21.03.2017 | Максимилиан Попп | Эрен Кайлан | Перевод: Владимир Широков

Заигравшийся диктатор

Эрдоган достиг апогея влияния, однако его государство стоит на грани раскола. Референдум 16 апреля может стать поворотной точкой

Фото: Shutterstock

16 апреля турки должны высказаться на референдуме о переходе к президентской системе, в рамках которой почти вся власть перейдет в руки к Эрдогану уже де-юре. Если конституционная реформа не пройдет, противники Эрдогана могут вынудить его уйти в отставку. Тогда он лишится не только власти, ему будет грозить судебное преследование.

Работа Мудждада Гезена – смешить людей. Сатирик выступает по турецкому телевидению, пишет театральные пьесы, сценарии. Но в последние недели, говорит он, ему самому хочется выть. Фанатики подожгли его театральную академию в Стамбуле: Гезен позволял себе смеяться над президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. «Турция растеряла свое чувство юмора», – сетует он.

Турция месяцами существует в условиях чрезвычайной ситуации. Неудачную попытку военного переворота 15 июля 2016 года Эрдоган использовал как предлог для радикальной перестройки турецкого государства и выдавливания оппозиции. Почти 130 тыс. чиновников были отстранены от занимаемых должностей, около 46 тыс. человек задержаны по подозрению в причастности к заговору. Сегодня многие критики Эрдогана предупреждают, что он может окончательно превратить страну в диктатуру.

Могущественнее, чем Ататюрк

16 апреля турки должны высказаться на референдуме о переходе к президентской системе, в рамках которой почти вся власть перейдет в руки к Эрдогану уже де-юре. Правительство объясняет необходимость реформы стремлением обеспечить безопасность и сохранить уровень жизни. Сам Эрдоган говорит о «втором рождении Турции». Новая конституция наделит его полномочиями, которых не было, пожалуй, даже у основателя современного государства Мустафы Кемаля Ататюрка. Президент сможет по своему усмотрению распускать парламент, не будет связан требованиями о партийно-политическом нейтралитете и получит право лично назначать 12 из 15 судей конституционного суда. Должность премьер-министра планируется упразднить.

Апрельскому референдуму предшествует неравная борьба. С одной стороны – президент, контролирующий все государственные институты, исполнительную власть, полицию, юстицию. С другой – раздробленная оппозиция, часть представителей которой сидит в тюрьмах и никак не упоминается в СМИ. Тем не менее Эрдоган не может быть уверен в положительном для себя исходе референдума. Результаты опросов дают противоречивую картину. Некоторые социологи полагают, что противники конституционной реформы сейчас опережают правительственный лагерь аж на 10%.

Правительство нервничает. Эрдоган обзывает своих оппонентов «террористами» и «путчистами». В ряде городов власти запретили демонстрации.

Для президента 16 апреля должно решиться многое. Если случится невообразимое и конституционная реформа не пройдет, в среднесрочной перспективе политические противники Эрдогана могут вынудить его уйти в отставку. Тогда он лишится не только власти. Оппозиционеры обвиняют президента в коррупции, его армию – в военных преступлениях во время операций на курдских территориях. Эрдогану грозит судебное преследование. Референдум – это эндшпиль для обеих сторон.

Нередко речи Эрдогана напоминают выступления Дональда Трампа или правых популистов в странах ЕС. С одной стороны – большинство порядочных, религиозных, трудящихся в поте лица мусульман. С другой – далекая от действительности элита, которая не хочет усиления Эрдогана и «его» народа. Друзья и враги, «мы» и «они». Вот только все меньше избирателей по прошествии 14 лет готовы воспринимать Эрдогана как человека не из истеблишмента.

Железное кольцо советников

Запреты на публичные выступления турецких политиков в Германии играют на руку Эрдогану. В последние недели перед референдумом он получил возможность предстать в излюбленном амплуа: защитника турок, не пасующего перед сильными мира сего. Размолвка с Германией отвлекает население от внутренних проблем.

Эрдоган достиг апогея влияния, но государство, которым он правит, сегодня на грани раскола. Госаппарат парализован массовыми увольнениями, армия вовлечена в сложную операцию в Сирии, объем экономики сокращается. Даже правящая партия далека от единства. Мало кто решается это показывать, но далеко не все депутаты от ПСР поддерживают стремление президента к всевластию.

Бывший вице-премьер Эртугрул Ялчинбайир, стоявший у колыбели ПСР, вздыхает: «Турция вплотную подошла к вступлению в ЕС. Теперь же мы идем к ближневосточной автократии». Он описывает президента как одинокого правителя, человека раздражительного и подозрительного. «Он не знает, кому еще можно доверять. Он везде видит врагов».

Конфликт с движением проповедника исламизма Гюлена усилил паранойю Эрдогана. Некогда Гюлен был союзником правительства, его ставленники занимают ключевые государственные посты. В 2011 году пути проповедника и президента разошлись. Турецкие власти считают, что проповедник стоял за попыткой переворота, и действуют в отношении его сторонников максимально жестко.

В аналитическом отчете, несколько лет назад подготовленном для внутреннего пользования посольством США в Анкаре, говорится, что Эрдоган окружил себя «железным кольцом покорных советников» и читает исключительно исламистскую прессу; информация из министерств до него практически не доходит. Для возражений или критики в Турции Эрдогана сегодня места уже нет.

Президент выхолостил институты государства. Он принимает решения о начале уголовного преследования или его прекращении. Правовое государство осталось только на бумаге. Неугодные мэры отправляются в отставку. Ректоры университетов, бизнесмены, имамы подчиняются его приказам. Эрдоган отправил за решетку десятки парламентариев и политиков от прокурдской Демократической партии народов.

Нагляднее всего упадок турецкой демократии проявляется в обращении со СМИ. В тюрьмах содержится свыше 190 журналистов, это больше, чем в Китае, России и Иране, вместе взятых. Репрессии затрагивают даже репортеров зарубежных изданий.

Турция при Эрдогане превратилась в государство доносчиков. В фирмах руководители шпионят за подчиненными. В городе Герменчик некий мужчина заявил в органы, будто его девушка является сторонницей Гюлена, когда та отказалась выйти за него замуж. Эрдоган потребовал, чтобы сельские старосты информировали спецслужбы о «подрывной деятельности» односельчан.

Президенту недостаточно того, что он правит Турцией. Он хочет перестроить все общество. В школах воспитывается «новое, благочестивое поколение». При ПСР количество учащихся в религиозных заведениях имама Хатипа возросло с 65 тыс. почти до 1 млн человек.

Университеты утратили автономию. Решать, кто станет ректором того или иного вуза, впредь будет исключительно Эрдоган. После неудавшегося путча увольнениям подверглись сотни ученых. «Вы, так называемые интеллектуалы, – язвительно заявил Эрдоган, – вы – сама темнота».

Фото: EPA/Vostock Photo
Критики президента Турции считают, что он строит в стране диктаторский режим, Эрдоган называет своих политических оппонентов не иначе как путчистамиФото: EPA/Vostock Photo

Мусорный рейтинг

Воинственный стиль политики Эрдогана подталкивает Турцию к расколу. Похоже, президент уже с трудом контролирует центробежные силы в стране. Чиновники сетуют на хаос в управленческой сфере. Увольнение почти 130 тыс. госслужащих привело к тому, что Эрдогану теперь не хватает персонала для исполнения его указов.

Система юстиции пожирает саму себя. Так, прокурору, который вел следствие против сотрудников «Кумхуриет», самому предъявили обвинения в якобы причастности к подготовке путча. Чистки затрагивают все более широкие круги. На днях вице-посол Турции в Швейцарии, еще недавно красноречиво защищавший курс Эрдогана, подал ходатайство о предоставлении ему убежища – на родине его может ждать судебное преследование.

Конфликт с курдами, самым крупным меньшинством в стране, тоже усиливает процессы дестабилизации. После многолетнего сближения летом 2015 года он разгорелся с новой силой. По сообщениям правозащитных организаций, после этого в боях между турецкой армией и боевиками Рабочей партии Курдистана погибли несколько тысяч человек. Отдельные подвергшиеся разрушениям села на юго-востоке уже напоминают соседнюю Сирию, объятую гражданской войной.

Волнения перекинулись и на биржи. Экономический подъем прошедших лет был обусловлен главным образом инфраструктурными проектами Эрдогана: строились дороги, аэропорты, больницы. Деньги поступали преимущественно из-за границы. В период с 2003 по 2012 год зарубежные инвесторы вложили в турецкую экономику $400 млрд. Для сравнения: объем инвестиций за предшествующие 20 лет составил всего $35 млрд. Сегодня инвесторов отпугивает неопределенность положения в стране. В первом полугодии 2016 года иностранцы вложили в турецкую экономику всего $5 млрд евро, это в два раза меньше, чем за аналогичный период предшествующего года. Рейтинговое агентство Moody’s снизило оценку кредитоспособности Турции до мусорного уровня.

Объем турецкой экономики в III квартале 2016 года сократился на 1,8%. Доходы от туризма в прошлом году упали на треть. Лира подешевела к доллару до уровня 1981 года. Эрдоган отчаянно силится найти деньги. Его министр финансов Мехмет Шимшек даже обращался в этой связи к своему немецкому коллеге Вольфгангу Шойбле.

Система Эрдогана исчерпала свои возможности. Даже бывшие сподвижники президента сегодня дистанцируются от него. ПСР насчитывает свыше 9 млн членов. Партийная сеть окутывает города, деревни и даже улицы. Функционеры часто поддерживают «верность» партийцев посредством денежных подарков или госзаказов, рассказывает бывший советник Эрдогана Туна Беклевич. С тех пор как в экономике начались проблемы, соответствующих возможностей стало меньше. «Принцип партийного протекционизма провалился», – говорит он. В начале года Туна Беклевич основал собственное движение – «Партию «Нет». Теперь он снова ездит по стране, как некогда для Эрдогана, и убеждает людей голосовать против президентской системы. Он рассказывает, что даже в тех регионах, где ПСР на выборах получает свыше двух третей голосов, многие граждане не поддерживают планы конституционной реформы. Активисты из числа представителей гражданского общества и оппозиционных партий подтверждают его правоту.

«Готовьтесь к гражданской войне»

Тем временем правительство спорит о правильной стратегии. Эксперты в предвыборном штабе ПСР в Анкаре рекомендуют делать упор на достижения Эрдогана. Однако многие парламентарии «отличаются» главным образом нападками на оппонентов. «В партии царит очевидная паника», – говорит один из предвыборных стратегов.

Если 16 апреля победа останется за Эрдоганом, то критические голоса внутри партии на время умолкнут. Но проблемы останутся. Общество расколото. Террор курдских и исламских экстремистов сам собой не прекратится. Если же Эрдоган проиграет, Турция не станет в одночасье свободной страной. Однако если лагерь противников конституционной реформы получит большинство, убеждены в оппозиции, это станет началом смены политического тренда. Разочарование, давно накопившееся даже внутри ПСР, выйдет из-под контроля, убежден эксперт по Турции из Института Центральной Азии и Кавказа Гарет Дженкинс.

Вопрос в том, захочет ли Эрдоган смириться с утратой своего влияния без борьбы. Наблюдатели опасаются, что ПСР может фальсифицировать результаты референдума. На выборах в Турции и раньше имели место нарушения. Недавно Эрдоган отправил в отставку сразу несколько членов избирательной комиссии. Главный прокурор Анталии пригрозил, что к активистам–противникам реформы будут относиться так же, как к «террористам из Рабочей партии Курдистана». Один из региональных политиков ПСР, правда, впоследствии вынужденный подать в отставку, уже призвал партийную молодежь настраиваться на случай проигрыша. «Если мы получим меньше 50%, – заявил он, – то готовьтесь к гражданской войне».

Публикуется в сокращении

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ

КОНТЕКСТ

25.10.2017

Не нужен нам узник турецкий

Москва выдала Анкаре двух осужденных в Крыму руководителей Меджлиса

09.10.2017

Совсем не по пути

США и Турция взаимно остановили выдачу неиммиграционных виз

30.09.2017

Путин собирает друзей

Российский президент провел неделю за товарищескими встречами и отставками/назначениями губернаторов

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ