым смыслом, — заявил Дмитрий Медведев на заседании правительства в четверг. — В этой ситуации мы будем реагировать адекватно. Вчера мы обсудили этот вопрос с президентом. Правительство внесет предложение президенту о том, чтобы продлить действие ответных мер еще на один год, до 31 декабря 2018 года».

По словам премьера, режим взаимных санкций «не имеет перспектив», но пойти на него Россия вынуждена «и для того, чтобы защитить свои национальные интересы, и для того, чтобы поддержать очень важные секторы нашей экономики». Наибольшую пользу от своего решения Медведев ожидает для аграрного сектора. Отечественные производители должны в полной мере воспользоваться открывшимися благоприятными возможностями — они сами неоднократно просили руководство страны продлить контрсанкции.

Официально продление продуктового эмбарго называется ответом на недружественную политику Запада и, в частности, ЕС. Однако о желании сохранить ограничения власти заявляли и прежде. В апреле Медведев говорил о перспективах освоения рынка ЕАЭС, где «мы можем присвистывать»: «Наши партнеры не прилагают никаких усилий для того, чтобы мы свою позицию поменяли. Давайте не будем их разочаровывать — нам от этого только лучше». Еще раньше, в ноябре прошлого года Владимир Путин обещал «тянуть» с отменой контрсанкций «как можно дольше».

Впервые ответные меры на санкции со стороны США и ЕС были введены в августе 2014 года. Путин своим указом запретил ввозить из этих стран, а также из Канады, Австралии и Норвегии некоторые виды мяса, рыбы, молочных продуктов и овощей. Позднее запрет распространился на Албанию, Черногорию, Исландию и Лихтенштейн, которые присоединились к антироссийским мерам. Власти планировали, что запрет на импорт продовольствия избавит от конкуренции российских фермеров и оставит без важного рынка сбыта зарубежных.

Однако оценки результатов эмбарго расходятся. В августе 2015 г., через год после его введения, американская частная разведывательная компания Stratfor в своем отчете писала, что единственные страны, для которых уход с российского рынка может оказаться существенным, — государства Прибалтики. Для остальных его доля в общей структуре продовольственного экспорта не превышает 1%. Сами же Латвия, Литва и Эстония обратились в Брюссель с просьбой возместить им потери от действий Москвы.

Куда больший эффект, по мнению аналитиков Stratfor, контрсанкции имели на политическом уровне. Благодаря им России удалось добиться уступок от властей прозападно настроенных стран, не входящих в ЕС. Так, правительство Молдавии смягчило ограничения на переброску российского военного персонала в Приднестровье.

Через год, летом 2016 г., Минсельхоз признавал, что контрсанкции способствовали росту инфляции в России. За два года их действия цены на российские продукты выросли на 30%, и 46% от этой величины вызвано как раз антизападным эмбарго. По итогам 2015 года общий товарооборот в России сократился на рекордные 10%, и многие экономисты тоже связывали это с продовольственными ограничениями: граждане вынуждены были тратить большую часть доходов на еду и снижать спрос на все остальное.

В марте нынешнего года эксперты Российской академии народного хозяйства и госслужбы (РАНХиГС) оценили рост цен из-за введения эмбарго в 3% на санкционные товары и в 2,9% — на несанкционные. «Влияние санкций на годовую инфляцию было неравномерным по времени, выше — в первые полгода-год, после чего влияние эмбарго стало снижаться, потребители стали переключаться на более дешевые товары более низкого качества. Исследователи подсчитали также (в денежном выражении) потери российских потребителей. По их оценке, при неизменной структуре спроса внутри санкционного и несанкционного набора товаров дополнительные расходы на душу населения за исследуемый период (август 2014 – декабрь 2015) составили в среднем 4380 рублей в год», — писали исследователи. Согласно их выводам, введение эмбарго дало преимущество отечественным производителям лишь в краткосрочной перспективе: «В долгосрочной же влияние эмбарго на показатели рынка снижается».

При этом в самом российском сельском хозяйстве преобладают противоположные настроения. В прошлом апреле во время «прямой линии» Путину поступило обращение от воронежского фермера Дмитрия Зыкова. «Если их [ограничения] уберут, наша продукция будет невостребована. У нас существуют обязательства перед банками. Если пойдет дешевая иностранная продукция, то кредиты мы вернуть не сможем. Тогда получается, что нам хана», — говорил фермер.

Наконец, недавние социологические опросы показывают, что россияне в целом одобряют ограничения на импорт продовольствия. В марте положительно о них высказывались 72% граждан (по данным государственного ВЦИОМ). При этом доля недовольных возросла за три года с 9% до 24%. Кроме того, 26% россиян (против 9% в 2014 году) считают, что контрсанкции принесли больше вреда, чем пользы.

28 июня Совет ЕС продлил действие санкций в отношении отдельных отраслей российской экономики на полгода — до конца 2018 г., чем дал Москве основания для ответных мер. Решение было принято еще 22 июня на саммите ЕС в Брюсселе. Теперь же оно подкреплено словами канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Эмманюэля Макрон. Оба они недавно встречались с украинским президентом Петром Порошенко (а Макрон — еще и с Путиным) и пришли к выводу, что прогресс в выполнении Минских соглашений пока слишком мал.

«19 марта 2015 года Европейский совет согласился связать продление санкций с полным выполнением Минских соглашений, которое должно было произойти к 31 декабря 2015 года. Поскольку этого не случилось, и с учетом того, что Минские соглашения до сих пор полностью не выполнены, Совет решил продлить санкции», — говорилось в сообщении.

Сами санкции включают в себя ограничения для российских государственных банков, энергетических и оборонных компаний в доступе к европейским рынкам капитала, запрет на экспорт в Россию вооружений и продукции двойного назначения, а также технологий в сфере нефтедобычи.

Сразу после сообщений о продлении санкций В Москве напомнили о «принципе взаимности»: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что его «никто не отменял». Уже после слов Медведева о продлении ответных мер свое удовлетворение по этому поводу выразил министр сельского хозяйства Александр Ткачев. «Наши аграрии хотели бы продления санкций РФ лет на десять. Они благоприятно влияют на рост АПК, это очевидно совершенно. Поэтому мы от этого не пострадаем, только выиграем», — сказал чиновник.

«Если бы правительство заявляло о продлении санкций хотя бы года на три, хоть с каким-то горизонтом, это могло бы существенно повлиять на поведение бизнеса», — говорит председатель совета директоров компании BBCG Алексей Филатов. Его фирма исследут рынок розничной торговли. «Я сейчас имею в виду инвестиции во внутреннее производство. К сожалению, в условиях таких коротких сроков планировать очень сложно. А если говорить о самом эмбарго, то лично я думаю, что существенного влияния на рынок оно не оказывает. Просто потому что гораздо больше на него воздействует курс рубля и его отношение к мировым валютам», — отметил Филатов в разговоре с «Профилем».

Президент Национального союза производителей овощей Сергей Королев, напротив, уверен, что контрсанкции стимулируют рост инвестиций в агросектор. «Он уже сейчас идет — только в тепличное овощеводство более 150 миллиардов рублей было вложено. Естественно, эти инвестиции нужно окупать. Если это продлится до конца 2018 года, будет хорошо, если до 2020-го — еще лучше. Это значит, что мы к 2020 году будем производить до 90% своих овощей в зимний период. У наших производителей появляется уникальная возможность занять ту нишу, которую они еще не заняли. Так что я могу это решение только поприветствовать», — рассказал он «Профилю».

КОНТЕКСТ

23.10.2017

Ответ на бесполезный вопрос

Жители Ломбардии и Венето проголосовали за расширение автономии регионов

19.10.2017

Автономия на грани

Мадрид готовится ограничить самоуправление Барселоны

19.10.2017

Против всех плохих

Ксения Собчак заявила о выдвижении в президенты России

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ