06.03.2017 | Алексей Афонский

Пятая колонна Эрдогана

Президент Турции не смог провести митинги в свою поддержку в Германии и разозлил Бундестаг

Фото: unaoc/Flickr

Реджеп Эрдоган обиделся на власти Германии за то, что те не разрешили провести у себя в стране несколько протурецких акций, в которых должны были принять участие два министра турецкого правительства. Выступления отменили, сославшись на соображения безопасности. Разочарованный отказом, Эрдоган назвал ФРГ нацистским государством, чем рассердил уже депутатов Бундестага. Политологи гадают о том, как это отразится на двусторонних отношениях Германии и Турции, и стоит ли ждать изменений в случае осеннего поражения Ангелы Меркель на выборах.

«Нацизм все еще жив. И практика немецких властей ничем не отличается от практик нацистского прошлого», — заявил Реджеп Эрдоган в воскресенье, узнав о запрете на проведение митингов в свою поддержку в нескольких крупных городах Германии. «Мы расскажем о действиях Германии на международной арене и пристыдим их в глазах всего мира», — продолжил турецкий лидер.

В воскресенье сразу в трех городах Германии — Кельне, Гаггенау и Фрехене — были запланированы массовые митинги с участием турецкой диаспоры. Выступить перед соотечественниками собирались два члена турецкого правительства: министр юстиции Бекир Боздаг и министр экономики Нихат Зайбекчи. Они должны были агитировать за конституционную реформу, которую пытается провести Эрдоган. Она направлена на переход от парламентской республики к президентской. Уже 16 апреля гражданам Турции предстоит высказаться по этому поводу на референдуме.

Турецкий президент говорил о необходимости изменений еще два года назад, а после прошлогодней попытки переворота решил претворить свои планы в жизнь. Он утверждает, что новая форма правления позволит легче и эффективнее руководить страной и не обращает внимания на оппозицию, которая заявляет об опасности авторитаризма.

«Исход референдума еще отнюдь не предрешен. Эрдогану, несмотря на всю широту его полномочий в Турции, очень важно заручиться поддержкой как можно большего числа граждан, в том числе и живущих за границей. В Германии таких несколько миллионов. Поэтому задача по их склонению на свою сторону для турецкого президента сейчас гораздо более важна, чем выстраивание нормальных отношений с Европой и с Германией в частности», — отметил в беседе с «Профилем» руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев.

По его словам, позиции Меркель на грядущих парламентских выборах уже не так сильны, как прежде. Многие политологи и вовсе предсказывают ее поражение. «В этих условиях Эрдоган наверняка надеется, что с новыми властями Германии ему удастся договориться лучше, чем с нынешними. Пока же отношения между странами можно принести в жертву внутриполитическим целям — слишком высоки ставки», — считает Мавашев, оговариваясь, что в самой ФРГ нынешние высказывания могут и не забыть.

В Берлине на ситуацию, очевидно, смотрят иначе. Там уже устали от пререканий с Анкарой по вопросам прав человека и приема сирийских беженцев. В прошлом году Бундестаг принял резолюцию о признании и осуждении геноцида армян 1915 года. В ней говорилось, что Германская империя как главный союзник Османской империи в Первой мировой войне знала о массовых преследованиях и убийствах армян, но все равно бездействовала, а потому ФРГ тоже несет ответственность за это преступление.

Научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН, германист Федор Басов считает тот момент низшей точкой в отношениях между Берлином и Анкарой. «После этого они едва могут еще ухудшиться — просто потому что дальше некуда», — говорит он.

Однако месяц назад ухудшение все же произошло. В середине февраля в Стамбуле задержали немецкого журналиста издания Die Welt Дениза Юджела. Местные спецслужбы подозревают его в причастности к терроризму, а Эрдоган открыто называл немецким шпионом (Юджел имеет двойное гражданство Германии и Турции) и пособником курдов. По одной из версий, претензии Анкары к журналисту вызваны публикациями, в которых он использовал личную переписку министра энергетики Берата Албайрака. В конце прошлой недели Эрдоган заявлял, что руководство Германии должно предстать перед международным судом за поддержку и покрывательство терроризма. В Берлине все это время активно призывали освободить Юджела, но пока это не принесло результата.

И хотя еще в четверг Ангела Меркель в надежде на примирение поговорила по телефону со своим турецким коллегой Бенали Йылдырымом (тот даже назвал разговор «хорошим и конструктивным»), уже в воскресенье полиция Кельна блокировала культурный центр, где должна должна была состояться встреча Нихата Зайбекчи с согражданами. Городские власти объяснили свое решение соображениями безопасности. В результате выступление министра пришлось перенести в конференц-зал одного из отелей Кельна. Та же участь постигла мероприятия с участием Бекира Боздага в Гаггенау (было отменено из-за недостатка мест в зале и на парковке) и Фрехене.

После того как на Берлин посыпались обвинения в нацизме (по словам Юрия Мавашева, ничего настолько острого и дерзкого турецкий президент не позволял себе уже много лет), немецкие политики решили ответить Эрдогану. «Это невероятно и неприемлемо, когда глава государства, входящего в NATO, так высказывается о другом члене альянса. Тем более, если это государство имеет серьезные проблемы с соблюдением прав граждан», — заявил член фракции Христианско-демократического союза (ХДС) в Бундестаге Фолькер Каудер.

Его соратник по партии Юлия Клекнер в интервью газете Bild сравнила поведение турецкого президента с капризом ребенка, который не смог получить то, чего хотел. Высказывания Эрдогана политик назвала «апофеозом неумеренности».

Депутат от популистской «Левой партии», уроженка Турции Севим Дагделен обвинила лидера своей этнической родины в «чудовищном упрощении германского нацизма и насмешке над его жертвами». Гораздо ближе к настоящему фашизму, по ее словам, как раз современная политика Анкары. Генеральный секретарь Христианско-социального союза (ХСС) Андреас Шойер и вовсе назвал Эрдогана «деспотом с Босфора, совершившим чудовищный промах».

«В последнее время все политические силы Германии относятся к Эрдогану крайне негативно. Это одна из точек соприкосновения между всеми партиями. Исключением могла стать "Альтернатива для Германии", которая традиционно идет против течения, но, во-первых, там не любят турок, а во-вторых, даже для нее политика Эрдогана слишком недемократична. Все остальные уверены, что Турция сбилась с правильного пути и не спешит на него возвращаться», — говорит Федор Басов из РАН.

Он, в отличие от Мавашева, считает перспективы потепления между Берлином и Анкарой туманными: «Теперь все зависит от Эрдогана — он должен начать соблюдать права человека, отказаться от курса на автократию и исламизацию страны. Очевидно, что в ближайшее время этого ждать не стоит, а потому и отношения меду двумя странами пока будут напряженными».

Впрочем, напоминает Мавашев, у Турции и лично ее президента в запасе всегда остается еще один рычаг давления на Германию: «Это те самые этнические турки, за голоса которых на референдуме Эрдоган так отчаянно борется. Если их настроить против Германии, это может создать немалые проблемы Берлину. Конечно, этого никто не хочет».

КОНТЕКСТ

18.08.2017

Они же памятники

После беспорядков в Шарлотсвилле власти многих городов США начали заблаговременно убирать памятники конфедератам

11.08.2017

Напуганные отдыхом

Российские власти признали турецкие курорты опасными для здоровья

09.08.2017

Кино на манеже

В Чечне и Дагестане намерены отказаться от проката фильма «Матильда» у себя в республиках

Спасибо, что читаете нас!
Давайте станем друзьями:

Спасибо, не сейчас

24СМИ